Бесконечное приключение

Объявление


Жанр: темное/светлое фентези
Рейтинг игры: варьируем по квестам, max NC-21
Система игры: эпизодическая
Система мастеринга: смешанная
Оформление постов: свободное

На данный момент в игре ведутся бои за освобождение территорий от власти демонов, освобожденные земли наладили торговлю и дипломатические связи между собой, демоны дерутся за власть и контроль на своих территориях.

Княжество Бертад скрыто от многих глаз и не является единственной игровой зоной.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное приключение » Пройденные приключения » Темная лошадка


Темная лошадка

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://i105.fastpic.ru/big/2018/0521/98/daaf176744fa70dd24baad48a79c4398.jpg
Рейтинг квеста: R.
Статус ожидания: закрытый.
Канва: На своём пути Джон и Алек видят в степи группу коневодов, которые, судя по всему, не могут справиться со своими лошадьми - они мечутся, сбрасывают седоков, убегают. Когда воины подъезжают к крайне встревоженным и раздосадованным коневодам, табун лошадей уже скачет прочь, догнать их было бы не на чем, если бы не появилась Дэйра с двумя своими всадниками. Коневоды просят воинов скорее скакать за табуном, один из них кричит странникам вслед, что лошадей увёл чёрный мустанг. Удастся ли воинам догнать табун и выяснить, что же подвигло лошадей на столь рьяный побег?
Погодные условия: солнце заходит за серые тучи, не ясно пойдет ли дождь или нет? Ветер поднимается.
Участники: Джон Кейд, Александр Смит.
Указания от ГМ: первый пост с игроков с описанием своего инвентаря.

+1

2

Временами Джон Кейд почти забывал, что путешествует не один. Он привычно сидел в седле и правил лошадью, глядя на путь перед собой и на горизонт, медленно и ненавязчиво меняющийся по мере движения к нему. Пара метательных клинков на поясе, старый добрый меч, являвшийся важной составляющей дорожного комфорта, фляга с водой, талисман, кольца - всё было на месте, как всегда, даже мешочек с тёмными листьями и посредственный магический кулон, которые, ввиду недавних событий, частично утратили своё функциональное значение. Всё как будто по-старому. Как месяц назад. Как год назад. В отличие от Джона, трое его приятелей едва ли могли случайно забыть о существовании друг друга. Дэйра была вынуждена везти на себе вес, более чем в полтора раза превышающий обычный; Александр Смит был непривычно пассивен в продвижении по пространству мира, даже не имея прямого доступа к управлению курсом, кроме того, был вынужден сидеть не на самом оптимальном участке спины лошади, без седла, а значительная часть его поля зрения спереди была занята покрытым чёрным капюшоном затылком и круглым металлическим щитом, несколько едва заметных отметин на котором Алек мог успеть изучить досконально за те пару дней, что прошли с момента, когда странники покинули Диэлрен; Сэймор же должен был следить за дорогой для Оружейника и Бастарда и за ними самими. Ворон не так часто замечал что-либо примечательное, поэтому доносившиеся до воинов негромкие хлопки крыльев или звук рассекаемого воздуха или просто карканье обычно означали, что Сэймор налетался и решил пристроиться на руке Джона, чтобы отдохнуть... и поболтать, наверняка, куда ж без этого. Но в этот раз за парой хлопков приземления не последовало, а раздался возглас с неба.
- Господа воители. Беснующихся лошадей увидеть не хотите ли? - громко сказал Сэймор, оставляя воинов гадать, была ли рифмовка намеренной.
- Нельзя ли конкретней, в чём дело? - попросил Джон, задрав голову вверх.
- Вся конкретика сейчас ускачет в закат, так что лучше поспешите, если хотите застать движуху, - посоветовал Сэймор и, с силой взмахнув крыльями, устремился вперёд. Джон глянул через плечо на Алека, ткнул пятками в бока лошади, заставляя её ускориться, и поскакал за птицей.

0

3

Алек вцепился в седло, когда Дейра - с явной неохотой, учитывая увеличенный вес на спине - ринулась вперёд за Сеймором.
- Я предполагаю, Джон, что дело в том, что там беснуются лошади, - произнёс он таким тоном, что и не поймёшь, сарказм это или он всерьёз считает, что сообщает что-то новое. - И несутся куда-то. Возможно, на запад, но это не точно.

+3

4

Чем ближе приближалась пара к табуну, тем четче вырисовывалась картина. Погонщики, что выгуливали лошадей были скинуты со своих седел, скорее из-за эффекта неожиданности, чем из-за неопытности. Мужики бегали вокруг лошадей и кричали, пытались запрыгнуть вновь, но им это не удавалось. Поодаль стоял черный как смоль конь с легкой проседью в холке. Эмоции нахлынули на лошадей постепенно и, в итоге, они помчались туда, куда мчался и черный скакун. Зря Джон подъехал так близко, он не успел ничего спросить у погонщиков, поскольку его Дэйра тут же драпанула за остальными лошадьми, не слушая команды хозяина, приходилось лишь ждать конца своей вынужденной погони и не тормошить свою лошадку, иначе, могло окончиться плохо.
Сэймор ели успел приземлиться на плечо Джона, вцепившись в него когтями и пригнувшись, чтобы не слететь.
- Джон, я думаю это один из духов леса или что-то в этом роде, та черная кобыла, что впереди всех. Аккуратней с ней ребята, я слышал, аррфф, - лошади ускакали в лес и Сэймор, отвлекшись на собеседников, получил одной из веток, слетев на землю. Пока ворон оказался в недосягаемости.

+2

5

Джон, не переставая крепко держать поводья, обернулся через плечо на Алека с ясно читавшимся на лице "Ты издеваешься?". Кейд действительно задался этим вопросом и попытался найти на него ответ в тоне и выражении лица Алека. То ли быстрая скачка и взгляд через плечо не способствовали эффективному детальному анализу... ясное дело, не способствовали. В общем, Джон не понял, был ли это сарказм со стороны Алека или молодой мечник решил изображать эльфа Зелёнолетних холмов.
- Ценное замечание, Алек, - громко сказал Джон, перекрикивая стук копыт и шум ветра, усиливаемого быстрой ездой. Можно сказать, что тон Оружейника был приближен к тону Бастарда, но всё же из него было проще почувствовать присутствовавший во фразе сарказм. Что касалось запада - Джон считал, что Сэймор упомянул закат просто как фигуру речи, но говорить воин об этом не стал, так как ситуация была не самой удобной для непринуждённой беседы, а это в общем не имело значения.
Лошади действительно вели себя странно, как будто были напуганы или... - Джон Кейд увидел чёрного мустанга - подчинены. Что ж, воин успел подумать о том, что Дэйра, хоть и казалась своему хозяину одной из лучших лошадей на свете, всё же была обычной лошадью, в целом такой же, как эти, скачущие прочь от своих хозяев. Джон успел подумать об этом, но предпринять в связи с этим ничего не успел - Дэйра рванула за остальными, поскакав ещё быстрее, чем прежде. Что ж, нам в любом случае следовало бы за ними гнаться. Странник на ходу глянул на погонщиков, но понял, что ничего содержательного сказать им уже не успеет. Посчитали ли они, что два незнакомца доблестно ринулись спасать их табун, или решили, что странникам просто не повезло оказаться в зоне действия этого "лошадиного гипноза", распространившегося и на их скакуна, - сейчас не столь важно. Главное, что Джон и Алек в седле... Ну, то есть Джон в седле, а Алек сзади там сидит, не очень ему удобно, конечно, но... кхем. В общем, главное, что они не отстают от развития событий, хоть пока и не контролируют их.
Джон даже не обернулся, когда на его плечо приземлился Сэймор, воин внимательно следил за дорогой и за лошадьми. Резко обернулся он лишь тогда, когда ворона сбила ветка.
- Сэймор! - воскликнул Джон, но ворон временно отстал. - Сегодня ты информативен, как никогда, - пробурчал Кейд себе под нос, продолжая следить за дорогой и надеясь, что с птицей всё в порядке. Дух леса... Какой именно? Этих духов леса... как у дурака обёрток от сладостей. Чернота наводила на мысли о том, что дух этот тёмный и злой, однако на своём опыте (и на своём примере) Джон знал, что чёрный цвет не всегда означает зло. Зачем духу леса табун лошадей? Может, он хотел освободить их от жестоких коневодов? Нельзя исключать такой вариант. Или же он хочет этих лошадей убить/съесть/принести в жертву... кому там духи леса могут приносить жертвы?.. более крупным духам леса, наверно... духам-консументам второго порядка там или как у них это устроено? В общем, цели и намерения духа были не ясны. Силы и возможности духа были не ясны, не считая тот факт, что он загипнотизировал лошадей и сам принял облик мустанга - вряд ли это был его настоящий или единственный облик. Вероятность мирной беседы с духом была неопределённой, как и вероятность схватки.
- Не спеши доставать меч, - посоветовал Джон через плечо, когда табун ехал через чащу. Насилие - это крайняя мера.

+3

6

- Лучший меч - тот, что всегда остаётся в ножнах. Можно подумать, нас учили одни и те же люди, - слабо усмехнулся Алек, немного отдышавшись и привыкнув к бешеной скачке, которую развила Дейра под ними. Дальше, видимо, синдром эльфа Зелёнолетних холмов продолжил работать: - Сеймора сбила ветка, а у нас нет контроля над Дейрой. Может, мне или нам обоим попробовать соскользнуть?

+3

7

Лучший меч - тот, что всегда остаётся в ножнах, - мысленно повторил Джон. - Да. В моём случае лучший клинок - тот, который даже не был создан. На следующей фразе Оружейник нахмурился, чего молодой мечник, сидевший у него за спиной, конечно, не видел. О, нет, большую часть времени меня учили не совсем так. Низшие демоны, сатсепены, тёмные маги и палачи имели несколько другие представления о насилии и назначении холодного оружия. Произнесённую Бастардом фразу они, вероятно, исправили бы примерно так: нет смысла в мече, который всегда остаётся в ножнах. Глубоких высказываний о том, какой меч является лучшим, все эти создания обычно не делали, но, скорее всего, могли бы утверждать, что лучший меч - тот, которым было сражено наибольшее количество врагов, или тот, владелец которого всегда побеждает в битвах, или нечто в этом роде. Насилие как крайняя мера постепенно сформировалось в личном мировоззрении Кейда относительно самостоятельно (настолько, насколько мировоззрение вообще может формироваться "самостоятельно" в строгом смысле этого слова), но, конечно, не без участия его учителей и соратников, встреченных до и после правления Даха'ага.
Так или иначе, Оружейника радовало, что Александр Смит в известной степени разделяет его убеждения касательно идеологии использования оружия.
Когда мечник вернулся к констатированию фактов, Джон даже не изобразил на лице саркастичное выражение - видимо, начал привыкать. Дождавшись окончания вопроса, Джон чуть повернул голову, старясь при этом не терять визуального контроля над скачками, и ответил достаточно громко, чтобы Алек слышал в шуме ветра и быстром топоте лошадиных ног:
- Нет смысла. Спрыгнув сейчас, мы потеряем и Дэйру, и табун, и духа, подчинившего лошадей. Нам не стоит отставать. Ни одному из нас, ни, тем более, обоим. Вряд ли дух решил уморить лошадей многочасовой скачкой без конечной точки. Скорее, он уводит их куда-то, в конкретное место. Оставшись верхом, мы точно узнаем, куда дух ведёт лошадей, возможно, выясним его цели и, если повезёт, сможем вернуть табун владельцам. А спрыгнуть при случае успеем всегда. Так что держись крепче и не теряй ритм.

+3

8

Деревья сменялись друг другом и вот уже Джон и Алек оказались в глухом темном лесу, где пахло хвоей и сыростью. Табун лошадей пасся на единственной пригодной для такого количества лошадей поляне, на которую изредка падали лучи света, пробиваясь сквозь густые кромки деревьев. Самое время всадникам было спешиться, поскольку Дэйра пошла к лошадям и стала ходить между ними в тесной близости.
Среди лошадей лишь случайно можно было разглядеть женскую фигуру, но вот она вышла на свет одного из лучей, кладя свои белоснежно белые тонкие пальчики на черную гриву скакуна. У девушки была невероятно белая кожа, словно не было никогда на ней румянца, она была обнажена и все её интересные места были прикрыты черными словно вороное перо волосами, спускающимися и вьющимися до её пяток. Девушка какое-то время была увлечена лошадью, а затем развернулась к путникам и легко улыбнулась.
- А, вот и гости, - тихо сказала она, но Джон и Алек казалось услышали это, хотя между ними и девушкой были приличный двенадцать шагов и услышать такой шепот казалось не реальным.
Девушка двинулась к мужчинам и приобрела на своем теле черные кожаные одежды, естественно, с помощью волшебства.
- Ах, а я тебя знаю, ты Непоколебимый, верно?
Вопрос не нуждался в ответе, когда девушка подошла к Джону и положила ладонь на его грудь, он почувствовал холод от этих рук, такой, что рефлекторно захотелось поежиться. Но лицо девушки было столь прекрасно и мило улыбалось, что хотелось сглотнуть от таких не сопоставимых фактов. Незнакомка небрежно взглянула на Алека, стоявшего слева от Джона.
- Твой слуга?
Не дожидаясь ответа, она отошла от Кейда и прошла вперед, поближе к лошадям, на расставленных руках её появилась черная полупрозрачная вуаль, спускающаяся до самой земли, как и её волосы, девушка развернулась к путникам и присела на пень, который моментально оброс вьюнами, соорудившими что-то вроде спинки стула.
- Ну-с, вы пришли преклонить колено, иначе зачем вы здесь?

+2

9

Как и следовало ожидать, в глубине леса табун остановился. Это мог быть и привал на пути к цели, но, более вероятно, скачки были окончены. Джон Кейд осмотрелся, провёл рукой по холке Дэйры и спешился, ожидая, что Алек последует его примеру. Кого Джон не ожидал увидеть, так это обнажённую девушку с чрезвычайно длинными волосами. Впрочем, в лесах континента ещё и не такое бывает... даже без учёта употребления определённых растущих в этих лесах грибов. Оружейник окинул девушку бесстрастным взглядом, положил левую руку на пояс близ метательных лезвий и глянул на талисман обнаружения.
Тот факт, что девушка назвала путников гостями, не делал ситуацию менее напряжённой. О, нет, с "гостями" всё могло быть даже хуже. Когда на тебя без предисловий бросается неведомая лесная тварь, желая сожрать, в живых ты можешь и не остаться, но тебе, по крайней мере, всё предельно ясно. Что же касалось вот таких вот... личностей, заводивших с тобой милую беседу, не ясно было совершенно ничего. Первая и главная ошибка, которую можно было допустить в этой ситуации, - расслабиться и преждевременно решить, что всё хорошо, что твоей жизни ничего не угрожает. К тому же, лесной дурман встречался так часто и в таких разных вариациях, что незнакомым лесам стоило не доверять априори.
Когда девушка назвала недавно приобретённое прозвище Джона, он слегка нахмурился. Когда девушка подошла и положила руку ему на грудь, воин значительно напрягся и едва сдержался, чтобы не отшатнуться, в том числе от прочувствованного через лёгкую броню холода. Гортань Джона замерла где-то на середине движения. В итоге Кейд невольно кашлянул. Вот эта точно родственница снежной королевы.
- Нет, - чётко ответил Джон на первый вопрос, пока Алек, вероятно, разрывал воображаемый свиток с характерным звуком, а девушка отходила к лошадям. - Это мой друг. Доблестный воин.
Имени мечника Джон не назвал намеренно. Она и так знает больше, чем нужно. Возможно, кто-либо другой на месте Джона принялся бы тихо упиваться своим потешенным самолюбием, но Оружейник понимал, что такое "узнавание" а) играет на руку до поры до времени, б) указывает на некоторое могущество (в широком смысле) стоящей перед ним особы. Об этом же самом могуществе свидетельствовали и магические манипуляции, которые она играючи производила. Не многовато ли чересчур могущественных женщин на квадратный метр моей жизни? Одной из них я... в некотором роде служу, вторую хочу уничтожить. Может, хоть с этой лесной феей пообщаемся без... критических ситуаций.
Джон Кейд дождался, пока девушка сядет на импровизированный трон, и, выслушав вопрос, совершил краткое движение вверх левой бровью. Ещё одна с манией величия. Разбежалась. Безымянным царицам леса ещё теперь кланяться? Джон был готов к вежливой беседе - собственно, воин привык обращаться вежливо и уважительно ко всем, кто не проявлял явного неуважения к нему, - однако раболепствовать не собирался. Даже перед своей "работодательницей" красной шапочкой не собирался, а перед неизвестной ему лесной феей тем более.
- У нас к тебе вопрос и просьба, - спокойно сообщил Джон и, быстро пораскинув мозгами, добавил: - Точнее, несколько вопросов, если позволишь их задать.
И первым, очевидно, был "Зачем ты увела целый табун лошадей?". Спрашивать о том, кто эта девушка вообще такая, Джон пока не собирался. Это шло в разрез с общей атмосферой, что ли. Девушка знала Непоколебимого, он вроде как должен был знать девушку, даже если все присутствующие осознавали, что это не так. Зато Александр Смит в данной ситуации вполне мог задавать "неуместные вопросы" из серии: "А вы кто вообще, дамочка?" и "А чё тут происходит?"

+4

10

Алек нахмурился, сложив руки на груди, когда из леса появилась дамочка с длинными волосами, а когда она поинтересовалась, не слуга ли он Джону, поперхнулся воздухом, чуть не споткнувшись.
- Я служу только Королю, - холодно ответил он, подумав: "А я-то думал, пределом моих унижений будет переодевание в девушку и поцелуй с собственным братом в этом маскараде..."

+4

11

Девушка закинула ногу на ногу, слушая ответ. Она перевела взгляд на Алека после представление его Джоном.
- Друг, - повторила она с ядовитой улыбкой, а в глазах появился тот блеск, когда голову наполняют опасные жуткие мысли, но которые заставляют их обладателя улыбаться, - еще и доблестный, очень хорошо.
Следующие слова оторвали её взгляд от Алека и, она уже без какого-либо блеска в глазах, перевела их на Джона.
- Ладно, хватит притворства. Я хотела сделать эту встречу короткой, чтобы она не успела меня утомить, - поделилась девушка и встала с пня, начиная идти к двум товарищам.
- Не те вопросы ты хочешь задать Непоколебимый, у тебя есть и более важные, - уголки губ слегка раздвинулись, но быстро вернулись в прежнее безэмоциональное состояние, - не смотри на меня так, я не читаю мысли, просто знаю, как и почему они образуются, - девушка подошла вплотную, посмотрела на Джона спокойными холодными глазами, теперь он мог разглядеть черные зрачки её глаз. Она положила большой палец на лоб Джона, никто её не остановил, а вторую руку просунула сквозь руку и тело, укладывая свою ладонь на знак, который оставила девочка. Джон почувствовал тепло, не жжение, а именно тепло разливающееся по его туловищу.
- Ты же искал со мной встречи, - сказала она и внезапно Алек провалился в черную дыру под его ногами, которая моментально закрылась.
Алек оказался в совершенно черном пространстве, его схватили за руки и ноги. Какая-то черная эластичная жижа обхватывала его, залепив ему рот одним из своих щупалец. Вырваться было невозможно. Перед Алеком появились два тонких длинных щупальца, которые надвигались на него, они пролезли ему в нос и полезли дальше, боль жгла все нутро Алека, а кричать он не мог из-за кляпа, мышцы его сокращались, появился рвотный рефлекс, но двинуться ему не давали.
- Я мать Джон, я не могу позволить, чтобы её оберегали недостойные.
Все что происходило с Александром, Джон мог увидеть как на экране, через открытый портал позади женщины, который не предназначался для прохода.

+4

12

Когда подобные... создания говорят, что хотели сделать встречу короткой, это едва ли означает, что они собирались быстренько выполнить все просьбы, ответить на все вопросы и положить еды в дорогу. Скорее всего, окончание встречи подразумевалось не только коротким, но и крайне неприятным для другой стороны. В горле начало пересыхать. Когда девушка сказала о вопросах, взгляд Джона из-под слегка нахмуренных бровей нисколько не изменился. Мысленно же он лишь думал, какие более важные вопросы девушка имеет в виду.
Джон Кейд заглянул в тёмные холодные глаза, прикидывая расклад. Странник мог бы посчитать, что девушка решит просто проигнорировать Алека, не сделав с ним ничего, однако та хищная улыбка, тот блеск, та интонация... и вот это "ещё и доблестный" внушили Джону серьёзные опасения. Александр Смит лично дрался с серьёзным демоном. Что ж, Джон тоже дрался с демонами и догадывался, что в ситуации, в которой воины оказались, такой опыт... не стоит практически ни черта. В голове воина болезненно и устойчиво пульсировала одна мысль: "Она может сделать что угодно в любое мгновение".
Девушка коснулась Джона сначала одной рукой, потом другой. Воин даже не шелохнулся. Вряд ли она это от большой любви.
На этот раз вместо холода от левого бока по телу распространилось тепло. Ну, что, активируешь печать для призыва той девочки? Меняешь на свою или добавляешь сверху? У меня полно свободного места на левом боку, вперёд, нужно больше магических печатей. Чтоб вас всех.
- Ты же искал со мной встречи, - вдруг заявила девушка. Джон изогнул левую бровь, но обдумать или спросить что-либо не успел, так как Александр Смит вдруг исчез из бокового зрения. А потом девушка взорвала Джону мозг. Ээ, фигурально, фигурально, конечно. Испугались, что ли? Фигурально. Джону фигурально взорвала мозг её фраза. В сознании словно сверкнула молния - это был поток мыслей, вдаривших с огромной скоростью и в огромном количестве разом. Хозяйка Ночи?! - буквально проорало сознание Джона, а позади девушки уже возникло нечто вроде портала. Странник бросил взгляд через плечо девушки и расширил глаза.
Резким кратким движением обоих предплечий Джон сбросил с себя руки девушки, оттолкнув их в стороны, быстро и крепко схватил предположительную Хозяйку Ночи левой рукой за плечевой пояс, а точнее за шею сбоку, а правую ладонь молниеносно упёр девушке в живот. Пока что едва ощутимая привычная боль прошла по мышцам правого предплечья.
- Хватит! - рявкнул Оружейник прямо в лицо повелительнице тьмы. - Пусть ты богиня, а я почти обычный человек, но чёрта с два я позволю тебе делать с невинными людьми что тебе вздумается, - процедил Непоколебимый сквозь зубы. - Отпусти его. Если тебе есть дело до меня - разбирайся со мной.

+4

13

Девушка поддалась, точнее была подвижной под действиями Джона, но посмотрела на него с выражением лица "Ты серьезно?", затем от неё начали расплываться черные дымки, словно длинные волосы уходили прочь. Девушка стала неосязаемой и переместилась поближе к порталу, где еще трепыхался Алек. Она встала лицом к Джону, ситуация её не забавляла больше, она не улыбаясь, продолжила говорить.
- Она не зря назвала тебя Непоколебимым. Тебе подходит. Почти обычный человек, в самомнении тебе не откажешь, указывать тому, кто может.. А впрочем неважно, мы здесь не за этим, - Хозяйка взглянула на портал, - Знаешь, чем непоколебимы древние законы? Они держат слово, - она вновь взглянула на Джона, глаза её были холодны, хотелось отвести взгляд, поежиться и убежать в нору.
- Он тебе нужен?
Девушка указала на Алека и что-то произошло. Можно было понять это по тому, как Алек задергался еще сильнее от действий щупалец.
- Мне нужно доказательство, тебе нужна его жизнь, - в руках девушки преобразовался топор - обычный топор дровосека для одной руки, совершенно новый, но ничем не примечательный. Топор полетел на траву к ногам Джона.
- Я отпущу его если докажешь, что он того стоит. Отруби себе руку, - сказала Хозяйка Ночи, безэмоционально и все так же холодно смотря на топор, но казалось, она в полной мере видит и Джона.
- С этим топором управишься за два удара, - девушка скрестила руки, оценивая того, кто был перед её глазами.

+4

14

Как и следовало ожидать, девушка приняла бестелесную форму и отодвинулась от Джона. Пора бы мне обзавестись клинком, который может наносить урон таким вот неосязаемым сущностям, а то их в последнее время становится слишком много вокруг меня. Джон также предполагал, что девушка может выпустить в него ощутимый заряд тьмы, от которого воин отлетит к другому концу поляны, но этого не произошло. О, лучше бы произошло.
Хозяйка Ночи начала говорить, Непоколебимый просто стоял и слушал. Он не отводил взгляд от её глаз, даже когда желание отпрянуть стало почти неодолимым. Тьма продолжала мучить Алека на глазах у Джона. Он лишь сжал зубы и продолжал смотреть на девушку. В какой-то момент у Кейда даже возникла мысль, что мучения Алека могут быть лишь иллюзией. Впрочем, едва ли такая персона стала бы на это размениваться.
Джон спокойно перевёл взгляд на топор, возникший в руках богини. Халтура, - небрежно прокомментировал Джон сам себе, пока топор летел к его ногам.
- Отруби себе руку, - просто сказала девушка. Джон поднял на неё глаза. Трудно было сказать, что именно выражал этот взгляд. Сам Джон едва ли смог бы описать эмоциональный спектр, вспыхнувший в его голове и частично отразившийся во взгляде. Что она сейчас сказала?
- С этим топором управишься за два удара.
Правильно ударив, управлюсь и за один, - буквально на автомате подумал Джон, чуть было не сказав это вслух. Он опустил глаза на топор, мирно лежавший перед ним, и воина пробрала дрожь. Оружейник сжал зубы и кулаки, словно концентрируя в них все свои эмоции, оставляя лицо практически непроницаемым.
Вот поэтому люди не любят древних богов. В словах Хозяйки Ночи, как ни странно, была логика. Древняя, первобытная, совершенно дикая, но логика. Примерно из тех времён, когда забить человека камнем для получения добытой им пищи было чуть ли не в порядке вещей. Как можно доказать ценность жизни другого человека, не жертвуя своей? Фактически у Джона не было ничего ценного. Ничего, кроме него самого. Хозяйка Ночи в той или иной мере это понимала, надо думать. Амулеты, талисманы, кольца? Полезные вещи, но не более чем вещи. Вещи, которые досадно потерять, но не трудно отдать ради спасения человеческой жизни. Вещи, которые в конце концов можно заменить.
Джон приподнял левую руку и осмотрел её. Это может прозвучать смешно, особенно для тех, кто не бывал в подобной ситуации, но Джон увидел отличную руку. Она была крайне удобной. Точно и быстро выполняла все мыслимые команды. В конце концов эта рука чертовски хорошо метала ножи.
Джон посмотрел на Хозяйку Ночи. Это проверка? Я знаю, что это проверка, но насколько это... проверка? Если подойти к вопросу с практической точки зрения, было бы довольно неразумно лишать воина своей дочери руки. Топор пройдёт сквозь плоть? Рука восстановится? Неужели она готова убить невинного человека, если я откажусь? Или же она убьёт меня, если я откажусь? Неужели она готова дать мне пожертвовать рукой? Ради чего? Это абсурд, как ни посмотри. Джон, не мигая, смотрел на девушку. Чего она ждёт от меня? Если это проверка с начала и до конца, то каков правильный ход с моей стороны?
Оружейник нагнулся и поднял топор правой рукой. Он профессиональным движением взвесил его в руке и перехватил близко к металлической части. Может ли моя регенерация отрастить конечность? Джон посмотрел на девушку, на Алека, снова на девушку.
- Моё прозвище, кажется, подразумевает, что я не должен реагировать на такого рода провокации, - заметил Непоколебимый с каким-то необычным спокойствием. Он продолжал смотреть Хозяйке Ночи в глаза. - С другой стороны, я поклялся защищать невинных, твоя дочь велела мне нести справедливость, а Алек, к тому же, мой друг. Однако в данном случае ты являешься источником несправедливости, мучая этого человека и манипулируя мною, используя его жизнь. Я считал тебя более... мудрой. В этом мире много людей, чьи жизни я считаю ценными. Даже крайне ценными. И они не заменяют друг друга. Это означает, что я должен жертвовать частью своего тела ради каждого из них, просто чтобы доказать их ценность? У меня нет столько тел.
Проблема была в том, что в данный момент Хозяйка Ночи целиком и полностью правила бал, а у Оружейника не было ни малейшей возможности что-либо ей противопоставить. Как ни досадно было это признавать, в его распоряжении не было силы, способной противостоять этой древней сущности. У Джона не было выбора, кроме как играть по её правилам. Ещё бы знать эти правила.
- Если ты утверждаешь, - продолжил Джон, практически не сделав паузы, - что единственный доступный мне способ спасти его - это... - Джон мрачно усмехнулся, - жертва... то я вынужден сделать это. - Воин приподнял левую руку, глянул на топор, на Алека, а затем перевёл непроницаемый взгляд на Хозяйку Ночи. В данный момент Оружейник чувствовал, что уже перешёл некоторую грань. Это была та грань, за которой ещё есть что терять, но уже совершенно наплевать, кто перед тобой. Непоколебимый был близок к тому, чтобы говорить с богиней ночи так, словно она была зазнавшейся второсортной ведьмой, или словно он сам был богом, её старым знакомым.
- Но ты должна дать мне слово, - сказал Джон, глядя девушке в глаза. Надеюсь, слово богини ещё что-то значит в этом мире. - Поклянись мне сейчас, что ты отпустишь моего друга, дашь нам обоим уйти отсюда живыми, уже не невредимыми, позволишь вернуть этих лошадей их владельцам и... ответишь на пару моих отвлечённых вопросов. Если сможешь, конечно. - Да, Джону настолько сильно ударил в голову адреналин. На несколько минут ему стало наплевать, несмотря на понимание того, что Хозяйка Ночи может в любой момент сделать ситуацию много хуже. Однако разве это ей нужно? Она хочет удостовериться, что Джон достоин носить имя Непоколебимый и быть защитником её дочери? Что ж, Непоколебимый страж должен быть настолько непоколебим, чтобы говорить с богами так, как некоторые люди не могут позволить себе говорить даже с секретарём мэра своего маленького городишки.
Не думал, что скажу это, но... Даха`аг, если ты всё ещё здесь, сейчас самое время дать мне такую силу, с которой я смогу вызволить Александра и сохранить свою жизнь и все свои конечности в целости.

+3

15

Когда Джон начал говорит на лице Хозяйки не отобразилось ничего, однако, её глаза говорили об обратном. Было впечатление, что она сдерживает желание закончить монолог быстро и жестоко, прервав Джона страданиями Алека, но она сдержалась. На последних словах Непоколебимого, женщина улыбнулась уголками губ.
- Мне нравится твой стиль, - похвалила она, прервав секунды молчания после вопросов Джона, - Все тобой перечисленное, кроме ответов на несколько вопросов. Один. И лучше ему быть хорошим Джон. Я даю тебе слово исполнить просьбу в обмен на руку, - у женщины появился странный блеск в глазах, но его прервали её дальнейшие слова, - Никто не придет помочь, не жди. Некому, да никто и не сможет, - она снова взглянула тем же взглядом, с которым говорила, что не читает мыслей, а лишь знает их источник.
- Поторопись Непоколебимый, иначе я заберу все, что ты перечислил себе, - что-то произошло, Алека начало крутить и большое прилипшее щупальце принялось раздуваться на его губах. Алека тошнило и он начал захлебываться в собственной рвоте, несколько мгновений могут решить его судьбу, если Джон не поспешит - это даже не стоило уточнений, Кейд видел все сам. Топор был настоящим, рука будет отрублена, если Джон решится?!

+3

16

Богиня вела себя достойно. Учитывая, что она могла усилить мучения Алека, убить Алека за промедление Джона, убить самого Джона или просто объявить, что никаких клятв смертным она давать не собирается... да, Джон даже немного зауважал её. Немного. Усилению уважения пока что препятствовал тот факт, что Джону нужно было отрубить себе руку.
Воин посмотрел на своё предплечье. Один здесь, один здесь... нет, лучше три обруча. Позже заменить на ремни... не сильно улучшает ситуацию. Джон поднял глаза на женщину. Нравится мой стиль? Ну спасибо. Легко это говорить, когда я не могу приставить клинок к твоему горлу в соответствии со своим стилем.
Один вопрос. Ожидаемо. И при этом щедро. Гораздо больше, чем ни одного. Сложно, наверно, формулировать вопросы, когда только что отрубил себе руку, но Джону, видимо, придётся. Пока Хозяйка Ночи говорила, воин снял два кольца с левой руки и надел их на пальцы правой.
- Я и не жду помощи, - флегматично отозвался Джон, не глядя на богиню и запуская руку в небольшой мешочек на своём поясе. - Я, знаешь ли, уже очень давно привык быть один на один со своей судьбой. - Джон вытащил два тёмных листа и положил их себе в рот. - А у неё... скверное чувство юмора.
Читала ли эта дамочка мысли? Если верить ей, то нет. Впрочем, немудрено, что за века (или даже тысячелетия) своего существования и общения с людьми она хорошо научилась просчитывать мысли собеседника... или, по крайней мере, умело делать вид, что она их просчитала. Джон мысленно усмехнулся. Вопрос был лишь в том, как много она знала об Оружейнике?
Когда Хозяйка Ночи велела Джону поторопиться, он уже был готов. В данный момент Непоколебимый был спокоен... настолько спокоен, что ему самому стало не по себе от этого. Словно какой-то резервуар ярких эмоций и переживаний полностью опорожнился и ещё не успел набраться вновь, так что сейчас Джон не испытывал вообще ничего. Он принял для себя тот факт, что выбора нет. Джон просчитал многочисленные варианты, но всё их многообразие по сути от него не зависело. Джон понял для себя все перспективы, понял логику происходящего - по крайней мере, так ему казалось, и этого было достаточно - принял будущее, подумал о нём, насколько это позволяла ситуация.
Кейд увидел, как побледнел и задёргался Александр, и сжал топорище со всей силы. Шагнул к ближайшему пню и встал рядом с ним на одно колено. Положил на пень левую руку, продолжая жевать широколистник. В голове зазвучал голос девочки.
"Теперь, когда ты знаешь, что такое страх смерти..."
Джон посмотрел на свою руку.
"Ты не боишься по-настоящему".
Оружейник резким движением занёс топор, и всё его естество сжалось и истошно закричало. Наполнявшийся за эти долгие секунды котёл выплеснул всё своё содержимое разом. С выдохом Джон рубанул по своей руке, целясь в щель лучезапястного сустава. Повторил удар, если было необходимо.
РРАААААААААААААААААААА!!!
Бросив топор и с силой сжав извергавшую кровь руку, Джон невольно отклонился назад, оставляя кисть лежать на пне, прижал предплечье к себе и из последних сил старался не упасть, пока его одежда, трава и земля вокруг обагрялись кровью. Джон сдавливал руку, помогая ускоренной регенерации останавливать кровотечение, а сквозь сжатые до боли в скулах зубы доносился сдавленный стон, больше похожий утробное рычание раненного зверя.
Вот. Почему. Люди ненавидят. Древних богов. Чёртова ты тварь.

+3

17

Офф: Написано в соавторстве с Джоном.
Он:
Хозяйка наблюдала за действиями Джона и когда, он выполнил свою часть сделки, уголки губ её полезли вверх. Она что-то сказала себе под нос, чего Джон не услышал из-за крайней занятости, но возможно, это было «Молодец»?
Девушка подошла ближе к Джону, движением пальцев, закрывая портал, где был Алек. Она смотрела на Непоколебимого сверху вниз, улыбка уже не озаряло её лица. К коленям Джона на окровавленную траву упала белая шелковая ткань, она была слишком велика для платка и иного кроя, чтобы называться шарфом.
- Зажми, - тихо сказала она и после секундного молчания, когда глаза её смотрели куда-то в сторону, она вновь повернула их к Джону, без приказного тона, спросив - Задашь его?
Девушка не давила, казалось в её голосе звучала учтивость и даже сочувствие, возможно, сожаление. Посмотрев на Джона, она поняла, о чем он может думать и добавила: - С твоим другом все в порядке, не беспокойся.
Джон быстрым движением схватил белое пятно, возникшее в поле зрения, и зажал им рану. Кейд мог сейчас сказать в ответ только нечто язвительное. "Ну спасибо". Или "О, как мило с твоей стороны". Или "Здесь ещё нужна чудошвабра, чтобы убрать эту лужу крови". Так что Джон промолчал. Он стоял на коленях, согнувшись, прижав руки к животу, и смотрел в землю перед собой. Боль уже ушла. Впрочем, нет, она просто стала тупой. Заглушалась ещё не ушедшим адреналином, регенерацией, кулоном и, в наибольшей степени, широколистником. Джон чувствовал его вкус, слегка терпкий, вперемешку с запахом собственной крови.
Джон засмеялся. Это не было сдавленное хихиканье или безумный хохот. Это был простой смех, но не особенно весёлый, очевидно. Джон поднял голову и посмотрел на Хозяйку Ночи.
- Не осталось ни одной мысли в голове, - негромко сказал он сквозь смех. - Только крик. А ещё ирония, конечно. В нашем деле без иронии никуда.
Джон снова опустил голову. Богиня действительно проявляет сострадание или только делает вид?.. Вопрос. Нужно задать вопрос. Что можно спросить о самой Хозяйке? Как говорил один мыслитель: "В общем ничего. То есть совсем ничего". Извини, но твоему самолюбию я своим вопросом не польщу. Спросить о способах связи с её дочерью? Джон изначально опасался, что ответ будет либо "Никак" или "Она сама явится, когда будет нужно", либо достаточно прост, чтобы воин дошёл до него эмпирическим путём. Вообще-то говоря, Оружейник собирался спросить о той ледяной паскуде, за жизнью которой он так упорно шёл. Можно было узнать, что означает "дитя с горы Стахра" или кто эта женщина такая, но ввиду событий последних минут Кейд мог задать лишь один вопрос о ней и надеяться, что сможет изменить его, если богиня вдруг не сможет ответить. Хотя давно ли боги стали так просто признаваться в том, что чего-то не знают?
- В холодной пещере я встретил женщину из саркофага, поедавшую трупы людей и назвавшую меня "дитя с горы Стахра", - рассказал Джон, снова подняв голову. Воин заглянул в глаза Хозяйки Ночи и, облизав пересохшие губы, проговорил сквозь зубы: - Как её уничтожить?
Хозяйка не сказала ничего на язвительное замечание Джона, она даже не отреагировала. После его вопроса, девушка выдохнула ноздрями и присела на одно колено рядом с Джоном - она улыбнулась. Ей, наверное, казалось, что Джон сам себя заставляет делать то, что ей хочется. Вот так просто, банально и нелепо, но она даже не старалась. Его слова и фразы не были вложены в его уста никем, кроме него самого, но Хозяйка уже знала, что он попросит и потому была готова предоставить все, что он хотел, и ответить на любой вопрос. Девушка коснулась щеки Джона, большим пальцем лба, он почувствовал холод, она посмотрела на него, не переставая улыбаться.
- Ты и есть оружие Джон, - она улыбнулась шире, засмеялась во весь голос, отодвигаясь от Непоколебимого и вставая на ноги.
Просмеявшись с запрокинутой назад головой, она вновь обратила свой взор на стоявшего на коленях мужчину.
- Итак, первое обещание выполнено. Я отпускаю тебя и твоего слу... товарища, как и договаривались. Я дарю тебе этот табун лошадей, - девушка провела рукой по воздуху в сторону мирно пасущихся лошадей, - можешь делать с ним, что вздумается. И еще, кое-что Джон. Если твой товарищ останется с тобой после этого, значит, я подарила тебе настоящего друга. Это дополнительная услуга за мой смех, - девушка подошла к черному скакуну, взобралась ему на спину и, вполоборота с грустью в голосе добавила, - передай Сэймору, что его предыдущий хозяин умер. Но он нашел то, что искал. Думаю, этот птенец имеет право знать. Прощай Непоколебимый, не ищи напрасной встречи со мной. Совет, - девушка мило улыбнулась уголками губ и повернулась спиной, входя в черный портал, который не показывал куда он ведет.
Портал исчез и будто все поле отпустила какая-то магия, Джон почувствовал облегчение, рядом с ним лежал Алек, которого рвало прямо в зеленую траву. Белая ткань на руке Джона приобрела странные очертания, он сжимал свою прежнюю руку, хотя вся ткань, одежда и трава были в крови, а фантомная боль все еще терзала руку Непоколебимого. К Джону подошла Дэйра, тыкая его носом в щеку и облизывая её. Сзади послышался каркающий голос.
- Какого черта-ррр, вы меня не подождали? Мне прилетело веткой, как булавой, я мог по-ги-бну... - Сэймор так и не договорил, смотря на валявшегося Алека и сидящего на коленях Джона. Ворон принялся оглядываться, украдкой допрыгал до ног Джона и посмотрел на него, наверное, чтобы убедиться, что Джон это Джон. Ворон вздрогнул.
- Это была она?
Задав этот вопрос Сэймор не нуждался в ответе, ворон знал ответ лучше любого на этой поляне. Он вздрогнул еще сильнее, перья его всполошились, глаза округлились, ворона в самом настоящем смысле начало трясти, будто он попал под холодный душ.

+3

18

Богиня снова коснулась лица воина. И он снова ощутил холод.
- Ты и есть оружие, Джон.
О. И почему я не удивлён? - устало подумал Джон, тяжело выдыхая и прикрывая глаза. Пришло время Хозяйке Ночи посмеяться. Странник чуть опустил голову, остался неподвижной согбенной фигурой на тёмной от крови траве, слушая речи женщины.
Голова немного кружилась. Мысли путались. Впрочем, нет. Мыслей практически не было, как Джон и сказал. Но даже слова Хозяйки ночи путались в его голове. Они звучали словно в разветвлённой пещере, немного гулко, многократно повторяясь эхом, то затихавшим, то вдруг вскрикивавшим, и повторы эти периодически звучали собственным голосом Кейда. Обещание выполнено. Обещание. Отпускаю. Товарища отпускаю. Табун. Дарю табун. Дарю. Что вздумается. Что вздумается. Вздумается. Кое-что ещё. Ещё кое-что, Джон. Джон. Джон. Джон. ДЖОН. Подарила настоящего друга. Друга. Настоящего друга. Услуга. Друга. Услуга. Сэймор. Сэймор. СЭЙМОР. Птенец. Непоколебимый. Прощай. Прощай, Непоколебимый. Не ищи. Не ищи... не ищи...
- Вот уж точно не буду, - пробормотал Джон так тихо, что сам едва услышал себя.
Странник невольно выдохнул. Ему вдруг стало легче. Хозяйка Ночи ушла, и Оружейник издал вздох облегчения. Он поднял голову. Вокруг была зелень. Лошади. Лошади мирно паслись на поляне. Деревья уходили вверх, указывали на небо, такое красивое, каким Джон его давно не видел. Что?... Что произошло? Джон смотрел перед собой и вокруг себя, слышал своё дыхание. Почему в такие моменты... я ощущаю жизнь так, как никогда?.. Боль существовала где-то за рамками осознания. Всё тело существовало за рамками осознания. Он был словно сгустком созерцания, ритмично пульсирующим с каждым ровным медленным вдохом. Джону казалось, что он видит всё. Что он буквально всей своей сущностью ощущает то, что видит. Каждую мельчающую травинку, тончайший оттенок зелени. Он будто сам был этой зеленью, он будто слился с окружающим пространством. Неужели примерно так ощущают себя мастера этой хвалёной горной медитации? - пришёл вопрос из реальности. Джон дышал и смотрел, и больше ничего не происходило. Он потратил на это столько времени, сколько нужно было, чтобы прочувствовать и погрузиться. Погрузиться достаточно, но не слишком сильно. Погрузиться так, чтобы вернуться назад. Сколько времени прошло на самом деле, Джон точно не знал. А прошло не больше четверти минуты. Потом он вернулся. Быстро, но вместе с тем плавно. Его пробудили резкие звуки и вернувшаяся в область сознания тупая боль. Кого-то рвало по правую руку от Джона. Кто-то каркал сзади. Джон сморгнул. Быстро поморгал несколько раз, а затем опустил взгляд на белый платок, данный Хозяйкой Ночи. Крайне трудно описать весь спектр волны медлительного взрыва, прокатившейся внутри сознания Джона. Он трогал свою руку через ткань, а затем резким нетерпеливым движением сбросил платок, отбросил его в сторону. Джон смотрел на свою кисть, как на какое-то там по счёту чудо света. Как на дар божий. Впрочем, в некотором роде она им и являлась. Появившийся Сэймор тем временем ворчал насчёт своей "нелёгкой участи", и при других обстоятельствах Джон бы не оставил это без комментария, но сейчас он почти не слышал. Лишь смотрел на свою руку, двигал пальцами, так, как будто они могли вот-вот рассыпаться. Джон чуть повернул голову и прикрыл глаза от теплоты на своей щеке, протянул левую руку и стал медленно гладить Дэйру, запуская вновь обретённые пальцы в её гриву.
- Мы прошли через это, Дэйра. Мы прошли, - прошептал Джон, а затем посмотрел куда-то вдаль, в чащу и чуть вверх и почему-то сказал на грани слышимости: - Спасибо.
Это было странно, возможно, являлось плодом наступившей своеобразной эйфории, но Джон был в какой-то степени благодарен Хозяйке Ночи за это испытание, через которое он прошёл по её воле. Лишь с последним вопросом Сэймора, воин обратил на ворона свой взгляд, кивнул, а затем покачал головой.
- Ох, старина... знал бы ты, что здесь было, - тихо сказал Оружейник. Он чувствовал себя вымотанным сильнее, чем после любого из сражений последних лет десяти. Левая рука ныла, но сейчас он, можно сказать, получал удовольствие от этой боли. Джон прошёл через чёрт знает что, но здесь был человек, которому сейчас было гораздо хуже. В том числе потому что он, предположительно, ни черта не понимал. По крайней мере, если в том тёмном мире не звучал женский голос, объяснявший Алеку происходящее.
Собравшись с силами, Джон Кейд поднялся на ноги, опираясь левой рукой на Дэйру, подошёл к лежащему траве Александру Смиту, опустился рядом с ним на корточки и коснулся его рукой.
- Алек. Всё закончилось. Мы выбрались, слышишь?
Вряд ли в его состоянии молодой мечник мог эффективно анализировать голос, но, посмотрев на своего компаньона, он мог увидеть окровавленную одежду и измождённое лицо с мокрыми от пота висками. Впрочем, сам Александр выглядел сейчас не лучше. Вот уж кто пострадал безвинно. Неужели богиня не могла обойтись без реальных мучений Алека? Впрочем... она что-то там сказала о настоящем друге. Мда, одна проверка жёстче другой. Джон держал Алека за плечо и помог мечнику сесть, когда его перестало тошнить.
- Хочешь воды? Тебе нужно попить, - негромко сказал Джон, не отпуская плечо молодого воина, а головокружение напоминало Кейду о том, что и ему самому следует попить.
- Да, Джон, - наконец выдавил из себя Сэймор, немного успокоившись и подойдя к Алеку. - У тебя талант влипать в такое, что некоторым едва ли могло бы присниться.

+4

19

Алек не успел даже отреагировать, прежде чем его поместили куда-то, что можно было назвать идеальной пыточной. Вот только быть жертвой идеальной пыточной - состояние, в точности противоположное идеальному... поэтому, когда он всё же оказался на свободе, первым делом его обильно стошнило. А когда его разум немного пришёл в себя - ещё до того, как до конца пришло в себя тело - он сумел подавить очередной рвотный позыв на время, достаточное, чтобы спросить:
- Кто... что это... было?
Ещё немного поизвергав содержимое, он послушно сел с помощью Джона и, бледнея, кивнул:
- Хочу. А мне-то казалось, что Траун будет моим самым серьёзным противником в жизни...

Отредактировано Александр Смит (28 Июн 2018 16:21:44)

+3

20

- Древняя богиня, известная как Хозяйка Ночи, - ответил Джон, пока Сэймора ударила новая волна лёгкой дрожи. - Ты наверняка слышал легенды о ней. Сегодня она дала нам обоим по испытанию. Тебе - в большей степени физическое, мне - в большей степени моральное. - Джон глянул на свою одежду, покрытую тёмными пятнами.
Странник снял с пояса флягу с водой, протянул её Алеку и усмехнулся в ответ на его замечание.
- Если ты не забыл, нам ещё предстоит встретиться с моим врагом, о котором я рассказывал, - в чём-то эта ледяная колдунья может оказаться хуже низшего демона. Впрочем, могущественнее Хозяйки Ночи если и есть в этом мире сущности, то их крайне мало.
- Да, например, ноль. Или, может быть, ноль, - проворчал себе под нос (то есть под клюв) Сэймор. - Ах да, ещё вариант: ноль.
- Она нам не враг, - сказал Джон с достаточной долей уверенности в голосе, чуть сильнее сжав плечо Алека. - Возможно, она не свет, но она и не тьма. Говорю же, много общего. С той лишь разницей, что я не заставляю людей самим отрубать их собственные руки. Если бы она захотела убить нас, это не составило бы для неё труда. А произошедшее, как я уже сказал, было своеобразной проверкой в стиле древнего божества. Хозяйка Ночи даже отдала нам табун. И даже вернула мне руку.
- Какая радость. Табун, - проворчал Сэймор. - Ты, Джон, и без того любитель пафосно скакать в закат, а теперь мы, похоже, будем скакать в закат с пафосом, помноженным на количество лошадей.
- Не волнуйся, мы отдадим этих лошадей их владельцам, - сказал Джон, повернув голову к ворону.
- Да ты смеёшься? Тебе сама Хозяйка Ночи табун лошадей подарила!
- Формально этих лошадей она украла, будь она хоть трижды богиней. Кстати, мы так и не выяснили, зачем.
- Джон, ты в курсе вообще, сколько денег можно получить, если продать всех этих лошадей? Не знаешь? Я тебе подскажу. Очень много!
- Кому ты собрался их продавать?
- Да кому угодно. Хоть тем же погонщикам. Продать им их же лошадей, - Сэймор изобразил краткий гортанный смех.
- Чудная идея. Делать так мы, конечно, не будем.
Джон поднялся, негромко свистнул, подзывая свою лошадь, и помог Алеку встать на ноги.
- Поедешь на Дэйре, в ней я могу быть уверен. Твоя единственная задача - не вывалиться из седла, - сказал Оружейник и при отсутствии возражений (собственно, в состоянии, в котором пока что находился Алек, людям обычно особо не до возражений) помог ему залезть на лошадь, после чего обошёл её спереди, коснулся лбом её лба и положил руку Дэйре на шею.
- Алек ещё плохо себя чувствует. Повезёшь его аккуратно. Поедешь за мной, - едва слышно сказал странник, и лошадь, как сказал бы сам Джон, утвердительно фыркнула. Кейд кратким движением погладил Дэйру по холке, кивнул Алеку, велел Сэймору лететь вперёд и отыскать погонщиков, вскочил (не таким лёгким движением, как хотелось бы, учитывая события последнего получаса) на одного из пасущихся на поляне коней, заливисто и громко свистнул, махнул рукой, хлопнул скакуна по крупу и поскакал прочь из леса, уводя за собой лошадей.
Если погонщики были найдены вороном в окрестностях того места, где странники видели их раньше, Джон направил табун в соответствующую сторону. Воин остановил коня, на котором ехал, в полсотне метров от коневодов, спрыгнул на землю (тяжелее, чем делал этот обычно), надел капюшон и, взяв Дэйру, везущую Алека, под уздцы, подошёл к погонщикам, вокруг которых уже останавливался их табун.
- Ваши лошади, - вкрадчиво произнёс Оружейник.

+1

21

Можно было видеть, как топор оставленный Хозяйкой Ночи расплылся в черной дымке, исчезнув навсегда. Сэймор обратил на это внимание еще раз испугавшись и отпрянув на значительное расстояние от увиденного. На удивление ворон сел на Дэйру сзади и замолчал на весь путь "обратно к погонщикам". Он погрузился в собственные мысли, перестав спорить, может и спорил ранее он лишь оттого, что перепугался не на шутку, а это был его лучший защитный механизм, кроме полетов. Алека сильно штормило, просто так, за пару минут, восстановиться после подобных пыток нельзя. Его нутро жгло, нос постоянно сочился и саднил, горло хрипело и хотелось его почесать, глаза тоже наливались слезами от всего этого противного чувства. Алек мог выпить всю флягу с водой, но облегчение приходило лишь на несколько секунд. К концу их возвращения к погонщикам, жгучая боль слегка притупилась, но добавилась неприятная пульсация. Джону следовало бы поделиться широколистником.
Что касается виновника "торжества", то его руку дергало, порой казалось, что она не его и вообще плохо слушается, но это были лишь фантомные боли и посттравматические рефлексы. Даже учитывая его регенерацию и широколистник, она продолжала вести себя плохо, отдаваясь коликами в пальцах и изначальным холодом, процесс восстановления займет какое-то время. Пострадал и инвентарь Кейда, кристалл, что показывал ему приближение темной магии превратился в пыль - он раскрошился до основания и кусочки его все еще приходилось вытряхивать из одежды.
Лошади послушно шли за Кейдом, будто он всегда был их пастухом, вероятней всего то было воздействие черного скакуна. Погонщики же, шли Кейду на встречу, устав бежать за своим табуном и, неизвестно, на что надеясь. Встретив тройку, они с открытыми ртами подбежали ближе.
- Господин, как нам благодарить вас?
Сразу зароптали мужики, готовые на все, за столь щедрый подарок. Все они стояли кротко, сдерживая слезы и печаль на лицах, которые приобрели они в разлуке с единственной возможностью своего дохода. Мужики не верили своему счастью и потому даже не ликовали, пока Джон не подтвердит то, что они могут забрать непонятно с чего взбесившийся табун.

+2

22

Офф: пост написан в соавторстве с Благодарным


Джон Кейд устало посмотрел на погонщиков. Левая кисть дёрнулась, воин невольно поморщился и сжал её другой рукой. Странник обвёл взглядом табун. Лошадей было много, сейчас они все вели себя спокойно. Что ж, такая ситуация весьма кстати, поскольку Алеку как раз не помешала бы лошадь. И Джон, и Дэйра... и сам Алек, наверно, чувствовали себя не самым комфортным образом от необходимых условий поездки последних дней.
- Мы с другом путешествуем вдвоём на моей лошади, - Джон указал рукой на Дэйру, на которой сидел Алек. - Нам не помешала бы ещё одна лошадь. - Странник глянул на Сэймора, угрюмо сидящего на крупе Дэйры, и добавил: - Или пара лошадей, если вас это не слишком обременит. То есть не слишком обделит.
Мужики переглянулись, секунд пять перешептывались, а затем снова посмотрела на Джона и благодарно закивали ему.
- Конечно, конечно, добрый господин. Берите, берите две лошади. Посоветуем вам вот этих, - мужички указали на лошадь, на которой только что ехал Джон, и еще одну, которую подвел один из них. Это была выносливая стройная лошадь, в которой было мало прыти, но она была прекрасна для дальних переходов.
- Благодарим вас еще раз, - сказали погонщики, готовые расходиться со своими спасителями в разные стороны.
Джон почтительно кивнул погонщикам, взобрался на одну из отданных в благодарность лошадей и легко ткнул пятками ей в бока, ожидая, что Дэйра и лошадь, оставшаяся без седока, последуют за ним. С полминуты путники ехали молча. Джон глянул на Сэймора и собирался похлопать себя по левому предплечью, приглашая ворона вернуться на привычное место, но левую кисть снова свело ноющей болью, и воин передумал. Вместо этого он посмотрел на Алека и сказал:
- Когда окрепнешь, пересядешь на эту лошадь, - Джон провёл рукой по гриве названной лошади, - а третью продадим в хорошие руки где-нибудь по дороге. Как видишь, Сэймор, я прислушиваюсь к твоим советам.
- В кои-то веки, - пробурчал Сэймор. - Да и я вообще-то предлагал продать весь табун.
- Разве ты не чувствуешь морального удовлетворения, когда помогаешь людям и слышишь от них благодарность?
- Моральное удовлетворение - это, может, и хорошо, но на хлеб его, знаешь ли, не намажешь. Но хоть одну лошадь продадим, уже неплохо. - Сэймор помолчал. - Не так уж часто мне представляется возможность действительно помочь людям. Я ворон, если ты ещё не забыл, а не воин в сияющих... чёрных доспехах.
Джон сухо усмехнулся, снова поморщился от болезненно дёрнувшейся руки и перевёл взгляд на Алека.
- Как сейчас чувствуешь себя? - спросил странник молодого мечника. - Если хочешь, можем остановиться на ночлег пораньше.
- Если чего-то болит, - подхватил Сэймор, так толком и не знающий, что именно произошло с воинами на той поляне, - у Джона есть чудо-листья, которые он иногда жуёт для снятия боли и утверждает, что они не вызывают привыкания, - рассказал ворон и добавил театральным шёпотом: - Но я бы не был так уверен.
- Никакого привыкания, - заверил Оружейник. - Использую их редко, их не так просто найти. К тому же, теперь они нужны мне в меньшей степени, - последнюю фразу воин проговорил себе под нос, и Алек, даже если услышал, вряд ли понял бы о чём речь, поскольку ему до сих пор так и не пришлось узнать, почему же его компаньон называет себя Оружейником на самом деле.
Если молодой мечник высказал желание утолить боль, Джон приостановил лошадь и, достав из мешочка на поясе половинку тёмного листа, протянул Алеку. Ещё через несколько минут спокойной езды и, по-видимому, некоторых размышлений, Оружейник поинтересовался:
- Алек, ты умеешь метать ножи?

+2

23

Алек чувствовал себя достаточно плохо, чтобы не отказаться от не вполне прямого предложения пожевать листья и согласиться встать на ночлег пораньше. По той же причине он практически не принимал участия в переговорах. На последний вопрос он пожал плечами:
- Нет, особо не умею. Мне как-то не приходилось сталкиваться с ножами, у меня другое оружие - и руки, если враг слишком близко. Думаешь, умей я их метать, не попробовал бы остановить Вита?

+2

24

Джон выслушал ответ Алека и кивнул, после чего коснулся пальцами одного из метательных лезвий на своём поясе. Эта маленькая мимолётная мысль возникла в том громадном ментальном клубке, появившемсям, когда Кейд готовился выполнить условие Хозяйки Ночи и, кроме прочего, понял, что эффективно и быстро метать лезвия сможет только одной рукой. Что-то вроде "Хэй, а кто будет метать лезвия, если я смогу делать это в два раза реже? А, точно, есть же Алек". К великому счастью, Оружейнику вернули его руку, но мысль как таковая была неплохой.
- Нам ехать как минимум полторы недели, - констатировал Джон. - Стоит вынести из этого хоть какую-то пользу. - Воин посмотрел на молодого мечника. - Я могу научить тебя, если хочешь.
- Только сообщите мне минут за десять перед тем, как начать тренировку. Я улечу куда-нибудь подальше и спрячусь за какими-нибудь преградами, желательно каменными, - не заставил себя ждать с комментарием Сэймор. Джон лишь сухо усмехнулся.
- Конечно, за это время мастером метательных ножей ты не станешь, но сможешь использовать подобные вещи, - Джон взял с пояса и продемонстрировал Алеку изящное блестящее лезвие, - в бою при крайней необходимости.
- При крайней необходимости берёшь что под руку попадётся и швыряешь неважно как. Попадёшь лезвием плашмя кому-нибудь по голове, уже хорошо.
- Боевые умения не бывают лишними, - пространно выдал Джон и перевёл взгляд на горизонт впереди. Не то чтобы странник обдумывал произошедшую встречу с Хозяйкой Ночи, но в какой-то момент он вспомнил те слова, которые богиня просила передать Сэймору.
- Ах да. Сэймор.
- На своём боевом посту, сэр, есть сэр, - протараторил ворон, вполне театрально, но совсем не так бодро, как можно было бы ожидать.
- Хозяйка Ночи просила передать тебе, что твой прошлый хозяин умер. Но он нашёл что искал, - сообщил Джон и посмотрел на ворона, оценивая его реакцию. Сэймор помрачнел. Значительно помрачнел. Кейд, кажется, не видел его таким мрачным раньше. Точнее вообще не видел его действительно мрачным. Речь, очевидно, шла не о том неприятном торговце, у которого Джон выкупил птицу, но о ком-то, кто был дорог Сэймору.
- О, - выдал он этот краткий незамысловатый звук так, что Кейд тоже невольно помрачнел и нахмурил брови.
- Я понял, - сказал ворон так, словно был не известным Джону болтуном, а человеком с печальной судьбой, ценящим каждое своё слово и не тратящим их зря. Не более минуты все ехали молча, Джон лишь бросал на ворона короткие взгляды из-под нахмуренных бровей, а затем Сэймор поднял голову и сказал:
- Джон, мне нужно... побыть одному. Некоторое время.
Воин лишь кивнул, а Сэймор расправил крылья таким манером, которым он не делал этого никогда, прыгнул с лошади, совершил несколько сильных взмахов и взмыл ввысь, улетая прочь. Дэйра фыркнула, как могло показаться, с некоторой грустью. Джон проводил ворона взглядом, но ничего не сказал. Два странника продолжили путь к деревне Вушель.

+3

25

Квест игроками окончательно завершен

0


Вы здесь » Бесконечное приключение » Пройденные приключения » Темная лошадка