Бесконечное приключение

Объявление


Жанр: темное/светлое фентези
Рейтинг игры: варьируем по квестам, max NC-21
Система игры: эпизодическая
Система мастеринга: смешанная
Оформление постов: свободное

На данный момент в игре ведутся бои за освобождение территорий от власти демонов, освобожденные земли наладили торговлю и дипломатические связи между собой, демоны дерутся за власть и контроль на своих территориях.

Княжество Бертад скрыто от многих глаз и не является единственной игровой зоной.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное приключение » Повести о деяниях » Заметки Оружейника [2]


Заметки Оружейника [2]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

О персонаже

Имя: Джон Элистер Кейд.
Также известен как: Оружейник, демон металла, бывший палач Даха`ага, Непоколебимый, воин дитя Хозяйки Ночи, седьмой кахили.
Деятельность: странник, воин, вигилант.
Цели: искупление, помощь нуждающимся, выяснение информации о демоне.
Особые способности: формирование любого известного оружия из металла, создаваемого из кожи; ускоренная регенерация.
Артефакты и оружие: кольцо огня, кольцо защиты, кулон подавления боли, талисман обнаружения (уничтожен), меч.
Краткая история: Джон Кейд родился в семье кузнеца в городе Вэлиен, далеко от княжества Бертад. Ему было 16 лет, когда явилась тьма Даха`ага, примерно тогда же Джон обнаружил в себе особые способности. Демон подчинил юношу, его служители обучили Джона, и воин вопреки своей воле стал палачом на службе Даха`ага, стал контролировать соблюдение интересов демона в родном городе. Более ста лет Джон служил тьме, пока, наконец, Даха`аг не пал. Освободившись от проклятия, Кейд приложил все усилия для восстановления былого Вэлиена, а затем покинул единственное место на континенте, где его знали, и отправился странствовать, дабы искупить свои деяния и выяснить, действительно ли Даха`аг навсегда уничтожен.
Подробнее: Анкета
Общественное мнение: Известность

О компаньоне

Имя: Сэймор Сауэр Сименс, представляется как Сэймор.
Вид: ворон обыкновенный.
Особенности: речь и интеллект, близкие к человеческим; тринадцать жизней (в данный момент проживает шестую).
Некоторые факты биографии: Доподлинно не известно, кто он и откуда появился. Факты его биографии, сообщаемые им самим, отрывочны и разрозненны. В прошлом Сэймор долгое время жил с одной самкой в скалистой местности, несколько лет провёл в клетке у бродячих артистов, от которых вырвался и долго жил один в лесу, где в какой-то момент познакомился с лесником, с которым прожил несколько лет. Летал по континенту, жил в некоем крупном городе, побывал в услужении у одного странствующего мага, у двух ведьм, одного охотника и одного некроманта. В какой-то момент был заперт в клетку торговцем по имени Рафул. Тот собирался отплыть с континента и выставил птицу на продажу на рынке, где ворона заметил, выкупил и освободил Джон Кейд. Сэймор вернул Кейду его деньги и решил сопровождать его в странствиях.

Отношения

Семья: их больше нет
Компаньон: Сэймор
Друзья и союзники: Александр Смит, Алёша и Анна
Враги и противники: Даха`аг
Внушают опасения:
Внушают уважение: "Красная шапочка", Хозяйка Ночи
Внушают презрение:
Внушают ненависть: Даха`аг, "Ледяная принцесса"
Лишь равнодушие:

Записи Джона Кейда о событиях:

Как Оружейник семьи мирил, наёмников ловил и на свадьбе гулял

"Непримиримая вражда"

Погожим днём я заехал в обыкновенный городок, ничем не выделявшийся на первый взгляд. В местной таверне меня приняли радушно, хорошо накормили и напоили неплохим элем. По своему обыкновению я желал послушать местные слухи, узнать, происходит ли в городе или его окрестностях что-нибудь примечательное. Хозяин таверны не бросился с ходу рассказывать мне о чём-либо, что могло означать две вещи: более вероятно, здесь дела обстоят неплохо или, менее вероятно, здесь всё катастрофически плохо. В последнем случае ситуация была либо настолько привычной, что среднему жителю не приходило в голову рассказывать о ней, либо этот самый средний житель физически не мог ничего рассказать. Так или иначе, никаких пояснений и наводок мне давать не пришлось, так как в таверне появился купец по имени Михайло, по первой фразе которого становилось ясно, что ему-то есть что рассказать. А рассказал он о своём давнем непрекращающемся конфликте с другим купцом, Варсем. Два немолодых человека постоянно устраивали друг другу "сладкую жизнь", и пошла эта традиция ещё с их отцов. В тот день, когда я оказался в городке, Варсь, по уверению Михайло, увёл его лошадь. Я выяснил у своего собеседника, как мне найти дом Варся, чтобы поговорить с ним и услышать его версию происходящего, но это не потребовалось - второй купец сам явился в таверну. Угадайте, о чём он заявлял. Конечно же, о том, что Михайло украл его лошадь. Варсь закатал рукава, Михайло, до этого уверявший меня, что до рукоприкладства у них дело никогда не доходило, схватил табурет, а потом люди толпой повалили в таверну. Жёны, дети, слуги... конюхи. Крики, слёзы. В общем, пришлось брать ситуацию в свои руки. Остановив потенциальную драку на корню, я распорядился, чтобы два семейства расположились друг напротив друга у противоположных стен таверны. Так и было сделано. Началось разбирательство со мной в роли третейского судьи. Вскоре все, конечно, снова начали кричать, но прежде чем я успел что-либо сделать, снаружи таверны послышалось ржание лошади. Да, той самой, которую кто-то у кого-то якобы украл. Явились Алёша, сын Варся, и Анна, дочь Михайло. Выяснилось, что молодые люди влюблены друг в друга, и что Алёша увел лошадь из собственной конюшни для Анны. Алёша был военным, кстати. Держался уверенно и носил на поясе саблю. Я собирался наконец выяснить, с чего началась вражда семейств - и выяснить у старшего из присутствующих (не считая меня, ясное дело), домоуправителя Варся, Федота. Старик ответить не успел. Варся почему-то задел за живое мой вопрос, и он... да, он снова закатал рукава. И занёс кулак. Я просчитал четыре варианта дальнейшего развития ближайших событий, в двух из которых Варсь оказывался убит, в одном - надолго выведен из строя и ещё в одном - фиксирован прижатым к полу. В итоге я выбрал пятый вариант и просто отступил из под его удара. В конце концов, я уже давно не палач Даха`ага, а вспыльчивость этого купца - явно не повод прибегать к ненужному насилию. В конце концов, вытащить меч можно успеть всегда. Я призвал присутствующих (Варся в основном) продолжить цивилизованное обсуждение. Меня поддержал Алёша. По рассудительности он мог дать фору обоим купцам вместе взятым. После Варсь и Михайло вышли из таверны, дабы поговорить наедине, а Алёша отвёл меня в сторону для аналогичной беседы. Молодой человек попросил меня принять участие в их с Анной дальнейшей судьбе, в частности проконтролировать свадьбу, на которую купцы, как предполагал Алёша, могут согласиться только ради того, чтобы отделаться от меня. Также парень рассказал мне, что отцы Варся и Михайло - до того как разругались неизвестно от чего - приобрели вместе землю. Этим участком могли владеть только две стороны одновременно, а в данный момент его занимал некий чиновник. Мы с Алёшей договорились встретиться ночью после застолья во дворе дома Варся.
Застолье было знатным. Как ни старался я оставаться трезвым, купцы целенаправленно меня спаивали. Я, разумеется, сносно держался на ногах, и перед глазами не двоилось, но опьянение было ощутимо. Выбравшись во двор, я увидел там вместо Алёши и Анны пятерых человек. Бандитов. Я, услышав часть их разговора, хотел подобраться к ним незаметно, но обнаружил себя. Двое отправились в дом, двое пошли на меня, а главарь лишь раздавал команды и бросал реплики в мою сторону. У меня за поясом были два метательных лезвия, и я пустил их в ход. Но произошло то, чего я не совсем ожидал. У бандитов оказались магические щиты, остановившие мою атаку. Это были серьёзные наёмники. Ситуация несколько освежила мою голову, и я обнажил меч. Во время недолгого сражения двое вернулись из дома и вместе с главарём сбежали, а в жилище начался пожар. Одного из двух поверженных наёмников я убил, второго оставил для беседы, убедившись, что он не сбежит. Я кинулся в горящий дом, из которого уже начали выбегать люди. В одной из комнат я обнаружил два письма, из которых мог спасти лишь одно. Как я узнал позже, мой выбор оказался верным. Покинув дом, который уже начинали тушить, я допросил наёмника и узнал следующее. Их главарём был некто Шустряк Пит, обретавшийся вместе с другими криминальными элементами в таверне "Золотая лошадь" за пределами этого городка. Пит получил от неизвестного моему информатору заказчика задание расстроить свадьбу, убив одного из молодых и подстроив всё, как смерть при пожаре. Закончив с бандитом, я велел слугам вызвать ему лекаря. Алёши и Анны не было ни в доме, ни среди толпы. Решив оставить дела на утро, я отправился в предоставленную мне комнату, где прочёл спасённое из пожара письмо. Имена в нём отсутствовали, но было чётко представлено задание, о котором мне чуть раньше поведал захваченный наёмник. Всё казалось мне очевидным. И утром я собирался скакать прямиком к чиновнику, занявшему дом двух купцов. Лечь спать я однако не успел. Явились Анна и Алёша. Михайло, излив на меня некоторое количество своей грубости, увёл дочь с собой. Алёша же поведал мне, что они с Анной собирались сбежать и извинился за этот поступок. Парень уже не имел надежд на примирение семей. Однако когда я рассказал ему о наёмниках и передал письмо, он весь буквально вспыхнул энтузиазмом. Не желая медлить ни минуты (он оказался прав в этом), Алёша поскакал к дому чиновника, а я вслед за ним. Когда мы явились на место, всё уже было кристально. Чиновник и трое наёмников. Мы с Алёшей вступили в бой. Не могу сказать, что всё прошло так уж гладко - мне пришлось доставать нож из своего тела - но в итоге закончилось благополучно. Шустряк Пит и один его подельник были выведены из строя и связаны вместе с чиновником, а оставшийся наёмник свалился в овраг при попытке к бегству (отыскать и схватить его после этого не составило особого труда). Прибыло больше дюжины всадников, в том числе Варсь и Михайло. Разумеется, все были рады столь успешному разрешению ситуации. Было получено благословение отцов на свадьбу. Я присутствовал на ней, как и обещал Алёше (хоть и при других обстоятельствах), а после покинул радушный городок, получив приглашение навещать объединённые семьи снова. Буду рад, если представится случай.

Как Оружейник и Бастард вора догоняли

"Поймай негодяя" + "За встречу"
Ничего особенного поначалу. Вор на рынке - дело привычное. Правда, зачастую это оборванцы, ворующие еду. На этот раз вор оказался не только таинственной наружности, но и чрезвычайной проворности, в чём мне пришлось убедиться позже. Закончив покупку яблок... ограничившись, к сожалению, одним, я погнался за вором, но не в одиночестве. Вперёд меня бросился молодой человек с мечом за спиной. Он избрал наиболее очевидный путь - кинулся за вором по прямой несмотря на осла с повозкой, начавшего преграждать этот самый путь. Ну а я... что называется тряхнул стариной, наплевав на риск навернуться и сломать спину, - сиганул по стене поверх арки. Можете не верить, но пролетел как на крыльях. А у моего нежданного компаньона случились некоторые трудности. Вот вам и лёгкие пути. Впрочем, моя удача тоже не длилась так уж долго. Вор залез на крышу по связке бочек и, разумеется, не будучи дураком, обрезал верёвки. Бега с бочками - это такая облегчённая версия бегов с быками, с той только разницей, что здесь нам пришлось бежать навстречу бочкам. Мой компаньон полетел лицом в мостовую, я рухнул в какой-то старый ящик. Нет, не просто старый ящик, ведь это скучно. В старый ящик с муравейником внутри. Да, да. Разумеется, страдать один я не собирался, окунул яблоко в муравейник и запустил в убегающего по крышам вора. К счастью, меткость свою я ещё не растратил, так что вор благополучно полетел с крыши вниз. Благополучно в том числе для себя - смягчил падение бельевыми верёвками. И вот я, молодой мечник и ловкий вор наконец столкнулись, закончив утомительную погоню. Что вор украл? Письмо в тубусе с гербом. Наставив на нас лук, вор начал говорить о некоем генерале Трауне, о его деятельности против остатков режима Даха`ага, о подковёрных интригах, нечестных играх... На таких моментах у меня сразу голова начинает болеть. Хотел бы такими вещами заниматься - попросил бы Даха`ага сделать меня демоническим чиновником вместо палача. В общем говоря, вор был убедителен, да и продолжать прыгать за ним по крышам не особенно хотелось. К тому же, мой компаньон парой минут раньше был ранен в плечо стрелой вора, так что мы с молодым мечником оставили ловкача на совесть подоспевающих стражей порядка и отправились к лекарю.

Молодого мечника звали Александр Смит по прозвищу Бастард. Выяснилось, что на тубусе с письмом был герб рода Митт, из которого происходил отец Александра. Однако о Трауне парень слышал, как и я, впервые. Очевидно, что Алек заинтересовался ситуацией. Поддерживал ли род Митт заговорщиков Трауна или же боролся с ними? После недолгой беседы мы пошли к конюшне. За Дэйрой, так как Алек путешествовал на своих двоих. Я всё ждал появление пацана, и он как раз возник на горизонте. Выходит, всё-таки нашёл. Условившись о следующей встрече, мы с Александром разошлись в разные стороны. Хороший парень, насколько я успел его узнать. Доведётся, ещё сразимся с ним плечом к плечу.

Как Оружейник силой денег ворона освобождал

"Свободу попугаям!"

История была краткой. Я заехал на небольшой рынок, делал мелкие покупки, совершил безуспешную попытку заполучить чёрный широколистник (ну почему он не растёт на каждом шагу, как какой-нибудь сорняк?) и в какой-то момент обратил внимание на толстого крикливого (то есть стандартного) торговца, продававшего говорящего ворона. Я, конечно, думал о том, что человек мог быть чревовещателем или просто представлять нашим глазам иллюзию, но ворон говорил не только правдоподобно, но ещё и не то, что хотел от него хозяин. Торговец держал птицу в тесной клетке, мучил её, с переменным успехом пытаясь заставить говорить или не говорить когда нужно и что нужно. Разумеется, мимо пройти я не мог. Торговец, конечно, вопил, ругался, махал бумажкой (разрешением на торговлю), но мне достаточно было сравнить удержание и продажу разумного ворона с рабством и упомянуть Даха`ага, будь он трижды проклят, как мужик заткнулся. И предложил купить птицу. За сколько бы вы думали? Пятнадцать золотых. "Со скидкой". Большое спасибо. Он что, ездовой, этот ворон? Так у меня Дэйра есть. В итоге при участии стражей порядка, вызванных бдительными гражданами, услышавшими имя Демона, я сторговался до пяти с половиной. Только из уважения к стражникам и окружающим людям. В ином случае разрубил бы клетку и слушал бы ор в спину, уезжая прочь верхом. Несолидно, согласен. Однако нужно отметить, что мои деньги мне полностью вернулись. Да, спасённый ворон постарался. Более того, он решил сопровождать меня в моих странствиях. Что ж, будет с кем поболтать. Я продолжаю свой путь к Диэлрену.

Как Оружейник холодные шахты исследовал

"Белый хлад"

Вопреки советам Сэймора, я, разумеется, не поехал через Велгурий, поскольку это чистейшее самоубийство. На избранном мной пути попалась небольшая милая деревушка... в которой было на удивление холодно. Более того, повсюду в ней лежал снег, полностью игнорируя реальное время года и погодные условия окружающего мира. Но необычным было не только это. Деревня была пуста. Ни на улицах, ни в домах не было никаких живых (и не живых тоже) существ. Единственный, кого мне удалось найти, - мужчина средних лет, бившийся в истерике в одном из домов. Подойдя к нему, я обнаружил, что его глаза представляют собой цельные куски льда. Он плакал, и его слёзы замерзали на щеках. Я разжёг в печи огонь и кое-как успокоил его. Мужчину звали Крам. Хлебнув своей горилки, он рассказал мне, что в шахте недалеко от деревни недели две назад был найдет закрытый саркофаг. Чувствуете, да? С этого места уже примерно понятно, что ничего хорошего дальше не будет. В пещере, где находился саркофаг, было чертовски холодно. Жители деревни оказались неглупыми людьми и саркофаг всё-таки открывать не стали. Вызвали уполномоченных, шахту прикрыли. А дальше понеслось. Начали пропадать люди. Накануне моего прибытия все оставшиеся жители деревни, включая Крама, двинулись к шахте, где обнаружили замёрзших людей. Саркофаг, понятное дело, уже был открыт. Крам рассказал про вспыхнувший синий свет, после чего он ослеп, только и слышал, что стоны и крики, каким-то образом добрался до деревни, а все прочие, по-видимому, остались в шахте. Крам не мог просить меня ни о чём. Разве что о том, чтобы отправиться в город и довезти его. Однако я попросил его показать мне шахту. Та сила, которая вышла из саркофага, заморозила вооружённое население целой деревни. Вряд ли мои шансы принципиально изменились бы, если бы я взял с собой пару солдат, пусть и профессионалов. Таким образом, на утро мы с Крамом (глаза которого за время сна у горячей печи всё ещё оставались льдинками) отправились к шахте, а Сэймор молча летел за нами, дабы не нервировать слепца. В шахту я зашёл один. Там становилось всё холоднее, в какой-то момент следы, по которым я шёл, стали сумбурными, и я увидел... своего отца. Я не успел выяснить, какого чёрта это было, ибо наваждение исчезло почти сразу. Я ощутил холод, сковавший всё моё тело. Я не мог говорить, не мог двигаться. Даже мои мысли словно застывали. Не знаю, сколько это продлилось, но потом я словно бы воскрес. Я очнулся вертикально висевшим в воздухе и опустился на землю до того, как начал явственно осознавать происходящее. Я был в тёмном зале с множеством неподвижных заледеневших тел, висевших над землёй. Очевидно, это были жители деревни. Всё, что мне оставалось - это двинуться к единственному источнику света. Я оказался в проёме, по другую сторону которого находилась освещённая комната. Под потолком висел кристалл, который, собственно, и порождал свет, а на полу стоял закрытый саркофаг. Вокруг него лежало несколько вскрытых тел, некоторые внутренности которых отсутствовали. Спиной ко мне перед саркофагом сидел некто в чёрном балахоне и, судя по звукам, вкушал пищу. Сами понимаете, что служило ему пищей. Я двинулся к незнакомцу. Я хотел для начала поговорить с ним, хоть и не особенно надеялся на то, что он понимает мой язык. Незнакомец оказался женщиной. У неё была крайне бледная кожа с проступающими фиолетовыми венами, серые губы, светящиеся фиолетовые глаза. Она не понимала язык, насаждённый демонической властью на эти земли. Она явно была заключена в саркофаг задолго до пришествия Даха`ага. Женщина кинулась ко мне, при этом часть её тела стала чем-то вроде энергетической субстанции или просто дыма. Она схватила меня за горло и вытащила кинжал, а по моему предплечью вместе с болью уже струился металл, формируя в моей руке клинок. Я даже не обратил внимание на тепло, вдруг сменившее холод, охватывавший моё горло. Женщина вдруг отпрянула. Он говорила что-то на непонятном мне языке, отступая к саркофагу, а затем исчезла вместе с ним, до того как я успел что-либо сделать.
Я вышел из шахты, и встретивший меня Сэймор заявил, что я отсутствовал четыре часа. Я поведал ему приключившуюся со мной историю и кое-как воспроизвёл сказанное странной женщиной. Ворон не знал, кто она такая, но, как оказалось, ему был известен используемый женщиной язык. Сэймор встречал этот язык в древних книгах одного мага, у которого служил в прошлом. Тот маг заставлял его заучивать содержимое книг. Единственное из сказанного, за что я мог зацепиться, - "Дитя с горы Стахра". Сэймор предположил, что это название, хотя это могло быть и слово, которое он забыл. Ворон предложил поискать эту гору в библиотеке крупного города. Так или иначе, нужно было принять решение касательно замороженных в подземелье людей. Сэймор сказал, что кристалл, скорее всего, является вместилищем магии, но он не мог знать, к какому эффекту приведёт разрушение этого вместилища. Я решил пойти на риск. Но, разрушив кристалл, я совершил ошибку. Ошибку, стоившую всем тем людям жизни. Все они погибли за считанные секунды у меня на глазах. И я решил - мне ничего не оставалось, кроме этого, - что найду эту зимнюю принцессу и вырву её ледяное сердце из её груди.
Я вернулся в деревню и был вынужден сообщить Краму плохую новость. Вернувшееся к нему зрение не могло скомпенсировать боль от утраты стольких людей. По просьбе Крама, я довёз его до тракта, где мы расстались. У меня была всего одна зацепка - гора Стахра. Ближайший (или, по крайней мере, один из ближайших) крупный город - как раз Диэлрен. В нём точно есть хорошая библиотека, шансы на успех не так уж малы. К тому же, Александр Смит сможет принять участие в моих изысканиях, если всё сложится удачно. Я продолжаю свой путь.

Как Оружейник в суровую сказку попал и Непоколебимым стал

"Старый дом"

Погода не способствовала приятной конной прогулке. Хлестал дождь, усиливался ветер, а я, к тому же, свернул не туда, так как навигация Сэймора из-за предшествовавшего буре тумана дала сбой. К счастью, впереди показался одинокий дом. Он выглядел ухоженным на первый взгляд, но другая его сторона практически рассыпалась. Тем не менее, выбирать не приходилось. Сэймор устроился где-то под кровлей, а я постучал в дверь и в соответствии с полученной из-за двери инструкцией дёрнул за верёвочку. В доме были двое, сидевшие у камина. Один в розовом халате и чепчике, второй в солдатской форме. Это были волки. Говорящие, ходившие на двух ногах волки. Не успел я толком осознать это, как сам обратился в волка. Двое объяснили мне ситуацию. Точнее, объяснял в основном один, в розовом чепчике, а другой, в солдатской форме, больше молчал. Эти волки были разбойником и дезертиром, они, как и я, случайно попали в этот дом около полугода назад и застряли здесь. Дверь, через которую я вошёл, вела отсюда не в реальность, а в сказочный мир, куда волки должны были каждый день выходить и играть свои роли в сказках. Разбойник играл волка, пробравшегося в домик одной пожилой женщины, сожравшего её и притворявшегося ею. Переодевшись бабушкой, волк поджидал внучку и пожирал также её, после чего его настигало правосудие. Солдат играл человека, обращённого за свои грехи в волка, скитающегося в поисках чистой души, которая его пожалеет. Если волки играли хорошо, в доме появлялась еда и питьё. Чудесная работа, наймите на неё кого-нибудь другого, я явно не по этой части. Мои "коллеги", по их словам, испробовали всё, чтобы выбраться. Обследовав дом, я не нашёл ничего примечательного. Долго ждать "выхода в сказку" не пришлось. Разбойник и солдат разбежались по своим дорогам, посоветовав мне идти налево и слушать сказочных зверей. Перед тем, как отойти от дома, я услышал скрип со второго этажа, но решил отложить радикальные действия вроде выламывания окон и дверей до следующего раза. Мне встретился ворчливый ворон - как Сэймор, только хуже - из речей которого стало ясно, что я был превращён в волка старой ведьмой и останусь волком, "пока в моё сердце не проникнет добро". Очевидно, нужно было совершить доброе дело, а точнее, помочь тому, кто не сможет отказаться от моей помощи. Птица согласилась помочь мне в обмен на непреложный обет. Как говорил один мой знакомый: "Плохой обмен". Но выбора не было. Я спас тонущего в болоте принца, а затем прошёл вместе с ним череду приключений для спасения его невесты. После всего этого я вернул себе человеческий облик, но тут явился ворон. Он хотел, чтобы я убил принца, а сам ворон занял бы его место. Руководствуясь своим представлением о смысле сказки и - в большей степени - собственными принципами, я метнул в ворона лезвие. И умер. Да, обещание непреложного обета сработало как непреложный обет. Да, я умер. Я почти не успел почувствовать это. Я очнулся в кровати на втором этаже старого дома. В волчьем облике. Всё это было понарошку. Никого из нас здесь нельзя было убить и дом нельзя было разрушить. Всё тут же возвращалось в исходное состояние. Спустившись вниз, я выпил пива и узнал истории своих товарищей по несчастью. Они оба были убийцами. Солдат убил одного мерзавца за изнасилование своей сестры, а разбойник... разбойник был не лучше того мерзавца. Я наблюдал, как два волка в человеческих одеждах дерутся на полу передо мной. И ничего не делал. Такие действия были бессмысленны. Я мог бы прирезать разбойника или распять его на одной из стен дома. Но толку с этого не было бы никакого. Нам нужно было понять, как выбраться. Нужно было понять, кто заточил нас сюда. О мотивах я уже догадывался. Человек или сущность, что заточил нас здесь, считал себя этаким поборником справедливости, вероятно. Или зачем-то хотел собрать у себя коллекцию из убийц с принципиально разными мотивами. Я высказал это вслух. Я сказал, что если верен первый вариант, то этот человек либо имеет весьма своеобразные понятия о справедливости, либо просто слепец. С этого момента начала происходить жуткая чертовщина. Я видел неподдельный страх в глазах разбойника и солдата. Сначала в дверь постучали. Девчачий голос объявил, что пришла Красная шапочка. За распахнувшейся дверью была ночь. Вошла девочка, а за ней все сказочные существа, смотревшие на нас жуткими немигающими взглядами. Девочка заявила мне, что я не имею права говорить о справедливости. Она сказала, что мы убийцы - суть звери. Я высказал девчонке всё, что думаю по этому поводу, и нас троих скрутили её подчинённые. Разбойник был наиболее агрессивен, ему вспороли брюхо - я наблюдал, как его внутренности разлетаются по полу, а затем сами собираются обратно, как он вновь оживает. Эта девочка не убивала. Она была не такой, как мы. Девочка подошла к солдату. Из её глаз к его глазам устремились огненные лучи. Процедура длилась недолго. Он упал и после только лежал, дрожа и плача. Девочка подошла и посмотрела мне в глаза. И я ощутил страх смерти. Так, как не ощущал никогда. Сильнее, чем какой-либо из возможных страхов. И я почувствовал то, что чувствуют умирающие люди и их близкие. А потом появился Даха`аг. Не знаю, что именно это было, но я видел его образ. Происходящее развернулось в обратную сторону. Я увидел историю девочки. Всю её жизнь. Я всё понял. Я узнал о даре, которым она обладала, узнал о смерти её родителей.
На этом сказка закончилась. Я первым очнулся в старом доме. За окном слышались дождь и ветер. Кроме меня, три человека лежали на полу: разбойник, дезертир и девочка. Все были живы, но лежали без сознания. До того, как я успел что-либо сделать, появился Сэймор. Он был крайне взбудоражен. Он сказал, что девочка - дитя Хозяйки Ночи. Что её сила огромна и совершенно неуправляема, что она крайне опасна для всех, что её нужно убить. Разумеется, я не стал делать этого. Я отнёс девочку наверх, в детскую комнату, положил её на кровать и стал ждать. Я слышал, как внизу очнулся разбойник. Я дал ему уйти, позволил ему думать, что меня не существовало в реальности. Когда девочка очнулась, она хотела атаковать меня, но Сэймор её остановил. Мы поговорили с ней. Это был недолгий разговор. Самое важное она узнала через моё сознание в момент ментального контакта, она увидела мою жизнь, увидела мир моими глазами или нечто вроде того. Девочка нарекла меня Непоколебимым, оставила свою метку на моём левом боку, велела вершить правосудие и сказала, что я должен прийти, когда она позовёт. Смешанные чувства, надо сказать. Это был довольно свободный, но всё же хомут, однако у меня была надежда на то, что девочка изберёт правильный путь. Все задатки для этого у неё были. Призвав солдата, который теперь, по-видимому, стал её слугой, девочка исчезла, и дом стал рушиться. Покинув его, я вдруг обнаружил, что могу создавать металл, не испытывая боли. Первый подарок от девочки. Хочется думать, что не последний.
Итог спорный. Тем не менее, я вновь в седле и с вороном на плече, скачу к Диэлрену, надеясь успеть в срок. До города осталось немного.

Стахра. Часть 1: Как Оружейник библиотеку посещал и с Бастардом обедал

"Дети горы Стахра" (посты 1-44)

Я прибыл в Диэлрен первым. Пройдя у ворот длительную процедуру, включавшую составление документов с перечнем имущества, суммой денег, целью визита и предположительным временем пребывания, я попросил стражников при появлении молодого мечника с длинными чёрными волосами сообщить ему, что Джон Кейд недавно приехал и направился в городскую библиотеку. Я примерно понимал, что Александр Смит должен появиться с запада, как и я, поэтому он наверняка войдёт в город через те же ворота, что и я, так как они были чуть ли не единственным официальным входом в Диэлрен с этой стороны. Оставив Дэйру в конюшне одного из трактиров, заплатив за овёс и воду, расписавшись в домовой книге и получив от трактирщика навигационные указания, гораздо более понятные, чем сведения кошмарной карты, выданной стражниками у ворот, я проследовал до пункта назначения. Следует отметить, что в Диэлрене я бывал прежде. Лет двадцать назад. Он мало изменился. Портовый город, предпочитающий при любой опасности ощетиниться холодным оружием любого вида и держать оборону, славящийся своей торговлей, кулинарией и бюрократией. О последней я успел забыть за эти двадцать лет, тем более учитывая, что в те времена ничего, кроме ночлега, питания и слухов, мне от города не требовалось. Теперь же я направлялся в библиотеку (которая, кстати, была одной из крупнейших на континенте), и в ней всё не могло быть так просто, как хотелось бы. Первым делом до меня донесли, что птицы в библиотеке запрещены. Донесли, не используя такую переоцененную вещь, как устная речь. Женщина, которая больше походила на замаскированную худую горгулью, указала кончиком пера на зачёркнутый рисунок ворона, словно писанного прямо с Сэймора. Вторым этапом женщина, которую я за неимением выбора называл про себя "серой дамой", сообщила мне (открыв книгу с правилами библиотеки и молча ткнув в нужную строчку), что для получения книг мне нужен читательский билет и разрешение класса С3. После серая дама указала на план библиотеки, на котором значилось, что упомянутые документы получают в отделе новых читателей. Где он располагался? Разумеется, на другом конце этого внушительного здания. Я встречал достаточное количество разнообразных подвохов за свою жизнь, поэтому между небольшим крюком вокруг здания и возможностью уткнуться в тупик/лабиринт/запретную зону при прохождении сквозь библиотеку выбрал первое. Первая женщина, встреченная на том конце, при попытке к ней обратиться с весьма характерным тоном сослалась на табличку "Обед". Без каких-либо указаний времени, конечно, ведь бюрократы могут неожиданно пренебрегать любой точностью, когда им самим это на руку. Ждать пришлось около четверти часа, после чего... мне была продемонстрирована табличка, гласившая, что приём ведётся только по записи. К моему большому счастью, некий человек, которого я ранее видел у серой дамы, помог мне выяснить, что нужные мне документы выдают в соседнем окне. Там меня встретила молодая восторженная девушка, начавшая тараторить о "специальных предложениях" в ассортименте и выдавать мне различные буклеты. Я постарался вернуть её к теме нужных мне документов предельно мягко, но, по-видимому, всё же оскорбил её в лучших чувствах. Однако моему делу это пошло на пользу, поскольку девушка тут же выдала мне формуляры для заполнения. Если вы думаете, что перо и чернила находились прямо передо мной, то вы ничего не знаете о Диэлрене. Стойка с общественными чернильницей и пером находилась на втором этаже. Одно перо и одна чернильница. Была ли к этой стойке очередь? Разумеется, была, и приличная. Идти в другое крыло к другой стойке, у которой наверняка была не меньшая очередь, я даже не собирался. К счастью, посетители проявили дружелюбие к человеку с собственным пером, позволили мне воспользоваться чернильницей одновременно с первым человеком в очереди и даже помогли заполнить формуляры. Помогли так хорошо, что та девушка приняла их с первого раза, выдала мне читательский билет и разрешение класса С3. Мне оставалось лишь надеяться, что моё везение на этом не закончится.
Пока я возвращался к серой даме, Сэймор встретил меня и сообщил, что Алек в городе не появлялся. Я велел ворону продолжать следить за воротами, а сам отправился за книгами, на ознакомление с которыми мне предоставили два часа. Много ли это, если нужно искать в стоге сена... щепку? За два часа я нашёл единственное упоминание о горе с названием Стахра, которая находилась рядом с деревушкой Вушель в бывших владениях низшего демона Фуста. Ни о Вушель, и ни о Фусте сам я не слышал, а географические справочники сообщили мне, что на континенте деревень с таким названием семь. И больше никакой информации. Два часа прошли. Выдворять меня силой или стоять у меня над душой никто не стал, но об окончании времени сообщили. И вот тут появился тот человек, с которым я встречался уже дважды и который один раз уже помог мне. Он решил помочь и в этот раз. И теперь это была значительная помощь. Включавшая оплату и... не вполне легальные действия. Однако власти, формирующие настолько невыносимую бюрократическую систему, буквально сами толкают людей к "лёгкому получению" документов обходными путями. То, что предлагал мне незнакомый доброжелатель, наверняка было преступлением в Диэлрене. Однако мне нужны были зацепки, чтобы найти ту женщину из гробницы. Женщину, которая могла замораживать целые деревни, которая пожирала людей, могла быть неуязвима к обычному оружию и, вполне возможно, обладала способностью за мгновение перемещаться на большие расстояния. Что действительно было преступлением в этой ситуации - так это промедление, которое могло стоить людям жизни, могло стоить мне шансов на победу. За один золотой и девять серебряных Вальможи - так звали моего нелегального благодетеля - дал мне документы, предоставившие доступ к закрытой секции без ограничений по времени. У входа стояли стражники, попросившие сдать оружие и воду, внутри был лишь один старец - выглядел он так, как и должен выглядеть настоящий библиотекарь. В зале с картами, куда он направил меня, я нашёл земли Фуста, расположенную в них деревню Вушель и находящуюся рядом с ней гору, другим названием которой было "Древняя". До деревушки можно было добраться за пару недель. Всё та же одна зацепка, но это, по крайней мере, не создавало необходимость судьбоносного выбора. По своей основной цели я информацию получил, но решил воспользоваться представившейся возможностью и показал старцу свой рисунок символа, оставленного девочкой из старого дома на моём левом боку. Старик сказал, что похожие символы использовались в качестве знаков древнейших родов, и показал мне символ, похожий на мой, на одном старинном документе. Это был символ искусного дипломата и полководца, в последующем ставшего... Демоном Даха`агом. Когда я спросил о возможной связи символа с Хозяйкой Ночи или её детьми, старик поделился со мной уверенностью в том, что упомянутая персона является персонажем исключительно мифологическим, а о детях её старик не слышал вообще. Тем не менее он взялся изучить предоставленный символ, принял от меня два золотых в качестве задатка и предложил вернуться через месяц.
Прямо на выходе из библиотеки я столкнулся с Александром Смитом, и мы направились в трактир обедать. Я заметил, что молодой человек обзавёлся новой, хорошей одеждой с нашей последней встречи, в связи с чем предположил, что дома его встретили радушнее, чем можно было ожидать, и Александр рассказал мне об успехах своего "расследования". Лучник, которого мы с ним преследовали на рынке, оказался телохранителем Алисии, сестры Алека. Генерал Траун, о котором лучник говорил нам, оказался не просто интриганом, но низшим демоном. Он раскрыл свою сущность, когда Алек, Вит и Алесия сорвали его свадьбу с последней, обнародовав доказательства его подковёрных игр с участием дяди Алека. Траун призвал армию низших демонов, которых удалось одолеть. Алек лично сражался с Трауном и выстоял, однако демон сбежал, пообещав вернуться и отомстить. Сам Алек - благодаря тому, что на упомянутой свадьбе присутствовал король, - стал талипу - вольнонаёмным бойцом короля с обязанностью являться по его приказу в случае необходимости. Да, что-то вроде меня, только ему платят жалованье. Двенадцать золотых в месяц. К тому же, Алек получил на окраине государства часть земель, оставленных под управление его сестры. Я в свою очередь рассказал молодому человеку о приключившемся в заснеженной деревне и о зацепке, которую я получил в библиотеке Диэлрена. После окончания обеда и знакомства Алека с Сэймором мы все верхом на Дэйре покинули город и отправились к деревне Вушель в надежде пролить хоть какой-то свет на задачку, в которой я увяз...

Как Оружейник и Бастард лошадей возвращали и испытания Хозяйки Ночи проходили

"Тёмная лошадка"


Прошла пара дней с того момента, как мы с Александром Смитом покинули Диэлрен. Мы пересекали степь, когда Сэймор сообщил нам о беснующихся лошадях впереди. Не дав никаких уточнений, ворон посоветовал нам поспешить. Пустив Дэйру в галоп, мы приблизились к табуну лошадей, которые скидывали своих погонщиков, вырывались, не давали им залезть обратно в сёдла. Обращал на себя внимание чёрный мустанг с проседью в гриве, стоявший поодаль. Он устремился прочь, и табун помчался за ним. Более того, Дэйра тоже поскакала за чёрным мустангом, не дав нам с Алеком возможности ничего спросить у погонщиков. Нам обоим осталось лишь сидеть и держаться покрепче, пока лошади мчались к лесу. Сэймор догнал нас и начал говорить о чёрном скакуне как о духе леса, но был сбит с моего плеча веткой и отстал, так ничего и не прояснив. Природа духа, его намерения, цели и возможности были совершенно не известны. Я посоветовал Александру не доставать меч без необходимости, и молодой воин заметил, что это соответствует принципам, которым его обучали. Мечник также предложил спрыгнуть с лошади ввиду отсутствия контроля над ней, но это не дало бы нам никакого преимущества, мы лишь потеряли бы Дэйру, табун и духа, уводящего лошадей. Следовало выяснить, куда эти лошади направляются, и мы выяснили. На лесной поляне, где лошади остановились, нас встретила молодая девушка. У неё было совершенно белая кожа и чёрные волосы, доходившие до земли и прикрывавшие часть её обнажённого тела. Создав себе одежду, девушка обратилась к нам как к гостям. Она узнала меня, назвала меня Непоколебимым, а затем предположила, что Алек - мой слуга, и уточнила, пришли ли мы преклонить пред ней колени. Я поспешил разуверить её и в том, и в другом, сказав, что Алек - мой друг и доблестный воин, а пришли мы, чтобы задать несколько вопросов. Первым делом я собирался выяснить, зачем она увела лошадей, а потом решать по ситуации. Показывать, что я не имею понятия, кто это девушка такая, было как-то... невежливо, даже если она сама понимала, что я её не знаю. Однако вопросы пришлось отложить. Девушка заговорила, подошла ко мне, коснулась одной рукой моего лба, а другой - печати на моём левом боку, и я ощутил расходящееся от печати тепло. Девушка заявила, что я искал с ней встречи, но до того как я успел обдумать это, Александр Смит исчез. Провалился во внезапно возникшую под его ногами чёрную дыру, тут же закрывшуюся. А потом девушка заявила, что она, как мать, не может позволить, чтобы её дочь оберегали недостойные. Моё сознание буквально взорвалось мыслями. Передо мной стояла сама Хозяйка Ночи! У неё за спиной раскрылся портал, и в нём я увидел Алека в пространстве черноты, обвившей его конечности, закрывшей ему рот, прошедшей через его нос. Алек не мог вырваться, я видел, что он извивался от боли, но я был бессилен против древней богини, я это понимал. Тем не менее я схватил её за плечевой пояс у основания шеи, велел отпустить невинного человека и разбираться со мной, если ей есть дело до меня. Из моей хватки девушка улетучилась чёрным дымным облаком. Отметив, что мне подходит данное её дочерью прозвище, Хозяйка Ночи сказала, что отпустит Алека, если я докажу, что он мне нужен. Она создала топор и велела мне отрубить себе руку. Да, да, древние боги - древние обычаи и жестокая первобытная логика. Это действительно было логично, поскольку ни один из предметов моего имущества не был даже близок к тому, чтобы быть для меня ценнее... меня самого. Я не знал, каков правильный выбор в рамках этой проверки, но полагал, что в случае моего отказа Хозяйка Ночи может убить либо Алека, либо меня, либо нас обоих. Или же сделать с нами что-то хуже. У меня не оставалось выбора. Я сказал богине, что она должна дать мне слово, что отпустит Алека, меня и этих лошадей, а также ответит на мои вопросы. Хозяйка Ночи согласилась, позволив задать лишь один вопрос. Я взял созданный ею топор, разжевал широколистник, встал на одно колено около пня, положил на него левую руку и нанёс удар, целясь в щель лучезапястного сустава. Даже при всём болеутоляющем действии широколистника, при всей магии кулона подавления боли, при всей моей регенерации и при всём адреналине это было дьявольски больно. Я сдавливал рану правую рукой, сжимал зубы, старался не упасть и не кричать, пока моя одежда и трава вокруг меня обагрялись кровью. Хозяйка Ночи создала большой белый платок и велела зажать им рану. Богиня предложила задать вопрос. Как ни странно, в её голосе слышалось сопереживание. Я с трудом собрался с мыслями. Из всех вопросов, учитывая обстоятельства, я мог задать лишь один. Сквозь зубы я спросил, как уничтожить женщину из саркофага, встреченную мной в холодной пещере. Богиня снова коснулась моего лица и сказала, что я и есть оружие. Чудно. Надеюсь, это означает, что я смогу свершить свою месть и правосудие. Сказав, что я могу считать Александра Смита настоящим другом, если он останется со мной после всего это, и попросив передать Сэймору, что его предыдущий хозяин умер, но нашёл что искал, Хозяйка Ночи исчезла. Она вернула Алека и оставила нам табун лошадей, а под белой тканью я вдруг ощутил... свою руку. Она была прежней, она была на месте. Лишь остаточная боль пульсировала в ней, и я понял, что в некоторой степени благодарен Хозяйке Ночи за испытание, через которое я прошёл. Алек же, как мне кажется, пострадал не заслуженно. Он был бледен и слаб, его несколько раз стошнило на траву. Я дал молодому мечнику воды и коротко объяснил, с кем мы имели неосторожность столкнуться. Сэймор подоспел, когда жестокое представление уже закончилось. Я усадил Алека на Дэйру, а сам сел верхом на одного из скакунов из табуна. Мы вернули лошадей отчаявшимся погонщикам, и в благодарность они отдали нам двух лошадей по моей просьбе. Одну из них я планировал отдать Алеку, когда он отойдёт от произошедшего, а вторую - продать в хорошие руки по дороге и разделить деньги на двоих поровну. Только попрощавшись с погонщиками и возобновив путь, я увидел, что мой талисман обнаружения уничтожен - раскрошен под чистую. Фактически единственная реальная потеря за этот день. Не такая уж большая.
Когда я готовился отрубать себе руку, меня, кроме прочего, посетила мимолётная мысль о том, что метать лезвия эффективно и быстро я смогу лишь одной рукой и было бы неплохо создать несколько лезвий для Алека. Хотя обе мои руки теперь были на месте, я всё же спросил у Алека, умеет ли он метать ножи, и получив ответ, близкий к отрицательному, предложил обучить его этому в той степени, в которой смогу за время пути к деревне Вушель. После я вспомнил слова, которые Хозяйка Ночи просила передать Сэймору, и рассказал ворону о смерти его прошлого хозяина. Не знаю, о ком именно шла речь, но, видимо, этот человек был важен для Сэймора, поскольку он помрачнел и сказал, что ему нужно некоторое время побыть одному, после чего улетел. Путь к деревне Вушель продолжается.

... Приключения продолжаются ...


Воспоминания Джона Кейда:

Байка о зомби

... будет заполнено по окончании квеста ....

Последняя беседа с другом

Он лежал на тёмной влажной земле, лицо было испачкано этой же землёй и кровью различного происхождения. Я стоял рядом с ним на коленях и держал его руку. Он смотрел на меня, лёжа посреди этого поля окровавленных тел и окровавленного оружия, и старался сдерживать кашель.
- Джон, - проговорил он. - Что бы ты сделал, если бы жить оставалось меньше минуты?
- Учитывая, сколько я пережил за эти годы, надеюсь, что завалить меня должно нечто действительно мощное, - сказал я. - Если мне пришлось бы уйти, я хотел бы как следует подпортить кровь этой твари или тварям. Я хотел бы уйти достойно.
- И я, - выдавил он, всё-таки выкашливая порцию крови.
- Ты сегодня сражался достойнее, чем кто-либо на моей памяти, - сказал я, и это была правда.
- Джон, - проговорил он. - Что бы ты сделал, если бы знал, что через минуту этот мир будет уничтожен, испепелён?
- Ты же знаешь меня. Я хотел бы стоять в самом центре той тьмы, что решила уничтожить этот мир, той бездны, что собралась его поглотить. Стоять с клинком в руках.
- Ты наверняка стоял бы там, - прохрипел он, с трудом улыбаясь. - Что бы ты сделал?
- С боевым криком я бы бросился прямо в пасть этой тьме и вспорол бы ей глотку. Даже если бы это было бессмысленно.
Он едва заметно кивнул и ещё несколько раз сдавленно кашлянул, обагряя свои губы кровью.
- Знаешь, как я хотел бы умереть? - спросил он, вновь заглядывая в мои глаза.
- Как? - сжав зубы, спросил я, с трудом удерживая свой голос ровным.
- В свой последний миг я хотел бы, чтобы друг был рядом со мной. Чтобы он держал мою руку.
Он пытался сдерживать кашель, но я видел, как судорожно движется его кадык, и слышал, как кровь бурлит в его горле. Я ещё больше стиснул зубы и сжал его руку так сильно, как мог.
- Я рядом, Фред. Я рядом.
- Да, Джон. Да. Именно так, как я и хотел. - Он сделал последнее усилие. - Спасибо... Джон.
Его взгляд провалился мимо меня, и Фред тихо выдохнул. Я зажмурил глаза и, не отпуская его руку, прижался лбом к его кисти и своей, сцепленным вместе. Я стоял на коленях и трясся всем телом, давясь чёртовыми слезами, о существовании которых в своих глазах я давно забыл, и старался сделать так, чтобы никто не слышал, хотя слышать было совершенно некому.

Отредактировано Джон Кейд (25 Май 2018 00:49:56)

+2

2

Заполняется исключительно Мастерами игры

Артефакторий:

http://i98.fastpic.ru/big/2017/1126/e2/b5a7bf650cfa81f053853698caa85be2.png

Эффекты:

+
Крепыш

0


Вы здесь » Бесконечное приключение » Повести о деяниях » Заметки Оружейника [2]