Бесконечное приключение

Объявление


Жанр: темное/светлое фентези
Рейтинг игры: варьируем по квестам, max NC-21
Система игры: эпизодическая
Система мастеринга: смешанная
Оформление постов: свободное

На данный момент в игре ведутся бои за освобождение территорий от власти демонов, освобожденные земли наладили торговлю и дипломатические связи между собой, демоны дерутся за власть и контроль на своих территориях.

Княжество Бертад скрыто от многих глаз и не является единственной игровой зоной.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Старый дом

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

http://i96.fastpic.ru/big/2017/1029/69/438ab98f3cdf228671d8a4cce033fc69.jpg
Рейтинг квеста: R.
Статус ожидания: закрытый.
Канва: Вы немного сбились с пути, но впереди вы видите одинокий двухэтажный дом. Он кажется вам ухоженным и не вызывает подозрений. Подойдя ближе, вы понимаете, что с другой стороны домик начал рассыпаться, возможно, здесь никто не живет или живут старые люди не способные ухаживать за домом. Постучав в дверь, хриплый голосок просит вас дернуть за веревочку, чтобы дверь открылась.
Погодные условия: вечернее время, дождь усиливается, нападает сильный ветер.
Участники: Джон Кейд.
Указания от ГМ: Первым постом опишите, как вы осознали свою ошибку и что есть лично при вас (лошадь и то, что на ней можно не описывать).

0

2

Джон Кейд ехал верхом, правой рукой крепко вцепившись в поводья, а левой придерживая капюшон. Ветер трепал плащ, под которым укрывался от усиливавшегося дождя Сэймор, державшийся одной лапой за рукоять меча и поглядывавший на два небольших лезвия, всё ещё находившихся на поясе спереди. Спину всадника прикрывал круглый металлический щит, но это не особенно улучшало ситуацию.
- Я говорил, что погода испортится, - пробурчал из-под плаща ворон.
- Плевать на погоду! Куда мы, к чёрту, свернули? Я не вижу нужных ориентиров.
- Ты же видел, какой был туман. Ни черта не было видно.
- Так нечего было путать меня! Теперь мы делаем крюк. Нужно будет вернуться на дорогу к Диэлрену, то бишь взять восточнее, а точнее, двинуться на юго-восток.
- У нас было в запасе время, ты сам говорил. Прибудем во время, не волнуйся.
- Прибудем, если нас не снесёт бурей.
Пару минут компаньоны молчали, а затем Джон заметил в наступающем сумраке, расчерченном косыми дождевыми линиями, какое-то строение.
- Вижу какой-то дом, - оповестил воин. Ему приходилось повышать голос, чтобы перекричать дождь и ветер. Сэймор высунул голову из-под плаща и тут же убрал её обратно.
- Дом?
- Да. Всего один, похоже.
- Насколько он зловещий по шкале от дома твоей бабушки до "ох, чёрт, надо валить вне зависимости от погоды"?
- Обычный. Ухоженный.
- Ухоженный? Такой приторно миленький? Это дополнительная градация, называется "я прожил хорошую жизнь".
- Нет, он не "приторно миленький", - отозвался Джон. - Обычный дом. Мы явно не в той ситуации, чтобы игнорировать возможность нормального ночлега, основываясь только на беспочвенных подозрениях.
Всадник слегка ткнул пятками в бока лошади, и она быстро поскакала к дому.
Когда Джон спешился, ворон пересел на его левое предплечье, приведённое к телу, и периодически одёргивал клювом плащ, чтобы тот хотя бы частично закрывал его от дождя. Странник обошёл вокруг дома, осматривая его, продолжая придерживать капюшон рукой.
- Развалина, - выдал Сэймор. - Я бы предположил, что здесь никого нет, если бы с той стороны он не выглядел как мечта семьи стариков-интровертов.
Джон подошёл к двери и помедлил.
- Если там кто-то есть, я устроюсь где-нибудь под кровлей. Не хочу, чтобы обитающая тут старушка получила инфаркт от встречи с говорящим вороном. В таких домах всегда есть места, подходящие для неприхотливых птиц. Не удивлюсь, если найду какое-нибудь заброшенное гнездо.
- А ты у нас неприхотливая птица?
- Помолчи, - беззлобно отозвался Сэймор.
Джон Кейд глянул на талисман обнаружения и постучал в дверь.

+3

3

Талисман не светился, но дрожал. Возможно, это было из-за ветра, но на секунду Кейду могло показаться, что сам талисман просто вибрирует, однако, уже после этой секунды он просто висел у него на руке. Раздались раскаты грома и молния шандарахнула где-то поблизости, оставляя искрящееся дерево впереди по дороги. Огонь был локализован дождем, но пару веток теперь загораживали путь вглубь леса (не оттуда, откуда приехал Джон).
Дверь была очень тяжелой и явно пришлось постучать еще раз, чтобы хозяева услышали.
- Кто там? Что надо?
Раздался очень спокойный крик изнутри. После получения ответа голос стал тише, но его можно было спокойно разобрать.
- Де-е-ерни за веревочку, дверь то и откроется, - странно, но казалось, что первый голос принадлежал старику, а вот уже второй старухе.
В любом случае, когда Джон дернул за веревочку, дверь и впрямь открылась. Внутри было темно, несмотря на то, что горел камин. Мужчина также мог видеть два кресла-качалки в которых сидели, укутавшись в пледы и везенки, два неизвестных. Один укутался в плед так, что головы его видно не было, на голове же второго или второй виднелся розовый чепчик.
Стоило Джону войти, как дверь закрылась за спиной от ветра, сильно хлопнув при этом позади него.
- Джон, может, ну, его...?
Тихо проговорил Сэймор так, чтобы его не слышали.
- Девятку тебе бубновую, - вскрикнул сиплый бас и некто в чепчике кинул карту на столик между двумя креслами-качалками.
Лапа у этого некто была огромной и мохнатой. Серая шерсть не могла скрыть белые здоровые когти. Только сейчас от первого неизвестного показался дым, видимо, он курил трубку.
- А мы тебе валета казырного - оппонировал он, и тоже кинул карту на стол, почти точно такой же здоровенной мохнатой лапищей.
Только сейчас глаза Джона могли привыкнуть к темноте и по виду обстановка была похожа на маленький трактир с барной стойкой, несколькими маленькими круглыми столами и бочками стоявшими у каменной прохладной стены.

+1

4

Увидев вибрацию талисмана обнаружения, Джон чуть помедлил. Вероятно, то был ветер. Однако Джон поднял глаза, припоминая, не мог ли он забыть некоторые особенности этого талисмана. Впрочем, камень работал крайне просто - у него было всего два варианта активности, и ни одна из них не проявлялась вибрацией. Если только старик не забыл упомянуть о чём-либо. Нечто вроде "Ах, да, если вдруг он завибрирует - такого, скорее всего, не произойдёт, но мало ли - значит, явились древние боги хаоса, по сравнению с которыми Даха`аг - как трёхлетний пацан с тупым ножиком по сравнению с тобой. Так что этому миру осталась пара минут - можешь начинать молиться кому-нибудь". Из дома тем временем раздались вполне человеческие голоса, принадлежавшие предположительно двум старикам. Джон Кейд дёрнул за названную верёвку и шагнул в дом, оставляя Дэйру под навесом неподалёку от двери, а Сэймору позволяя полететь на поиски собственного ночлега.
Когда глаза странника привыкли к темноте, он осмотрелся, всё ещё стоя у закрывшейся двери. Обстановка была не совсем типичной для домика пожилой семьи. Впрочем, и сидевшие у камина не были типичными стариками. Джон невольно напрягся, увидев те части тела двух незнакомцев, которые не были скрыты одеждой - их мохнатые когтистые лапы. Оборотни? Антропоморфные волки? Сколько серебра в сплаве клинка моего меча? Примерно нисколько. Мышцы предплечий Джона болезненно напрягались. Кто сказал, что это оборотни? Кто сказал, что они уязвимы к серебру больше, чем к другим металлам? А если и так, кто знает, возможно, они чувствуют присутствие серебра. В таком случае превентивное создание серебряного оружия может лишь разозлить их. Джон расслабил руки. Пока что эти двое не проявляют агрессии, однако, конечно, никто не гарантирует, что так и будет продолжаться.
- Добрый вечер, - поздоровался Джон, снимая капюшон и подходя чуть ближе к камину (но не слишком близко). - Прошу простить за беспокойство. Я лишь хотел бы переночевать. Переждать начавшуюся бурю, точнее. Если вас это не стеснит.
Если реакция на такое начало не была негативной, Джон продолжил:
- Был бы признателен за еду и питьё. Если вам требуется какая-либо помощь - готов её оказать. Только если она не заключается в съедении меня заживо. Мне за последнее время уже достаточно личностей, питающихся человечиной.

+1

5

Когда Джон начал говорить, он заметил неестественную хрипоту в своем голосе от которой не избавился даже несколько раз откашлявшись или сглотнув. Не сразу, но к нему повернулся неизвестный сидящий на правом кресле. Это оказался волк в розово женском чепчике и розовом халате. Волк затрясся и медленно начал похихикивать, после чего раздался басистым смехом на всю постройку.
- Вильям, погляди, у нас еще один, кха-хахаха, - не мог сдержаться говорящий волк черного окраса.
Вильям повел плечами, кажется ему не хотелось оборачиваться, но он обернулся и в глазах его было неудобство и сожаление. Вильям тоже оказался волком, только серым и в мундире. Он ничего не сказал.
Тем временем Джон странно себя почувствовал, точнее частично. Ему казалось, что щетина его стала чрезмерно мешаться на своем месте, а в области поясницы появился какой-то дискомфорт, будто посторонний предмет находился в штанах. Скосив глаза Джон мог увидеть черный нос. А почему он черный? И когда это он был черным? На левой стене между зашторенными окнами висело большое овальное зеркало, может стоило поглядеть и если так, то Джон увидел бы в ней волчью морду, волчьи клыки, волчью темную шерсть в теплом свете горящего огня.

+1

6

Джон откашлялся.
- Прошу прощения, - хрипло пробормотал он, ещё пару раз попытавшись прочистить горло. В чём дело?.. Джон невольно отвлёкся от своего занятия, когда волк в розовом халате, изображавший, по-видимому, "бабушку", начал хохотать. Сказанное волком заставило Джона напрячься. Ещё один? Если это что-то вроде "ещё один человек, которого мы сожрём", то мне придётся вас огорчить. Тем временем волк, выступавший в роли "дедушки" и названный Вильямом, тоже обернулся, но явно не разделял безумное веселье своего коллеги. Неужели обожрался? Или он просто не любит человеческое мясо, а "бабушка" заставляет его есть вместе с ней. Джон невольно чуть выгнул спину, пытаясь понять возникшее ощущение, а рукой провёл по своему подбородку и был удивлён результатом. Не так уж давно я брился, откуда такая растительность на лице? Тем временем в поле зрения возникло нечто не совсем привычное в области носа. Точнее, сам нос стал не совсем привычным. Какого?.. Джон глянул на двух волков поочерёдно, затем осмотрелся и, обнаружив зеркало, шагнул к нему. Шагнул и тут же отпрянул. Какого чёрта?! Джон Кейд развернулся к предположительным хозяевам дома, и в волчьих глазах вспыхнул гнев. Воин кинулся к камину, ухватил обоих волков за грудки и буквально выдернул из кресел.
- Какого чёрта происходит?! - прорычал Джон. - Отвечайте мне!
Странник понимал, что "бабушка" с "дедушкой" могут не иметь никакого отношения к превращению Джона. Более того, они, вполне вероятно, сами являются жертвами такого превращения, но, во-первых, Джон был несколько выбит из колеи произошедшим, а во-вторых, эти двое пока что были единственными, кто мог дать ответы на вопросы воина, и он собирался эти ответы получить. Если это чья-то шутка, то следует взять кочергу у камина и загнать её этому шутнику по самое остроумие.

+1

7

Волк-бабушка взял лапу Джона в свою и оттянул от своего фартука, Кейд мог почувствовать большую силу в его руке и сопротивляться этой силе было проблематично.
- Но, но, но... без рук. Может ты и трансформировался, но волчья сила приходит много позже, так что не тебе командовать парадом, - заявил волчара хриплым голосом.
Волк-солдат лишь тяжело выдохнул из ноздрей, отцепил от себя лапу Кейда и присел на стул, говорить ему явно не хотелось.
- Возьми себе кресло приятель, налей себе выпить за барной стойкой и приходи послушать, что мы тебе расскажем, - через некоторое время волк-бабушка продолжил, - Домик этот, как ты уже понял не простой. Мы тут уже с полгода сидим, я например, точно. Товарищ наш и впрямь был раньше солдатом, а я был разбойником. Свелись наши дорожки здесь, да как вошли мы в дом, обратились волками. Я проспал все превращение, а проснулся только после того, как сюда вернулся вот он с мохнатой рожей, - солдат глянул на разбойника, тот довольно оскалился, - Даже не начинай ворчать, ты свою рожу в зеркале видел? Короче, страху я тогда натерпелся похуже, чем ты. А дальше по накатанной, вернуться назад мы не можем, как видишь все окна заколочены, а дверь теперь ведет в сказочный мир. Раз в день нам положено идти играть свои роли. Если отыгрываем хорошо, нас тут и пивом и едой снабжают, а если плохо сиди и голодай. Бабушкой знаешь ли не наешься, она как воздух - проглотил, и нет её. Ну, ррр, а ты то кем будешь резкий ты наш?
Волки уставились на собеседника. Если бы Джон захотел проверить теорию о сказочном мире, то открыв дверь он увидел бы яркое солнце, зеленые луга с бабочками. Вдалеке лес, где пели птицы.

+3

8

Честно говоря, Джон ожидал, что волчий облик увеличит его силы или уж точно не уменьшит их. Но расчёт был несколько неверен, поэтому надавить на бабушку и дедушку не удалось, впрочем, это было и ни к чему. Если волк в военной форме был печален и говорить не хотел, то волк, переодетый бабушкой, был готов объяснить новичку ситуацию. Джона ещё распирало от гнева, но он всё же взял стул и налил себе полкружки пива по совету бабушки. Сев около своих товарищей по несчастью и отпив из кружки, Джон несколько успокоился и принялся слушать бабушку. Солдат был и правда солдатом, но бабушка была разбойником. Чудная компания. Полгода?! Ну нет, столько сидеть здесь я не собираюсь. Джон дослушал объяснение и переварил его. Роли... Чудно. Я вам что, театральный актёр? Что ж, премия за грим нам в любом случае гарантирована. Воин поднял взгляд от своей кружки на бабушку. Это был далеко не самый грозный взгляд, на который Оружейник был способен, но и не самый добродушный.
- Почему же ты, мерзавец, вместо того, чтобы предупредить меня, велел мне дёрнуть за чёртову верёвочку? - поинтересовался Джон, вкладывая в этот вопрос не столько гнев по отношению к поступку бабушки, сколько досаду и негодование относительно сложившейся ситуации. - Будучи снаружи, я явно мог бы сделать больше, чем здесь. Впрочем, ладно. Мы с вами в одной ловушке, ни к чему начинать с перепалок. Я Джон Кейд, странствующий воин. Прозвище Оружейник. Как ваши имена? - спросил Джон и, получив или не получив ответ, продолжил: - Я не хочу сидеть здесь годами и не собираюсь плясать ни под чью сказочную дудку. Мы с вами должны выбраться. И, желательно, потратить на это не больше суток.
Джон допил большую часть налитого пива.
- Я хочу осмотреть дом. Не сомневаюсь, что вы делали это и, возможно, не раз, но тем не менее. После я попрошу вас рассказать мне всё, что вы знаете или можете предположить о существе или сущности, которая всё это устроила.
После этих слов, если никто из волков не высказал неодобрения "планом", Джон Кейд, как и сказал, тщательно осмотрел дом. Для начала он выглянул наружу через дверь и убедился в правдивости слов бабушки, после приступил к поиску других дверей, потайных ходов, любых вещей или существ (ну вдруг), которые могли бы стать полезными инструментами или, скорее, зацепками. Кроме того, Джон проверил каждое окно, желая убедиться, нельзя ли с их помощью наладить контакт с реальным внешним миром и по возможности стуком по стеклу привлечь внимание Сэймора.

+2

9

- Посмотри на него? Ха-ха, совсем ты глупенький, с магией дел не имел, - "бабушка" легко постучал себе по голове сложенными пальцами.
- Не мог я тебе такого сказать, ни он, ни я. Звуки отсюда не просачиваются, изображение не проходит, как же мне тебе было чего-то говорить, если я тебя даже не слышал, - волк подошел к окну, крепко стукнул в него так, что стены затряслись, но ни одна дощечка не сломалась, затем он сел обратно.
- Ой, не надо...
Запротивился волк-бабушка и скривил волчью морду.
- Нам с тобой детей не рожать, а своего имени не скажу. Я же все-таки разбойник, мало ли странствующих воинов по дороге, кто хочет меня в тюрьму сдать? А этот.. - волк поглядел на соседа, - этот тебе тоже ничего не скажет, - заявил волк-бабушка и шепотом добавил, - он дезертир.
- Кто тебя просил? Ну, кто тебя просил, а?
Услышав это волк-солдат вскочил с кресла и схватил разбойника за грудки, затем тяжело выдохнул и толкнул того на место.
- Вечно он так, разойдется, а потом в печали. Наш трагический герой, хе-хе, - волк-солдат поглядел в сторону разбойника, да, махнул рукой и отвернулся.
- Он у нас играет роль человека, который из-за грехов своих был обращен в волка, вот теперь и скитается чудовищем, пока его не пожалеет чистая душа. Правда, сказка неполная тут, жалеть пока некому, никто его так и не нашел. Толи дело мне. Ну, ты то уже догадался, что я знатный волчара тут. И бабку схаваю и внучку, правда потом разбойники пиф-паф и всех наружу. Глумятся, суки, - зарычал волк-бабушка.
- Ну, а тебя стало быть еще в какую сказку влепят, походишь, лесных зверей поспрашиваешь, узнаешь, - завершил волк-бабушка перед тем, как Джон выдал свой план, на что разбойник лишь рассмеялся, а солдат прихмыкнул.
- Иди, да смотри! Тоже мне, великий сыщик. Мы тут шесть месяцев сидим, а он за один день решил выбраться. Иди, иди, на втором этаже три комнаты и чердак, ну, еще кладовая. Внизу кухня, вот этот зал и нужник. Лопух всегда там, если что. Мы его сами рвем, по пути домой. Домой, блин... теперь уж по-другому и не назовешь. Кто это затеял? Демон его знает, не в курсе и думать нечего, маг какой-то, забыл тут свою магию и теперь нам страдай. Ай.. - разбойник ушел наливать себе пива, пока Джон принялся за осмотр дома.
Все как сказал разбойник, связаться с внешним миром было нельзя. Внизу не было ничего примечательного за исключением самовосполняемой еды на кухне. На втором этаже была одна большая спальня для двоих, детская комната, кладовая и уютная комната для гостей. Мебель внутри была старая, где-то затянутая паутиной, но хорошего качества и достойного вида. В кладовке валялись швабры и ведра, а также запас щеток и расчесок. На чердаке было пусто, только в одном углу стояли старые вещи, складированные туда давно и покрытые пылью, но они не представляли из себя ничего особенного, а кулон Джона не подавал знаков. Все было просто до такой степени, что было скучно от такой простоты.

+1

10

Джон был настолько не в своей тарелке, что даже не отреагировал на "глупенького" и на заявление о том, что он не имел дело с магией. Тем более, что предположение о своеобразной подставе со стороны бабушки действительно было не самым здравым. Товарищи Джона по несчастью не захотели называть своих имён. Их право. Джон в свою очередь не стал комментировать опасения разбойника и факт дезертирства солдата. В данный момент это волновало Джона чуть ли не в последнюю очередь. Бабушка кратко поведал сказки, в которых они с солдатом вынуждены были участвовать. Джону о своей сказке лишь предстояло узнать. Он мог играть хорошо и получать еду или играть плохо и не получать еду. И так каждый день. Проще некуда. И через пару десятков повторений явно скучно до одури. Вопрос: кому это вообще может быть нужно и зачем? Если бы роли каждый раз были разными, Джон мог бы понять интерес, но так... Какой нужен результат и нужен ли? Почему именно волки?
Они тут шесть месяцев сидят, а я за один день решил выбраться, - невольно повторил Джон про себя слова разбойника. Да, я решил выбраться в течение суток. Я знаю, что такое плясать под чужую дудку, я так отплясывал сотню лет и не собираюсь делать это теперь, пусть ситуация и мало чем похожа.
Как и следовало ожидать, бабушка скептически воспринял затею Джона по обследованию дома. Закончив осмотр, воин вернулся к камину. Неужели некий маг, как выразился разбойник, просто "забыл здесь свою магию"? Что если никто - то есть вообще никто - не в курсе, что здесь происходит? Значит ли это, что разрушить этот цикл и эту магию изнутри нельзя? Почему дом выглядел старым и обшарпанным только с одной стороны?..
Если Джон Кейд не появится в ближайшие двенадцать часов, Сэймор заподозрит неладное. Другой вопрос, сможет ли он что-либо сделать.
Итак, основные вопросы были примерно следующими. Кто? Зачем? Что делать, а точнее, как выбраться?
- Когда следующий "выход в сказку"? - обозначив пальцами кавычки, спросил Джон бабушку. По-видимому, доступ в сказочный лес, в отличие от доступа в реальный мир, был открытым, так что, если ближайшее начало "сказочного цикла" ожидалось не скоро, Джон собирался выйти из дома и как следует осмотреться.
- Расскажи мне, что вы уже пробовали, - попросил Джон после получения (или неполучения) ответа на предыдущий вопрос. - Вы как-нибудь пытались изменять свои сказки?

+2

11

После первого вопроса Джона кукушка из настенных часов вылетела и прокуковала один раз.
- О, ну, нам пора, - волки начали собираться, двигаясь к выходу. Джон задал еще вопросы на которые ему ответили уже в дверях.
- Не играли свои роли, пытались неправильно их играть, да толку мало. Либо еды не дадут обоим, либо дадут крохи от которых в животе урчит. Ладно, пора нам и тебе, сказать, тоже. Иди в лес по левой тропе, слушай сказочных зверей, кто-то из них точно знает из какой ты у нас сказки. Даже интересно, вернешься, расскажешь. Ну, все, давай покеда, нам по своим рабочим местам пора, - разбойник махнул Джону рукой, солдат кивнул и оба они встали на четвереньки и побежали по своим местам. Когда Джон вышел из дома дверь за ним накрепко закрылась. Здесь дом был полностью ухоженным и не вызывал каких-либо нареканий, окна заколоченные изнутри были заменены причудливой разноцветной мозаикой. Когда Кейд собирался в путь, он мог услышать скрип, который по ощущениям доносился со второго этажа дома, но войти внутрь уже было нельзя, дверь не поддавалась. Оставалось идти "работать", пока не впустят обратно.

+2

12

Классика жанра. Стоило Джону задать вопрос о следующем выходе, как зов часовой кукушки оповестил об этом самом выходе. Занятие для волков было привычное, так что их не затруднило по ходу дела дать ответ на следующий вопрос странника. Не играли или играли неправильно, - мысленно проговорил Джон, стараясь это как следует обдумать. Он решил, что бездействие в данном случае действительно лишено смысла, но что означает "играть неправильно"?.. У каждой сказки есть свой сценарий, который "приглашённые участники" так или иначе узнают. Этот сценарий единственный? Что если те сценарии, по которым каждый день играют эти двое, и есть "неправильные", хоть за них и дают еду? Возможно, для остановки цикла нужно найти "правильный" сценарий, который завершит сказку раз и навсегда... Джон продолжал перебирать варианты, выходя из дома вместе со своими коллегами. Он лишь кивнул бабушке и солдату на прощание, а сам немного замешкался у дома и осмотрел его. Почему он был наполовину обветшалым в реальности? - в очередной раз спросил себя Джон, а затем задал новый вопрос вдогонку: - Важно ли это?
Воин уже собрался идти, но до его ушей донёсся скрип со второго этажа. Джон глянул на окна разноцветного стекла, пытаясь уловить в них движение, затем проверил состояние талисмана обнаружения, который был близок к тому, чтобы в сердцах быть названным бесполезным, шагнул к двери и дважды дёрнул за ручку. С чего я, в самом деле, решил, что дверь будет открыта? Джон глянул на метательное лезвие на своём поясе, затем на свои руки и решил, что агрессивные методы типа вышибания окон и выбивания двери стоит оставить на крайний случай. Мог ли мне послышаться этот скрип? Мог. Но, чёрт возьми, я уверен, что за всем этим кто-то стоит, и этот кто-то буквально у нас под носом.
Джон Кейд развернулся и двинулся по левой тропе привычным образом (на двух ногах), осматриваясь по сторонам и ища глазами кого-то или что-то для получения зацепок, подсказок, ответов. Для начала по своей сказке, демон её побери, но и по ситуации в целом тоже.

+2

13

По мере того, как Джон шел по обычной светлой тропе через поля и лес, его сторонились все звери, которые попадались ему на пути. Здесь он мог заметить различные атрибуты этих самых зверей, которые сразу переходили в разряд "сказочных". Никто не обмолвился с волком ни слова, а три поросенка в рабочей одежде и вовсе разбежались кто куда. Когда Джон уже мог подумать, что ему не светит сегодня набрести на что-то, он услышал голос с ветки ели.
- Арр, волосатый. Ну и угораздило тебя вляпаться, - на ветке сидел черный ворон и разглядывал Джона.
- Тебе мама не говорила, что со старыми ведьмами надо обходиться вежливей?
- Чего вылупился? Помнишь, что она тебе сказала: "Пока не проникнет в твое сердце добро, ходить тебе на четырех лапах и выть на полную луну". Ну, и как ты намерен выкручиваться волчья морда?

+2

14

Джон Кейд был не самым большим знатоком сказок, так как ему их в последний раз читали более ста лет назад, а самому ему не представлялось необходимости регулярно читать сказки кому бы то ни было, однако определить принадлежность мира к сказочному не составляло труда. Джон был почти уверен, что первые сказки с говорящими и носящими одежду животными люди придумали примерно в то время, когда массово познали галлюциногенные грибы. Бабушка утверждал, что лесные звери всё расскажут новоиспечённому волку, но они сторонились его, как... хищника, который может их сожрать без кулинарной обработки, логично. Что ж, похоже у меня есть все шансы попасть в самую скучную сказку из существующих, - невольно подумал Джон после длительного безрезультатного блуждания. - О волке, который бесцельно бродил по лесу и с которым никто не разговаривал.
- Арр, волосатый, - услышал в этот момент Джон и на мгновение подумал, что Сэймор каким-то образом пробрался в сказку. Маловероятно. Воронов буквально тянет ко мне в последнее время. Ну или меня к ним. Джон остановился и поднял глаза на ворона. Нечто в его сущности буквально настаивало на том, чтобы Джон совершил какое-нибудь "волчье" действие, так что он на пару секунд оскалил пасть и негромко рыкнул.
- Ничего сложного, только если эта старая карга не лгала, - отозвался Джон Кейд. Даже его интонации изменились. - В моём сердце есть добро. Осталось это доказать - совершить благое дело. Проблема лишь одна - о, да, я хорошо знаком с этой проблемой - никто не станет просить о помощи волка. И не согласится на мою помощь, если сможет отказать. Поэтому нужно помочь тому, у кого нет вариантов отказа. Есть предложения?
Джон огляделся по сторонам, а затем проговорил так, как он разговаривал обычно:
- И ещё вопрос. Ты тоже играешь здесь роль или считаешь происходящее единственной реальностью? - Если в движениях, во взгляде ворона был хоть какой-то намёк на то, что верен первый вариант, Джон шагнул ближе и прошипел: - Как выбраться отсюда? Кто за всем этим стоит?
Ведьма... она в самом деле ведьма или просто заявлена таковой? Является ли она вообще действующим персонажем сказки или просто упоминается? - думал Джон, ища любые намёки на шанс разрешить ситуацию.

+3

15

- Аааррр, а котелок то у тебя варит. Видимо, мозги не совсем с горошину? Дай, подумать, - и ворон задумался, перестав расхаживать по ветке. Пока ворон думал, прозвучали следующие вопросы Джона на которые птица никаким образом не отреагировала, казалось она не слышит или это было следствием задумчивости, выяснить было сложновато.
- Хм... аррр, а если я тебе помогу, ты окажешься у меня в неоплатном долгу?
Вдруг изрек ворон и кинул взгляд на волка. Он вспорхнул с ветки и приземлился на землю рядом с Джоном.
- Если я укажу тебе на того, аррр, кто точно согласиться и ты сможешь снять свое проклятье, ты дашь мне непреложный обет?
Ворон снова зыркнул на Джона коричнево-черным глазом выжидающе наблюдал.

+2

16

- Я, пожалуй, восприму это, как комплимент, - проговорил Кейд в ответ на замечание о "котелке". - Потому что ты ведь не хочешь быть съеденным, - добавил он, снова кратко рыкнув. На главные вопросы... на "внесказочные" вопросы ворон не ответил. Он, казалось, не услышал их. Потому что был занят, потому что не хотел отвечать или потому что не мог их слышать и ответить на них? Чёрт его знает. Подумав как следует, ворон согласился помочь в обмен на непреложный обет. Спор на желание - детский сад. Обмен на желание - ещё хуже. Волк оскалился.
- Ты хочешь обменять конкретную услугу на неопределённую, ворон, - проговорил Джон, - это совершенно не честно.
Непреложный обет. Предположительно, одно из тех обязательств, нарушив которое, получаешь на свою голову реальную кару. Самый банальный вариант - смерть. Не худшая кара, но из неё не выкрутишься. К тому же, умирать Джон пока что не собирался. Что этот ворон может попросить? Что угодно. Если дать непреложный обет в сказке, он будет работать в реальности?
- Я выполню твою просьбу, если она будет мне по силам и не будет противоречить моим принципам, - после некоторых раздумий сказал Джон. - Да, они у меня есть, представь себе. А теперь веди меня к тому, кто поможет снять проклятье.
Такими темпами я не успею оглянуться, как отыграю сказку и войду в новый цикл, демон его побери... Или не войду?.. Моя сказка, похоже, подразумевает превращение обратно в человека. Хотя никто не сказал, что это действительно произойдёт. У солдата ведь тоже был теоретический шанс, хотя и не зависящий от него самого, но что насчёт бабушки? В его сказке, кажется, не подразумевалось превращение обратно. Ох, да чтоб вас...

+2

17

- Потому что ты ведь не хочешь быть съеденным, - птица отреагировала на это резким выкриком, еще и махнула крылом на волка, - Не пугай, аррр, пуганные. Взмахну крыльями и нет меня, арр ты оставайся с носом. Никто кроме старого дядюшки Блю тебе тут не поможет, рожей не вышел, - видать, птица борзая до нельзя.
- Ты хочешь обменять конкретную услугу на неопределённую, ворон - это совершенно не честно.
- А кто говорит о честности? Кто говоррррит?
- Я выполню твою просьбу, если она будет мне по силам и не будет противоречить моим принципам. Да, они у меня есть, представь себе. А теперь веди меня к тому, кто поможет снять проклятье.
- Э..
Ворон зыркнул на Джона одним глазом, явно смотря недобрым взглядом. Птица взмыла ввысь и уселась на прежнюю ветвь, где и сидела ранее.
- Принципы, принципы... - ворон заходил взад-вперед, обдумывая слова волка, - принципы значит?
Заключил ворон и поднял крыло вверх, недовольно кряхтя.
- Аррр, когда ты убивал по приказу у тебя тоже принципы были, аррр? А когда невинных мучил, тоже, тоже принципы? Ты зверем был, зверррем и останешься. Нечего морду воротить, я все о тебе знаю зверрррь с северных дорог. Набивай себе цену в другом месте. Соглашайся или сам справляйся, последнее слово, - ворон демонстративно отвернул клюв в сторону.
Его в лесу и до этого не любили, переживет.

+3

18

Птица была довольно вздорной, но ничего другого Джон от ворона и не ожидал. Трудно в точности сказать, почему, но Джон не испытывал опасений касательно того, что ворон может улететь, оставив волка ни с чем. Для такого исхода, вероятно, нужно было очень постараться. К тому же, сказки так не работают.
Ворон вернулся на ветку, явно недовольный попытками изменить сделку. Он, казалось, снова началась впустую ворчать, но потом сказал то, что заставило зашевелиться шерсть на волчьей голове. Джон отшатнулся назад, широко раскрывая глаза. Он ощутил пульсацию в висках. Я не верю в такие совпадения, - сказал сам себе Джон. Он действительно не верил. Конечно, Джон мог ошибаться, но он всё же не верил. Ведь ворон говорил о том, что произошло в сказке, то есть в "мире этой сказки". По крайней мере, Джон понимал это так. И если предыстория сказки Кейда так похожа на его жизнь, что если и две другие сказки представляют прошлое их участников? Греховное прошлое. И Джон с невероятной скоростью стал прокручивать в голове всё, что слышал за последний час, так что шестерни сознания буквально высекали искры в голове воина. Разбойник. В облике волка он пожирает бабушку и её внучку, а затем вынужден противостоять, хоть и сомнительным, но стражам порядка. Он врывается в дом бабушки. Он убивает бабушку. Разбойник. Он убивает девочку. Его ловят и предают наказанию. Но где же в его сказке возможность вернуть себе человеческий облик? Солдат. Обращён в волка за свои грехи. За грехи, как и Джон. Неизвестно, за какие. Как минимум, за дезертирство... если, конечно, это правда. Кто знает, почему его назвали дезертиром. Кто знает, почему он стал дезертиром. Его должна пожалеть чистая душа. У Джона было слишком мало информации, чтобы как-то связать это с жизнью солдата. Бессмыслица. Всё это с трудом сходится. Пока что я, похоже, в наилучшем положении... но не стоит раньше времени праздновать победу. Я ещё ничего не сделал. А если я справлюсь - неизвестно, чего потребует ворон. Даже не удивлюсь, если он окажется приспешником упомянутой ведьмы.
- Я согласен, - с некоторой хрипотцой в голосе проговорил Джон. - Отведи меня к кому нужно, и когда я стану человеком, я дам тебе непреложный обет.

Отредактировано Джон Кейд (2018-02-18 19:42:25)

+3

19

В итоге, ворон выменял выполнение непреложного обета, когда Джон станет человеком. И только тогда он отвел волка к тонущему в болоте принцу. После помощи не случилось трансформации в человека, ведь волку следовало сделать бескорыстное доброе дело, а тут ему дал наводку ворон для конкретной цели. Старик Блю исчез из поля зрения, а говорящий волк подружился с принцем и помог ему в поисках его принцессы. По времени они очень быстро добирались до определенных мест, хотя принц настаивал на том, что путь их будет не близкий. А когда времени со всеми приключениями действительно проходило предостаточно, они устраивали привал. Причем местность никогда не менялась в пределах своих границ. Если была светлая поляна, она все время оставалось светлой и солнце не двигалось с места. Даже если эта светлая поляна стояла близ дремучего леса, куда проникало мало света и где таились опасности, она останется светлой и никакой монстр не сунет туда рыла. В итоге, Джон стал человеком, когда преодолел с принцем не мало преград и вместе они спасли принцессу, на которой принц собирался жениться. Но старый ворон был тут как тут. Он сказал волку убить принца, чтобы Блю перевоплотился в него и сам стал принцем с молодой невестой. Независимо от решения, Джон умирал.
Умерев во время повествования волк проснулся в двухспальной кровати и снова оказывался в старом доме. Внизу ждали его "старые товарищи". Два волка поздравили его с первой ходкой и налили пива, поняв, что он умер, а не сам вернулся к дому. Они поделились своим опытом о собственных смертях и каждый раз они просыпались на двуспальной кровати будто и не было ничего. Разбойник ехидно заметил, что такими темпами Джон не успеет выбраться за день, а дезертир лишь подлил еще пива в кружку Джона, улыбнувшись, возможно, он был рад новому участнику их маленькой западни?!
Офф: Если волк отказывался, его убивала клятва непреложного обета, если он соглашался, его убивал ворон, порой он умирал от руки принца, порой сказка заканчивалась хорошо и их спасала та самая ведьма, что наложила проклятие, являясь сестрой ворона, когда волк предусмотрительно раскрывал его перед ней. Попытка убежать от сказки не приводила ровным счетом ни к чему.

+2

20

Сказка получилась интересной. Действительно интересной. По крайней мере, для её участников. Принц был хорошим парнем. Как казалось Джону, чем-то напоминал лучшую сторону его самого. Лишь три вещи не давали Джону Кейду погрузиться в этот мир с головой: волчий облик, специфическая особенность декораций и... та женщина из саркофага. Оружейник даже немного опасался, зачтётся ли ему "добро в сердце", если помыслы его значительной частью заняты возмездием. Тем не менее, странник стал человеком вновь. Это был крайне приятный момент (для принца тоже, ведь его невеста была спасена), но ещё нужно было выбраться из старого дома. Джон почти уже забыл о том вороне, что указал ему принца, однако птица явилась за своей частью договора. Ворон хотел, чтобы Джон убил принца. Убил человека, ставшего ему другом, с которым воин столько прошёл, пусть это и было в некотором роде понарошку. Что в этом случае предусматривалось по сценарию сказки? Её лейтмотивом было добро, которое вернуло Джону его облик. Ворон настаивал, несмотря на отказы. И Оружейник убил птицу, метнув в неё лезвие со стремительностью дикого зверя. Оказалось, что обещание непреложного обета само по себе работало здесь как непреложный обет. И Джон, по-видимому, умер.
Лежа в кровати, воин не чувствовал гнева. Время для гнева придёт позже. Пока что была лишь сплошная досада. Пытаться играть сказку по-другому? Может быть интересным первые пару раз, но, как не прискорбно, вряд ли приведёт к желанному результату, а у Джона нет времени.
Спустившись на первый этаж, Кейд молча принял поздравления и выслушал своих приятелей, периодически отпивая из кружки. Кровати... что если сломать их? Разломать, разнести в щепки, стереть в пыль, уничтожить. Либо они восстановятся, либо мы проснёмся на полу. Что если разнести весь этот чёртов дом? Покромсать каждую досочку, каждую дощечку. Сжечь его. Оставить пепелище, выжженную землю, усеянную обломками. Это может закончиться тем, что мы просто будем спать и есть под открытым небом. Или вообще не сможем вернуться в реальность.
В ответ на замечание бабушки Джон одарил его взглядом. Нет, не уничтожающим взглядом почему-то. Усталым взглядом. В какой-то момент, когда три волка сидели вместе со своими кружками... в голове Джона мелькнула шальная мысль (дурацкая мысль, которую он, конечно же, тут же обложил целым списком контраргументов) - Джон невольно подумал, что он мог бы остаться и спокойно жить здесь, в этом старом доме. Разумеется, на самом деле оставаться странник не собирался.
Он посмотрел на бабушку. Затем на солдата. Это были два тяжёлых взгляда. К счастью, волки были заняты своим пивом. Джон шумно выдохнул. Я не удивлюсь, если один из них устроил всё это. Или они оба. По крайней мере, кто-то из них может быть подставным лицом. Как приглашаемые на сцену зрители, которых сажают на условленные места, или как монеты в кружке попрошайки, которые он сам кладёт с самого начала. Тот скрип на втором этаже не шёл у Джона из головы. Но он уже знал, что собирается сделать. Если, конечно, к следующему началу сказки ничего не изменится.
Джон снова посмотрел на своих приятелей. Он знал, кто они такие. Точнее, кем они себя называют. Разбойник и дезертир. Тоже сбились с пути и решили переночевать в доме? Полгода... неужели за полгода никого больше не было? Впрочем, кто сказал, что время здесь течёт так же, как в реальности.
- Как вы оказались здесь? - решил спросить Джон, поочерёдно глядя на бабушку и солдата. - Хотели остановиться на ночлег по дороге? Куда направлялись, если не секрет?
Они могут рассказать тебе что угодно, Джон. Что угодно. Кто гарантирует правдивость их слов? Мышцы левого предплечья слегка сдавило. Джон смотрел на волков совершенно обычным взглядом, спокойным и несколько усталым. А перед мысленным взором сверкала сталь. Нельзя сотню лет прослужить палачом у Демона и не оставить в подсознании ничего. Нельзя быть человеком, создающим металл из собственной кожи, и оставлять помыслы чистейшими. Оружейник представлял, как он убивает волков. Кейд представлял брызги крови на этом розовом чепчике, который этот мерзавец носит, притворяясь бабушкой. Кейд представлял рассечённую и пропитанную кровью солдатскую форму. Кейд представлял, как волки пытаются драться, как они пытаются вырывать свою жизнь из рук обезумевшего воина зубами и когтями. Кейд представлял, как они лежат полуживые в собственной крови и отвечают ему на все вопросы. На все его вопросы. У Джона были объяснения и оправдания своей потенциальной жестокости, но он был гораздо более выдержан, чем многие люди, у которых таких оправданий не было. Его жестокость нередко оставалась потенциальной. Зачастую было проще избежать насилия, вообразив это насилие. Зачастую было проще остановить ненужную атаку, просчитав эту атаку. Зачастую было проще не убивать, осознав, что ты можешь убить.
Джон Кейд лишь спокойно сидел и пил пиво небольшими глотками.

+3

21

- Ой, - выдал разбойник при вопросе, - до чего ж ты дотошный брат. Я вот тебя не спрашиваю хотел ли ты устроиться на ночлег или грабануть этот дом на пустыре, вот и ты меня не спрашивай?! А куда направлялись, уже не отправимся, - разбойник хмыкнул и уткнулся носом в пиво.
- Я возвращался к семье, - тихо сказал дезертир, - думал, переночую здесь. Теперь жалею, - видимо, дезертир был не прочь поговорить, но все же ответы из него нужно было вытягивать, а так он тоже уткнулся в кружку с пивом, уже порядочно захмелев.
Офф: сорри, что мало, но вот пока так.

+1

22

Бабушка обладал способностью скачкообразно переходить от "Сейчас я тебе всё расскажу", когда речь шла о ситуации с этим домом, непосредственно к "Нам с тобой детей не рожать", когда вопросы касались его личности. Именно поэтому гораздо проще задавать вопросы, когда у горла собеседника находится острие твоего клинка. К сожалению, такой подход несколько противоречит общепринятым нормам этикета. Ох уж этот этикет.
Солдат, как ни странно, на этот раз оказался чуть более разговорчив, так что Джон обратил своё внимание на него, решив, что лучше для начала поработать с тем, что есть. Оружейник коснулся плеча солдата, чтобы, с одной стороны, привлечь его внимание и отвлечь его от пива, а с другой стороны, выразить своё участие.
- Расскажи мне о своей семье, - попросил Джон. Было ли ему интересно? Да, в некотором роде... Чёрт, да кого мы обманываем. Возможно, при других обстоятельствах ему было бы интересно, но, учитывая происходящее, Кейду было наплевать на истории этих двоих, и он не стал бы спрашивать, если бы не пытался отчаянно отыскать зацепки, крючки, концы нитей, потянув за которые, можно было бы либо вытянуть себя из этой западни, либо придавить горло того, кто эту западню устроил, а лучше и то, и другое. За полгода эти двое не добились ровным счётом ничего. Означает ли это, что Джон опустит руки, смирится с произошедшим и оставит попытки выбраться? Чёрта с два. Он, чёрт возьми, сделает всё, что только можно здесь сделать, поскольку других вариантов нет. Прошёл всего лишь один цикл. Джон решил, что для начала будет параллельно действовать по двум путям: узнавать и делать. Сейчас было время для первого. Чтобы понять, что происходит, воин собирался добывать информацию до тех пор, пока он не найдёт решение или пока информация в принципе не закончится. Если в какой-то момент у него не останется выбора, он, чёрт возьми, поставит каждое живое существо в этом треклятом сказочном мире лбом к стене и упрёт ему в шею клинок вне зависимости от того, есть у какой-нибудь там говорящей лягушки шея или нет. Так или иначе, для начала Джон собирался выяснить, является ли попадание в старый дом этого интересного трио случайным или же нет. Чтобы начать строить хоть сколько-нибудь обоснованные догадки на этот счёт, ему нужно было больше сведений о своих "коллегах".
Что же касается второго пути... Джон планировал начать действия при следующем выходе в сказочный мир. Необдуманные, радикальные действия. Впрочем, других и ожидать не следовало.

Отредактировано Джон Кейд (2018-02-26 22:57:47)

+1

23

- О моей семье?
Дезертир покосившимся взглядом посмотрел на Джона и снова повернулся к кружке пива, он опустил уставшую голову на руки, лежавшие на столе и посмотрел на зажженный камин. Языки пламени быстро бежали по горящим дровам и играли друг с другом, унося тепло к ближайшим телам.
- У меня была сестра и мать, больше никого, - начал дезертир, - мы пятнадцать лет как были освобождены от демонов, но освобождены по-настоящему не были. Знаешь, говорят, что где-то люди стали равны, когда демонов не стало, но я в это не верю, сказки - все. Люди обращающиеся с другими подло, сколотили себе капитал и теперь использует его, чтобы пробиться в верха или хотя бы чуть выше, чем остальные. Вот и выходит, что те, кто не воровал, да не доносил во время демоновой власти, тот и остается по статусу ниже. А дальше что? Дальше новые тираны, - волк отпил из кружки большой глоток, - я любил сестру и мать, а они любили меня, было тяжко, но жили как-никак. Сестра у меня красивая, за ней всегда вились ухажеры, а я их мог отогнать. Вот только отгоняя всяких уродов, нарвешься на того, у кого есть деньги. Я потом уже узнал из писем.. этот урод, - волк сжал кружку в руке и хряснул ей по столу, отчего та разлетелась на мелкие кусочки и облила его лапы и одежду, - да и в общем-то, - видимо, мужчине уже не хотелось говорить и он решил закончить, но тут влез разбойник.
- Тоже мне, история. Ну? Че? Отправили тебя куда подальше, а сами девкой занялись? Знаю я такое, помню, мы и сами промышляли подобным, - разбойник заулыбался, встал со стула и пошел походить по пустому залу с большой кружкой в руке.
- Помню, поймали мы одну семью. Отец, мать, да дочка. Ох, хороши были бабы, все при них, - разбойник показал окружные движения в воздухе и глаза его заискрились, а язык самовольно вылез из пасти, - была у нас с ребятами такая игра: посылать мужиков на задание разной сложности в обмен на жизни их жен, дочек, одному нашему мальчишки нравились. Так вот и в тот раз, было так: послали мы его за определенной такой ягодкой и сказали, коли хочет вернуть своих баб, пускай целую ладонь наберет. Мы, конечно, не дилетанты, по жребию пускали с ним одного из наших. Ну, а когда они уходили подальше, якобы ягодка только в том направлении цветет, мы их жен то и... - волк хлопнул по руке ладонью, - ах-ха-ха-ха, ну, сучки и верещали. А какая рожа была у мужика, который к утру ни одной не нашел, вернулся, а там его бабы.. аха-ха-ха-ха-ха-ха, - волк начал заливаться неумолимым гоготом.
- Как же ты меня достал, - закричал дезертир и кинулся в волчьем прыжке на разбойника. Завязалась потасовка в ходе которой два волка кусали, царапали и били друг друга, в одно из мгновений они расцепились и вытирая кровь с пасти, разбойник произнес:
- Ты же знаешь, нам тут не сдохнуть. Это клетка, это все, - закричал он и начал хватать дощечки на окнах с огромной силой. Стоило одной из них отойти, оттуда лился свет и как на магните дощечки летели обратно.
- Ты тут навечно со мной. И ты тоже, и а-ха-ха-ха, вам придется смириться, что все мы здесь из-за убийств. Что смотришь? Тебе хмель язык развязывает, думаешь я не слышал эту историю?
В это время побитые столы и стулья начали заново собираться в прежний не респектабельный вид.
- Ну оттрахал кто-то твою сестру, велика трагедия? Ну, сбежал ты и убил его, за что и в розыск. Будто сделал кому-то лучше? Так то баба может почувствовала хренца, наконец и ниче обидного. А у тебя взыграло? Убил и бежать? Да я такой же, как и ты, просто тебе смелости не хватает признаться себе. Мы тут все одинаковые, волк волку рознь. Думаешь потому мы волки, что нас обратили? Да, ни демона, ни жизни, вы тоже убийцы, - разбойник хотел сказать что-то еще, но державшийся за голову дезертир перебил его диким криком переходящим в вой: - да, я убью-ю-ю-у-у-у-у тебя-я, тварь!
И снова кинулся к своему врагу.

+2

24

Джон Кейд слушал, не отрывая взгляда от солдата. Тот не закончил историю, ему было не особенно приятно говорить о случившемся, но до того как Джон решил, стоит ли настаивать на продолжении, в разговор вступил переодетый бабушкой разбойник. Странник перевёл на него взгляд.
- Знаю я такое, помню, мы и сами промышляли подобным, - сказал разбойник, и брови Оружейника стали медленно сдвигаться.
Джон Кейд внимал разбойнику с каменным лицом. Странник словно застыл на том месте, где сидел, придерживая рукой кружку. Когда солдат кинулся на разбойника, Джон даже бровью не повёл. Он неподвижно сидел и наблюдал, как дерутся волки. В процессе произошедшего воин заодно узнал, что разнести дом в клочья не получится. Точнее, получиться может, но строение тут же восстановится. И убить здесь никого нельзя. По-видимому, эти двое за полгода уже не раз доходили до драк на смерть, но заканчивалось это каждый раз ничем. Что ж, чудно. Итак, я должен терпеть здесь эту сволочь. Ещё один стимул выбраться как можно скорее.
- Думаешь потому мы волки, что нас обратили? - проговорил разбойник, и Джон невольно вспомнил слова того поганого ворона из своей сказки: "Ты зверем был, зверем и останешься". Пока что ничего принципиально нового для понимая ситуации. Убийцы... именно поэтому принципы, состоящие из десяти строк - полная туфта. Человек, отомстивший за изнасилование сестры, и человек, убивавший ради... денег, забавы, чёрт знает чего ещё. Это что, одинаковые преступления? Что ж, те, кто считают это одинаковыми преступлениями, могут обходиться принципами в две строки. Джон, однако, заметил, что разбойник не упоминал свои убийства непосредственно.
Тем временем двое волков снова сцепились друг с другом. Сидя всё так же неподвижно, Джон понаблюдал за этим некоторое время, а затем отдельным движением - словно всё его тело осталось каменным, кроме одной руки - швырнул свою кружку об пол в полуметре от дравшихся волков.
- За полгода вы ещё не угомонились? - стальным голосом проговорил Джон и сделал небольшую пазу, чтобы волки немного утихли, но при этом не успели бы начать говорить. - Каждый из нас убивал. Это вовсе не делает нас похожими. Можно предположить, что заточивший нас... человек... или сущность считает себя этаким поборником справедливости. В этом случае он либо имеет весьма своеобразные понятия о справедливости, либо просто слепец. Или же он решил собрать коллекцию из убийц с принципиально разными мотивами - не имею понятия, зачем. - Джон посмотрел поочерёдно на каждого из двух своих коллег. - Вы что, хотите гнить здесь вечно? Думаю, нет. Нам нужно понять, почему именно мы здесь и что мы должны сделать, чтобы выбраться.
Джон давно мог перейти к угрозам. Некоторые из них имели вес даже здесь, как представлялось воину. Но неужели это необходимо?
Пронаблюдав за восстановлением своей кружки (если таковое произошло), Джон Кейд посмотрел на разбойника и спросил:
- Сколько людей ты убил?
Джон давно мог перейти к действиям. Разве отсутствие смерти в этом доме означало отсутствие боли? Джон не без удовольствия посмотрел бы на вот этого разбойника, распятого вон на той стене. Заодно выяснил бы, стала бы магия этого дома возвращать его в доброе здравие и как скоро. Но стоило ли оно того?

+1

25

На последних словах Джона в дверь три раза громко постучали. Бабушка и солдат опешили, кажется, у них даже алкоголь начал из головы выветриваться быстрее. Никто не ответил. После чего еще послышалось три стука.
- Ээ, - протянул хриплым голосом разбойник и посмотрел на остальных, после чего уставился на дверь и произнес, - кто там?
- Это я, твоя внучка - Красная шапочка!
У "бабушки" зашевелились волосы на загривке и глаза его округлились. Не трудно было понять, что такое происходит впервые. Сглотнув, дрожащим голосом волк произнес:
- Дёрни за веревочку, дверь то и откроется?
Дезертир так вообще обошел стол и встал за него, потому что не знал, чего ожидать?
Дверь медленно отворилась и внутрь влетел ворон, тот самый, что клевал мозги Джону. Он ни слова не сказав, приземлился на каменной кладке камина и поклевал там что-то, уставившись на присутствующих. В проеме стояла маленькая девочка в атласном плаще с капюшоном красного цвета, в руках у неё была корзинка, на ней черно-белое платьице. А вот позади неё в темноте, ночи, которой никогда не было снаружи этого дома стояли все нынешние обитатели сказок. Там были монстры, животные и люди, они стояли и смотрели на трех волков не моргая, пялились прямо на них и не двигались. Все это вызывало неприятные подергивания и мурашки, просто потому что было чертовски стремно в таком положении, в каком находились волки.
Наконец, в дом вошла красная шапочка и заяц, которого во всей видимости узнал солдат, двинувшись к нему, но остановившись на пол пути.
- Ты не имеешь права говорить о справедливости!
Будто гром проговорила красная шапочка.
- Справедливость, справедливость, справедливость, - поддержали лесные жители, заходя за своими лидерами и столпившись, кто где мог.
- Арр, убийца, зверь, - поддержал ворон, сидящий на камине.
- Э-это все он, мы не виноваты. Мы ничего не делали, мы играли как всегда. Какого демона ты сделал, урод?
Заорал не своим голосом разбойник, трясясь от страха.
- Замолчи. Ты такой же, - крикнул зайчонок и указал на волка лапой.
- Такой же, такой же, такой же...
Словно загипнотизированные, повторяли существа в зале.

+3

26

Джон не успел получить ответ на свой вопрос. Дальше начало происходить что-то совершенно непонятное. Причём все трое волков, похоже, были на одном уровне непонимания. Наконец с лица разбойника стёрлась ухмылка, когда из-за двери раздался голос той самой девочки, за бабушку которой разбойник себя выдавал. Два волка сидели здесь полгода, и тут не происходило ни черта нового. Шесть долбанных месяцев эти двое пили пиво, сидели у камина, отыгрывали одни и те же сказки и снова пили пиво. Но после появления Джона Кейда и первого же прогона его сказки начала происходить какая-то чертовщина. Что ж, Кейду это в некотором роде льстило.
Когда дверь начала открываться, пальцы Оружейника уже лежали на метательном лезвии. Джон напрягся, когда появился ворон, но остался сидеть за столом. За дверью была ночь. И солдат, и разбойник были близки к тому, чтобы наложить в штаны, поэтому трудно было судить, все ли компоненты происходящего являются необычными, но Джон скорее поставил бы на то, что ночь за этой дверью волки никогда не видели. Впрочем, это было не так важно, поскольку за открывшейся дверью предстало нечто более интересное, чем обычная темнота. Джон, кажется, видел знакомые лица... и морды. Целая толпа стояла за спиной Красной Шапочки и во все глаза глядела на волков. По спине Джона пробежали мурашки. Строго говоря, он не чувствовал страх - Кейд видел в своей жизни вещи и страшнее - но ситуация объективно была жутковатой. Больше пугало даже не само происходящее, а потенциальные продолжения. Как и всегда в подобных случаях, страх порождала богатая фантазия. Именно поэтому в жутких моментах крайне полезны были люди, напрочь лишённые фантазии. Джон глянул поочерёдно на двух своих "коллег", затем вернул взгляд на Красную Шапочку. Он применил один из своих приёмов, помогавших отрешиться. Он на пару секунд мысленно сконцентрировал всю свою сущность в кончиках своих пальцев, соприкасавшихся с холодной сталью на его поясе.
Когда Красная Шапочка заговорила, Джон понял, что она обращается к нему. Воин, чуть нахмурив брови, слушал девочку, стоявших за ней существ и ворона. Разбойник от страха начал терять голову. Да, хоть что-то приятное было в этой ситуации - на этот раз мурашки пробежали по спине Джона от ощущения этого своеобразного удовлетворения.
Теперь Джон Кейд заговорил. Его голос был чуть ниже, чем обычно. Он говорил уверенно, с периодически проскальзывавшими металлическими нотками.
- Закрой свой рот, разбойник, - спокойно велел Джон. Он поднялся, медленно вышел из-за стола и встал напротив Красной Шапочки метрах в пяти от неё, всё ещё держа левую руку на поясе.
- Да, я убийца, - проговорил Оружейник и его интонация, можно сказать, это подтверждала.
"А они знают, скольких невинных ты убил? Может быть десятки?"
Да.
"Ещё раз мне солжёшь, и я вспорю тебя от брюха до горла и скормлю тебе твои же кишки!"
Сотни!
Джон смотрел в глаза Красной Шапочке. По его спине в третий раз пробежали мурашки.
- Я убил сотни людей. Множество невинных. Это правда, от которой не скроешься. Но я убивал и мерзавцев. Я убивал бандитов и других убийц. Я убивал монстров. А все двадцать пять лет, что прошли с падения Демона, я хожу по этим землям в поисках искупления. Я помогаю людям, когда могу помочь. И я убиваю тех, кто заслуживает смерти. В чём разница между мной и теми подонками, которых я стремлюсь искоренить? Я никогда не желал причинять боль и смерть тем невинным, которым меня заставляли их причинять. Я знаю свои грехи и признаю свою вину. Я сражаюсь с тьмой, к которой когда-то принадлежал против своей воли. Возможно, в глазах некоторых до сих пор принадлежу. - Джон оглядел всех пробравшихся в дом. - А справедливость... Я не собираюсь утверждать, будто знаю, что это. Потому что никто, чёрт возьми, не знает. Если она в принципе существует. У всех, ходящих под одним солнцем, разные представления о справедливости. Вопрос лишь в том, с кем ты совпадаешь в этих представлениях, а с кем нет.
- А теперь, раз уж мы заговорили об этом, - Джон сделал два шага вперёд, несколько сократив расстояние до девочки, исполнявшей роль сказочного парламентёра, и процедил сквозь зубы: - Я хочу знать, какого чёрта здесь происходит и кто за всем этим стоит.

+2

27

♫ ♪ ~ Black Lagoon OST – The World of Midnight ~ ♫ ♪
- Ты гордец и лгун, - закричала девочка и резкой проходкой подошла прямиком к Джону, выставив указательный палец вверх и крича, - ты лжешь самому себе и все, что ты можешь это попытаться оправдать себя в своих же глазах! Ты жалок, я покажу тебе, покажу вам всем, что вы натворили. Настало время справедливости!!!
Толпа зверей, людей и монстров, словно волна стала распространяться в помещении, отрезая волкам путь к отступлению. Первым схватили Джона, видимо, в нем видели большую угрозу. Пытайся он отбиваться, против неубывающей толпы, которая окружила, было сложно что-то сделать. В итоге, его скрутили несколько медведей, какие-то гоблины и пара ангелочков, насильно застав упасть на колени, прижать голову почти к полу и расставить руки, которые держали те самые существа, что скручивали его (все вместе).
- Да я завалю тебя, сука!!!
Заорал разбойник, спятивший от давления. Он подбежал к девочке и швырнул её в стену, она приземлилась на прибитую доску для трофеев и свалилась на пол. Сказочные герои тут же схватили и его и телами пришпилили к стенке, как не пытался он рыпаться со своей волчьей силой, ничего не выходило. Разбойник только ели трепыхал головой, но вырваться был не в состоянии. Девочка тем временем встала, на ней не было ни царапины.
- Тебя надо учить сильнее, - процедила сквозь зубы девочка и машинально потерла губу запястьем.
Сказочные существа тут же расступились перед охотником с большим топором, но не отпустили волка. Разбойник сначала дергался и кричал, затем жалобно заскулил, прямо перед тем, как ему распороли грудную клетку и брюхо и все его внутренности полетели на пол. На все это смотрел пока что нетронутый дезертир, не в силах произнести ни слова.
Девочка в красном плаще прошла на середину залы. Охотник в это время повернулся и посмотрела на Кейда и дезертира. Вырваться было невозможно, стальная хватка держала Джона так, как он не чувствовал себя даже в кандалах.
- Он не умер, если ты об этом. Я не такая, как вы, - девочка дернула головой, показывая жест неодобрения.
Девочка подошла к дезертиру. Тот уже стоял на коленях и сложил ладони вместе, умоляя не делать с ним ничего.
- Пожалуйста! Я хотел, я признаю, я хотел его убить, но больше не хочу, не буду, пожалуйста, пожалуйста, не надо... - взмолился волк, смотря на девочку. По волосатым щекам текли слезы, но он не мог шелохнуться, только смотрел на подходящую к нему девочку в красном атласном плаще с капюшоном. Она положила ладошку на его морду и посмотрела ему в глаза, которые он не пытался отстранить. Когда она поймала его глаза, огненные лучи вырвались из её глаз и устремились к его глазам. Он трепыхался, затем перестал дергаться и в конце, когда лучи уже стали белого цвета, ели слышно просипел, упав на пол. Контакт закончился, дезертир валялся на полу, свернувшись калачиком, дрожа и плача, сжимаясь все сильнее и не смотря боле ни на кого.
Девочка повернулась к Джону, тем временем позади неё внутренности разбойника начали собираться обратно, летели на свои места и раны заживали, затем он очнулся, тяжело дыша и откашливаясь с глазами полными ужаса. В это время красная шапочка уже присела рядом с Джоном, его схватили за пасть сверху, потянули вверх, чтобы смотрел на девочку, а она положила ладони на его морду.
Джона ослепила вспышка яркого света. Ничего прежде он не чувствовал, описать было невозможно. Единственное, что он ощущал это спокойствия и чистота, быстро сменяющаяся ужасом перед чувством смерти. Где-то там чувствовался обрыв, темнота и вечное молчание, предсмертные крики жертв утихали, предсмертные мысли гасли. Мир терял и те, кто был близок с этими людьми, чувствовали шок, ошеломление, утрату, пустоту и это же чувствовал Кейд. И его отец, будто его отец был убит несколько тысяч раз, которые он убивал и продолжал убивать неважно, кого и когда это был ужасающий страх и после.. ничего, звенящая пустота во тьме. Неожиданно, Джон увидел перед собой образ Даха`ага, расплывчатый и лишь ассоциативный, но чувства Даха`ага стали его чувствами. Демон был раздражен, даже уязвлен и оттого он кричал. Затем он послал поток этой силы в противоположную сторону, сделав над собой усилие и оттолкнув увиденное.
Теперь Джон попал в голову маленькой девочки, он увидел её жизнь. Девочка жила с приемными родителями в этом маленьком доме. Её отец был искусным магом, но она была еще более сильной. В воспоминаниях, Джон слышал разговор отца о том, что девочка видит сущности, то какими они являются без обмана. Но этот дар слишком неординарен и им нужно учиться овладевать, иначе, он может не дать полной картины, не дать возможности развиваться. Джон мог чувствовать, что насчет них - волков она права, но не может увидеть следующие ступени того к чему приводят эти поступки, не может увидеть возможный загробный мир, не может видеть искренность чувства вины. Она как ходящая во тьме, видит только «точки»: злость с которой они убивали, эмоции которые испытывали убийцы и эмоции, которые испытывали жертвы. Дальше история девочки завела Джона в тот день, когда большая группа разбойников пыталась убить её отца и мать, а ведь они только возвращались из города с припасами. Маг был тяжело ранен, его жену убили. Он убил всех сам, почти смог добраться с женой до дома и в последний раз говорил с дочерью. Она похоронила своих родителей в этом доме, на втором этаже, прямо в их постели, а сама ушла в мир сказок, который создали они вместе с отцом. Дом перемещался в пространстве, так маг защищал их ранее от демонов, так защищала она могилу своих родителей. Видимо, потом случилось то, что случилось... неизвестно, потому что передача прервалась.
Джон услышал звук "бух" и очутился в старом темном зале, который напоминал их предыдущий зал, но уже без горящего камина, без сказочных существ, а только с четырьмя людьми. Один был полугол, валялся на четвереньках, тряся заросшей головой. Второй лежал в позе зародыша, посередине от первого и Джона, все еще трясясь и плача. Джон, и девочка, которая падала на деревянный пол. Она обрушилась на него без сознания, одежда её не походила на сказочный наряд, а выглядел тряпьем, босые ноги почернели от грязи - настоящая замарашка. Снаружи дома слышался дождь и ветер, Джон Кейд ощущал иссушение, тошноту, колющее чувство в глазах, звон в голове и противную тягучую боль в сердце...
Внешний вид девочки

+2

28

Гордец? Лгун? Одни из наименее обидных и наименее правдивых характеристик в мой адрес.
Джон стоял и смотрел на девочку, резко подошедшую к нему. Она сыпала краткими обвинениями. А затем объявила время справедливости. Неужели меня низвергнут в глубочайшую бездну и будут терзать там тысячи лет? - невольно подумал Джон, но почему-то с некоторым скепсисом. А потом его схватили. Сказочные существа разных биологических видов бросились на Джона. Он хотел нанести удар кулаком существу слева от себя, но его руку перехватили. Кейд нанёс краткий и сильный удар правым локтем назад, но это позволило ему высвободить руку лишь на пару мгновений. Левая рука была уже буквально заблокирована. Воин хотел выхватить меч, но ему не позволили дотянуться до рукояти. Джон сжал зубы и попытался нанести удары ногами, но кошмарное количество противников общей массой навалились на воина, не давая ему пошевелиться. Оружейника поставили на колени. Как смеете вы? Как смеете?! - чуть ли не вслух рычал Джон. У разбойника тем временем дела обстояли ещё хуже. Джон отвлёкся на противостояние этого мерзавца с толпой. Куда уж тебе, - подумал Джон, кое-как пытаясь разглядеть происходящее практически с уровня пола. Кейд уже не вырывался. Он не хотел тратить силы на бессмысленные попытки. Джон смотрел, как волчьи внутренности разбойника расползаются по полу старого дома. Ну, что, хорошее веселье устроил вам старина Джон? Говорил же, что не собираюсь подыхать здесь со скуки полгода. Я, конечно, имел в виду не совсем то, что происходит сейчас... совсем не то, что происходит сейчас. Но это, по крайней мере, должно привести к качественно новому результату, если я что-то понимаю устройстве этого безумного мира.
Солдата всё ещё не тронули. Вряд ли его решили пощадить, так что, вполне возможно, ему приготовили нечто похуже. Хуже, чем вспарывание от горла до промежности топором. Вполне возможно, что солдата посетили схожие мысли... или же он просто был близок к тому, чтобы сломаться. Солдат встал на колени и умолял. От меня ты этого не дождёшься, девочка, - пообещал Джон скорее самому себе, всё ещё стоя на коленях, хоть и против своей воли. Солдат плакал. Когда возникли огненные лучи, Джон подумал, что девочка забирает или уничтожает душу этого волка. Возможно, в некоторой степени это действительно было так. В любом случае, конечному состоянию солдата было не позавидовать.
Джон оскалил свою волчью пасть, когда его голову насильно подняли, хотя он и без того хотел посмотреть в глаза этой девочке. Он хотел, чтобы она заглянула в глаза воина, если она такой знаток человеческих душ. Чтобы она увидела, что Джон Кейд не боится её, как бы там ни было. Не боится, что бы она ни собиралась сделать.
Сердце Оружейника билось с бешеной скоростью, отдаваясь гулкими ударами в виски.
Ну давай.
Вспышка света.
Джона вдруг охватило спокойствие, а затем он всё-таки ощутил страх. Вопреки своей воле он ощутил ужас смерти. Воин почувствовал это сейчас, как никогда прежде. Когда-то один старик сказал ему, что страх смерти - самый сильный из человеческих страхов. Джон не поверил в это. Даже будучи на волоске от гибели, он не верил в это. Сейчас Джон понял, что просто не осознавал этот страх. Он не приходит, когда просто думаешь о смерти. Не приходит даже в смертельной схватке. К Оружейнику этот страх пришёл сейчас. Джона буквально пропитывали ощущения умирающих людей и их близких. Отец...
А затем, во тьме возник Даха`аг. Джон не успел до конца понять, что произошло, но ситуация обратилась, и воин увидел жизнь той девочки, что обвиняла его во лжи и говорила о справедливости. Джон увидел всю её жизнь и всё понял.
Глухой удар.
Джон Кейд стоял на коленях и ощущал, что не может подняться. Не хочет подниматься. Он медленно опустился на бок и кое-как перевернулся на спину на полу. Странник на секунду зажмурил глаза, положил одну руку на область сердца, а второй рукой коснулся головы. Джон пролежал так где-то полминуты, чтобы немного отойти. Затем он с усилием поднялся на ноги и осмотрелся вокруг. Воин остановил взгляд на разбойнике, и его рука легла на рукоять меча. Несколько долгих секунд странник неотрывно смотрел на разбойника, а затем разжал пальцы. Джон подошёл к девочке, присел рядом с ней на корточки так, чтобы держать в поле зрения двух бывших волков, и, взяв её на руки, приподнял от пола. Удерживая девочку правой рукой, левой Джон слегка похлопал её по щекам.
- Ты меня слышишь? - спросил воин голосом низким и настолько мягким, на какой он только был способен в данный момент.
Пытаясь привести девочку в чувства, Джон думал о произошедшем. Что, собственно говоря, случилось? Демон был лишь образом из воспоминаний бывшего палача или олицетворял частичку тьмы, сохранившуюся в Оружейнике? Может ли это означать, что Даха`аг жив? Может ли возникшая "магическая отдача" иметь ту же природу, что и феномен, позволивший Джону избежать смерти от рук той женщины из саркофага? Сколько вопросов и никаких ответов. По крайней мере, пока что. Но Джон найдёт ответы. Найдёт, во что бы то ни стало.

+1

29

Девочка на руках Джона была такой маленькой и худой, что по ощущениям весила, как перышко. Сил в ней не было никаких для продолжения диалога, она лишь слегка приоткрыла глаза и сказала, глядя на Кейда:
- Папа?!
После чего обмякла на руках воина, уходя в глубокий сон.
Сверху послышалось трепыхания, со второго этажа прилетел ворон и уселся на столе подле Джона, все это время его клюв был полон ненормотивной лексике, а когда он, наконец, достиг своей цели, спросил:
- Джон, какого демона ты тут учудил? Дом чуть не снесло, - по всей видимости, что-то произошло и снаружи дома, что Сэймур это почувствовал.
Еще одна важная деталь, похоже на втором этаже есть лаз для того маленького существа, как ворон, которым он смог воспользоваться из-за опасения за произошедшее внутри. Ворон оценил обстановку, когда перестал ругаться и поглядел на девочку с неподдельным ужасом, поскольку перья его встрепенулись и встали дыбом.
- Джон, отойди от неё, - сказал Сэймор, затем унял преждевременный страх и поменял свое решение.
- Джон, не знаю, что ты сделал, но лучше добей сейчас, пока есть шанс!
Воскликнул ворон, скребя когтями по столешнице.

0

30

Пост написан в соавторстве с мастером игры


Девочка произнесла лишь одно слово, но Джон не успел ответить, так как она вновь отключилась. До того, как Джон начал предпринимать какие-либо действия, появился Сэймор. Он начал с ворчания, чего и следовало ожидать.
- О, старина, ты бы знал, что тут было, - выдохнул Джон, глянув на ворона, и вновь переведя взгляд на девочку. Странник в данный момент надеялся на две вещи: что девочка выживет и что дом не развалится в ближайшее время.
В ответ на слова Сэймора, Джон одарил его таким взглядом, от которого ворон, учитывая и без того нервную обстановку, наверняка отшатнулся бы.
- Лучше помолчи, - тихо проговорил Кейд. Эта девочка была крайне могущественным магом, но она не была злой. Она делала то, что считала правильным. Она не видела всей картины, но она хотела... справедливости? Или просто возмездия?.. Если сейчас я кого-то здесь и убью, то это будет разбойник.
- Да ты послушай, - встрепенулся ворон, расправляя крылья, - ты хоть знаешь кто это? Она одна из детей Хозяйки Ночи, - прокричал ворон, но как только девочка слегка задрожала, он начал говорить тише. - Джон, ты же слышал о Хозяйке Ночи, ну, кто не слышал мифы о ней, только глухой? Так вот в разное время и в разных местах она дарует детям неординарные магические способности при их рождении. Зачем она это делает, я не знаю, но я также не знаю тех, кто с этими способностями справлялся. Их сила столь велика, что они являются опасными для всех окружающих. Благо, их настигает смерть раньше, чем они вырастают... большинство из них. Но те, кто вырос, несут угрозу миру, не контролируя себя, как Она. Откуда я это знаю? Я чувствую это прямо сейчас всем своим естеством, Джон. Вороны - посланники Хозяйки, я чувствую её силу в этой девочке. Убей её, пока она не убила тебя и пока не сотворила что-то ужасное, - всё это время ворон каркал и давился своими словами, пытаясь как можно быстрее рассказать всё необходимое по данному вопросу.
Джон Кейд нахмурился, когда услышал о Хозяйке Ночи. Да, странник слышал о ней. Мало кто о ней не слышал.
- Настигает смерть, - едва слышно повторил за вороном Кейд, а затем покосился на Сэймора. - Я даже не спрашиваю, имеешь ли ты непосредственное отношение к Хозяйке Ночи. Я верю тому, что ты сказал, но... - Джон снова посмотрел на худую беззащитную (в данный момент) девочку на своих руках. Воин покачал головой. - Она не убивает. Она не такая, как... мы. Эта девочка хочет нести справедливость. Она хочет наказывать убийц. Особым образом, но тем не менее. - Джон снова перевёл взгляд на Сэймора и обратно на девочку, не забывая боковым зрением следить за двумя бывшими волками. - Я не могу убить её. Это неправильно.
- Да, очнись ты Джон, аррр, - закаркал Сэймор. - Какая, к чёрту, разница, что, аррр, она не делает этого сейчас? Эта вспышка магии была от неё, аррр? Ну же, скажи, от неё? Ей на вид лет двенадцать, аррр, не больше, никто из ныне живущих и умерших магов, аррр, не достигает такого уровня в двенадцать лет. Да, будь у них хоть предрасположенность по расовой принадлежности, аррр, такие силы приходится развивать.
- Не учи меня, - процедил Джон. Не от злобы, конечно. От "внутренних терзаний", если давать этому романтическое название.
- Что ты предлагаешь с ней делать Джон? Думаешь устроить её на опекунство к магам, аррр? А может ты думаешь, что с тобой, аррр, ей будет хорошо? Ты не меньше меня знаешь, что с тобой, аррр, и твоими увлечениями это не будет, аррр, нормальным детством. Кем она вырастет, если она хочет наказывать убийц? Как далеко она зайдет если вырастет, аррр? Да, одумайся же ты, какие правила, когда перед тобой создание непонятно каких масштабов силы, аррр?
- Кем она вырастет? - повторил за вороном Джон, глянув на него. Кто знает, может, моим преемником. Впрочем, что я несу.
- Нормальное детство? По-твоему, с таким могуществом у неё вообще может быть нормальное детство? И что ты, в конце концов, имеешь против того, чтобы я нашёл ей наставника? Духовного наставника, если угодно. - Джон снова внимательно посмотрел на Сэймора. - По-твоему, могущественный маг обязательно должен нести зло? Ты действительно так считаешь? - Джон кивнул. - Имеешь право. Но если в этом мире могущество без вариантов означает тьму... - Джон замолчал и закончил лишь мысленно: - зачем я вообще в этом мире?
Тут ворон уже выдохся, грудь его вздымалась тяжело, и он добавил тише:
- Если хочешь знать, будь Хозяйка Ночи здесь, я бы без колебаний на неё работал. Это не моё решение Джон, это часть проклятия всего воронья.
- Раз ты такой знаток по части Хозяйки Ночи, ты же знаешь, что её, строго говоря, нельзя причислить к злу. Ну да, эта дамочка прям как я. В голову Джона невольно пришли целых две мысли, одна безумнее другой. Что если эта девочка поможет воину расправиться с той "ледяной принцессой" из саркофага? Что если Хозяйка Ночи, узнав, как благородно Джон обошёлся с её "дочкой", сама поможет воину? Впрочем связывать с Хозяйкой Ночи... сомнительное удовольствие.
Выслушав Джона, ворон лишь гаркнул в сторону и приоткрыв один глаз, посмотрел на Джона, тихо добавив:
- Ты живешь в сказке и жизнь тебя за это накажет...
Затем ворон взмахнул крыльями и переместился на камин, прямо там, где ранее восседал сказочный ворон.
Ну спасибо, старина, обнадёжил, - подумал Джон, но не стал говорить этого вслух. Воин посмотрел на девочку. В сказке... иронично. Воин посмотрел на Сэймора, занявшего бывшее место дядюшки Блю. Да у нас с Хозяйкой Ночи больше общего, чем кажется на первый взгляд, - почему-то подумал Джон. Он взял девочку на руки, поднялся и застыл на месте, словно не зная, что предпринять.
Джон не мог её убить. Просто не мог. Это была маленькая девочка, которая считала, что убивать плохо, и в сущности не сделала Джону ничего плохого. Неужели её сила была причиной или поводом для убийства? Что она сделает, когда очнётся? Судя по всему, она значительно ослабела и вряд ли начнёт вершить великую магию, лишь открыв глаза. Впрочем, кто знает. Всё, чего Джон хотел, - это поговорить с девочкой. Просто с ней поговорить. Да, ему пришлось бы в некоторой степени оправдываться, но вовсе не ради оправдания. Ради того, чтобы девочка поняла. Что ж, это действительно был бы не самый приятный разговор. Для них обоих. Могла ли девочка оценить тот факт, что Джон оставил её в живых, хотя, исходя из её мнения о нём, не имел на это никаких причин? Поняла ли девочка, что произошло в момент их "зрительного контакта"? Учитывая, что сам Оружейник не до конца понимал это. Она тоже ощутила силу Демона, или его увидел лишь Джон? В конце концов, что эта маленькая девочка знала о Демоне, если родилась гораздо позже его падения? Конечно, если внешний вид её соответствовал реальному возрасту.
Странник глянул на Сэймора. Сначала он собирался оставить его стеречь двоих бывших волков, потом хотел предложить подняться с ним наверх, но в итоге ничего не сказал, предоставив ворону самому решать.
Джон Кейд поднялся на второй этаж, зашёл в детскую комнату и аккуратно положил девочку на кровать. Сам воин отпил воды из своей маленькой фляги на поясе, взял стул, поставил его у двери, сел и сложил руки на груди. Если девочка могла ощутить, что он чувствовал в данный момент, то это было лишь спокойствие с некоторой долей усталости. Ты сел на краю жерла спящего вулкана и сидишь, мирно сложив ручки, - мысленно сказал сам себе Джон. - Отличная тактика. Но не могу же я просто уйти. Ну да, возможно, часть моих проблем именно из-за того, что я не могу "просто уйти". Впрочем, задерживаться в старом доме Оружейник не собирался, он лишь хотел удостовериться, что девочка в порядке. В конце концов, за окном до сих пор бушевали ветер и дождь, из-за которых два странника, собственно, и заглянули в этот дом.

+1