Бесконечное приключение

Объявление


Жанр: темное/светлое фентези
Рейтинг игры: варьируем по квестам, max NC-21
Система игры: эпизодическая
Система мастеринга: смешанная
Оформление постов: свободное

На данный момент в игре ведутся бои за освобождение территорий от власти демонов, освобожденные земли наладили торговлю и дипломатические связи между собой, демоны дерутся за власть и контроль на своих территориях.

Княжество Бертад скрыто от многих глаз и не является единственной игровой зоной.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное приключение » Пройденные приключения » Дети горы Стахра [личный]


Дети горы Стахра [личный]

Сообщений 121 страница 127 из 127

1

http://i103.fastpic.ru/big/2018/0319/e2/4358c3382f931ea17f77a380e4e1fde2.jpg
Рейтинг квеста: NC-21.
Статус ожидания: открытый.
Канва: У Джона Кейда была всего одна зацепка к поиску таинственной смертельно опасной женщины - гора Стахра. Ближайший крупный город - Диэлрен. В нём точно есть хорошая библиотека, где можно отыскать информацию о горе. К тому же, Александр Смит сможет подсобить, если всё сложится удачно.
Погодные условия: тепло и солнечно, самое удачное время для пикника, сырая земля после дождей быстро высыхает, слышны переливы насекомых и птиц, природа находится в полной гармонии.
Участники: заполнится в будущем.

0

121

В третий раз сверкнула искра надежды, но рывок Далона её погасил. Джон не успел толком понять, как старик оказался на линии броска меча с такой скоростью. Всё внутри воина сжалось. Воздух будто стал патокой, лезвие целую вечность прошивало одежду и плоть старого кахили. Джон не видел Сиру, не видел Курта, всё его внимание без остатка сконцентрировалось на мече и на Далоне, закрывшем Эльгу. И Джон увидел, как красный поток смешивается с синим. Воин сдвинул брови и понял, что удар поразил обоих. Возлюбленные обнялись. Джон Кейд лежал на боку, приподняв туловище на левой руке и смотрел на кахили и хлада, умиравших вместе. Слушал их слова, не издавая ни звука и не двигаясь.
- Она возродит хладов, иди-от.
Брови Джона уже были сдвинуты, так что выражение его лица практически не изменилось после слов старца. Далон объяснил применение им кодового слова. Она возродит хладов, - мысленно повторил Джон. Он смотрел, как Эльга рассыпается на синие искры. Оружейник свершил своё правосудие. Он должен был чувствовать удовлетворение. И он чувствовал. В разбухающем спектре эмоций присутствовало удовлетворение. Однако весь спектр был менее ярким, чем можно было ожидать, - над ним преобладала усталость, которую со смертью Эльги Джон наконец позволил себе ощутить. Моральная усталость. Напряжение, копившееся не с начала битвы, не с начала похода и не с прибытия в Гаран Тамор, а с самого дня первой встречи с ледяной женщиной, наконец разрешилось. И все прочие эмоции были более блеклыми, чем можно было ожидать.
Джон слушал, как Эльга говорила о любви и пытался понять: неужели она настолько лицемерна, что продолжает играть эту роль до самого конца, или она действительно любит Далона? Последовавший поцелуй склонял ко второму варианту. Что ж, возлюбленные, умирающие вместе, лишены дальнейшего бремя скорби. Однако Джон всё же чувствовал горечь по этому старику с затуманенным разумом. Возможно, большая часть этой горечи была связана с другими кахили и в особенности с Сирой. В данный момент воин почти не видел девушку, но, касаясь её лишь мыслями, ощущал сдавливающее чувство вверху живота. Почему она?.. Почему она должна это перенести? Почему она должна видеть это своими глазами? Как ей это перенести?
Эльга обратилась к Джону, и воин в этот момент не ощутил к ней острой ненависти. Возможно, из-за той усталости. Возможно, потому, что всё было кончено.
- Т-ты х-хотел убить меня т-так с-сильно.
Да. Это не лучшая часть моей истории, но я чертовски сильно хотел. Я дал себе обещание. И я его выполнил.
Джон пронаблюдал за тем, как Эльга окончательно рассыпалась, а затем рассыпался и Далон.
Непоколебимый поднялся на ноги. На его левой руке всё ещё располагался щит. Воин постоял пару секунд, а затем двинулся вперёд, подошёл к своему мечу и поднял его, ни разу не взглянув ни на Курта, ни на Сиру. Он не мог смотреть на них. Он не мог сейчас смотреть Сире в глаза. Не потому что не должен был делать то, что сделал, - должен был, - а потому что она не должна была видеть. Она не должна была переносить это. Курт - пожилой человек, опытный воин и матёрый странник, он поймёт. Он перенесёт. Сира - молодая девушка, любившая Далона, как отца. Пусть потом мне скажут, что я недооценил её. Но Сира не была готова. Джон опустил взгляд на свой меч. Как ей перенести это, не убив меня?
Я не хотел его смерти, - почти сказал Джон. "Мне жаль", - он точно не собирался говорить. Кейд ничего не собирался говорить. Все слова, по его мнению, прозвучали бы сейчас неуместно, пошло, отталкивающе.
Оружейник заставил себя обернуться. Посмотрел на Курта, и буквально на мгновение остановил взгляд на Сире. По его взгляду в данной ситуации и так всё было ясно. Он не хотел убивать Далона, но не мог спустить всё это на тормозах. Не мог оставить Эльгу - монстра, по собственной прихоти и без малейшего сожаления уничтожившего сотни людей, - в живых. Даже если бы знал о кристалле. Возможно, он пока просто недооценивал то, что произошло. Собственно, в своём нынешнем состоянии Джон так до конца и не понял, что именно произошло. "Подарить жизнь"... Возникнут новые хлады или воскреснут старые? Где? Когда? Сколько? Убил одного, убью и остальных, если придётся. Надеюсь, за них не будут вступаться одержимые любовью могущественные старики. Но если это всё же будут новые хлады... разве обязаны они воплощать в себе зло?
Пока Курт и Сира отходили от произошедшего, Джон развернулся, кратким резким движением сбросил с клинка остатки крови, убрал меч в ножны и двинулся к выходу, так и не проронив ни слова.

+2

122

Сира смотрела отстранено в одну точку, она не подняла глаза на Джона, могла ли? Стоявший рядом Курт тоже, он отошел быстрее, открыл рот и ноги его подкосились. Мужчина присел на гладкий пол и схватился за свою лысину, несколько раз он повторял это действие, слезы тоже потекли по его щекам, он все не мог поверить и придти в себя, ему пришлось самостоятельно дать себе несколько пощечины и разозлившись, он услышал истошный крик Сиры, которая начала кричать так сильно, что эхо еще долгой нотой повторяло этот звук. Сира припала к земле и причала, слезы текли по её щекам сами, она не хотела плакать, но ничего не могла с этим поделать, ей хотелось кричать и она кричала, кричала, как никогда в своей жизни, и как даже не могла помыслить, что закричит.
Джон просто ушел, а Курт и Сира просто отпустили его. Другие кахили добрались до стен замка, поскольку остатки снегурочек исчезли самостоятельно и они поняли, что все закончилось. Гравора хорошенько ранили, потому Алек, как самый сильный на данный момент, донес его на руках. Ему пришлось снять броню, чтобы осмотреть рану и под ней оказаласт совершенно обыкновенная девушка с кучей шрамов на теле, несколькими ожогами и татуировками. Благо, рана была не смертельна и предложенная Милисой микстура, была принята с благодарностью. Джакс, казалось был сильно удивлен, узнав, что Гравор девушка, Милиса ничего на его удивления не ответила, потому не ясно, знала ли она или догадывалась?
Когда Джон вышел к своим товарищам раньше Курта и Сиры, это заставило кахили не на шутку испугаться. Кейду пришлось пояснить, что Курт и Сира живы. Именно в момент объяснений они в обнимку вышли из пробитой в каменной кладке дыры. Курт прижимал Сиру, а она мелко тряслась и шла слегка пошатываясь. Курт не мог поднять головы и, возможно, без Сиры сам бы не дошел. Они подошли к товарищам и те все поняли сами, только Джакс, спросил:
- Но как?
- По случайности, - ответил Курт, - нам повезло, потому что не мы были их целью, потому что Далон не хотел нас убивать, не хотел повторять то, о чем рассказывал.
- Говори, как есть, - прервала его Сира, она уже приходила в себя и теперь начала злится, - мы его не слушали, он и она могли бы от нас мокрого места не оставить.. это был вовсе не честный бой, это было убийство, - сказала Сира и подняла глаза на Джона, - я виновата даже больше. Мы убили его вместе Джон, и я с этим не смирюсь. Ты - доказательство. Я не хочу больше тебя видеть, никогда, - сказала Сира и укрывшись поплотнее в свое пальто, пошла подальше от своих товарищей, чтобы побыть наедине.
Джакс попытался потянуться к ней рукой, дойти до неё, но Курт остановил. Сидевшая у стены Гравор цокнула языком и отвернулась, Милиса стояла, потупив глаза в снег перед ногами. Курт подошел к Джону, он хотел что-то сказать, но не мог собраться с мыслями...
Внешний вид Гравор

+3

123

Джон слышал, как кричит Сира. Вся его сущность сжималась от этого крика, отдаваясь ноющим чувством в груди. Непоколебимый шёл, изо всех сил сжимая рукоять щита, до боли в костяшках пальцев. Он не оступился, не притормозил. Шёл так, словно был ожившей каменной статуей.
Снежные создания Эльги, очевидно, рассыпались с её гибелью, и прочие кахили вместе с Алеком приближались к замку, вместе с ними подлетел и Сэймор. Джон убрал щит за спину и открыл ворота. По выражению его лица немудрено было решить, что там внизу умерли все, кроме него. Немудрено было решить, что умерли все, кроме него и Эльги. Однако воин не стал дожидаться вопросов или преждевременных восклицаний.
- Курт и Сира живы, - сказал он с суровой мрачностью, заставлявшей невольно усомниться в его словах, если бы в их подтверждение не появились сами упомянутые кахили. По их виду становилось примерно понятно, что произошло. По крайней мере, так Джон предположил, поскольку сам на Сиру и Курта не смотрел. На фоне чёрной бури и моральной истощённости, занявших почти всё сознание Кейда, он почти не обратил внимание на незнакомую девушку, которая, надо думать, была тем, кого кахили знали под именем Гравор. В данный момент Джону было наплевать, кто из присутствующих знал, что Гравор девушка. Джон не хотел даже анализировать это. Он просто стоял, опустив руки, глядя куда-то в пространство и слушая объяснение Курта, а затем слова Сиры. Девушка закономерно перешла в стадию гнева. Как ни странно, злилась она не только на Джона, но и на себя. Воин почувствовал взгляд Сиры, но остался неподвижен, продолжил смотреть в пространство, не повернулся к ней.
- Это был вовсе не честный бой, это было убийство.
Честный бой. Когда-то я тоже был таким же глупцом. Говорил о честных боях всерьёз. Но я давно уже понял, что это всегда убийство. Можно считать его справедливым или несправедливым - каждый решает сам для себя и для каждой конкретной ситуации. Когда решил, остальное не имеет значения. Это убийство. Если решил, ты либо свершаешь его и живёшь с этим, либо отступаешь. Я не привык отступать.
- Я не хочу больше тебя видеть, никогда. - Если лицо Джона и дрогнуло, то заметить это со стороны было практически невозможно. Глаза его, если и двинулись, то незначительно. На Сиру воин так и не посмотрел. Да. Я это понял. Я бы ушёл, даже если бы ты сказала, что прощаешь меня, но этого я и не ожидал. Всё так и должно быть. Видимо, это моё кредо. Я просто делаю то, что должен. Просто делаю то, что надо сделать. То, чего другие не могут по тем или иным причинам. То, с чем другие не смогут жить. За это меня могут обожать или ненавидеть, восхвалять или проклинать, осыпать почестями или пытаться убить, но я всё равно делаю то, что должен. То, что считаю должным. Возможно, даже мои ошибки - не ошибки вовсе. Возможно, даже их я должен совершать, и без этого никак. Ошибки. Случаи, на которые я не смог повлиять, жизни, которые я отнял, не желая этого. Каждая такая жизнь отдаётся в моих висках, я помню их все, но ты лишь один из множества, Далон. Мне жаль, старик. Но есть множество жизней, о которых я жалею куда сильнее. О невинных. А ты далеко не невинный. Как и я. Ты сделал свой выбор, Далон. О его верности я не смею судить. Это был твой выбор, и ты умер за него. Когда-нибудь, я думаю, это произойдёт и со мной. Когда-нибудь и я умру за свой выбор. И смогу лишь надеяться, что хоть кто-то посчитает его верным. А даже если нет, это будет уже неважно.
Джон моргнул. Посмотрел на Милису, на Джакса, на Гравора у стены, на Алека, на Сэймора. Обернулся на подошедшего Курта. Даже тот не мог подобрать слова. Ничего. Я сделаю это сам. Много слов не нужно. Сейчас каждое слово для всех словно удар по больному.
- Я не хотел его смерти, - негромко сказал Джон Курту. Не всем вокруг, даже если они слышали, а Курту. Джон не оправдывался, он словно констатировал непреложную истину и этой же самой фразой выражал соболезнование. При других обстоятельствах странник спросил бы Курта о словах Эльги. Спросил бы об этих новых хладах - кем они будут, когда и где могут появиться. Возможно, Курт не знал. В любом случае, сейчас это всё показалось неуместным. Джон обвёл взглядом холодный замок вокруг себя. Почему-то только сейчас он обратил внимание на холод вокруг и на боль в боку. Оружейник снова посмотрел на Курта. Теперь в его взгляде была лишь усталость.
- Береги их, Курт. - Джон положил руку на плечо пожилого кахили буквально на секунду. - Вы нужны друг другу.
Джон Кейд развернулся и зашагал прочь. Он прошёл через ворота замка, накидывая на голову чёрный капюшон и поднимая шейный платок до подбородка. Через пару секунд до ушей воина донеслось негромкое хлопанье крыльев. Сэймор приземлился на плечо Джона и не издал ни звука.

+3

124

Ресурс удивления Алека был исчерпан уже пару дней назад. Поэтому, когда после снятия шлема под ним обнаружилось женское лицо, Алек лишь раздражённо цокнул языком (больше секретов, ещё больше секретов), прежде чем продолжить оказывать помощь. Его, как и Джона, раздражали слова Сиры, но по другой причине - и он не был настолько же мудр, как Джон, поэтому не оставил мысли при себе, хотя Сира уже отошла и, скорее всего, не слышала его:
- Не честный бой? Да это, похоже, с самого начала была кампания на условиях врага. Не удивлюсь, если смерть - в строго определённом месте и, возможно, даже в строго определённое время - тоже входила в их план. Чего она ожидала, когда увидела их вместе - что Далон просто так возьмёт и бросит свой план из-за того, что его ученики его нашли?
Покачав головой, он медленно зашагал прочь, за Джоном.
- До свидания, - только и произнёс он на прощание. Он не знал, правильно ли он поступает - не лучше ли остаться с кахили? Но Джон, судя по всему, спас его от пыток (в которые сам и ввергнул), и не пойти за ним для Алека было бы равносильно предательству.

+3

125

Когда Джон уходил, Курт незаметно положил в его руку маленькую стальную пластинку, что носил на плаще и проводил взглядом. Затем высказался Алек, но ему никто не ответил. Никто не желал говорить, может и слушать не желали, но здесь была хорошая слышимость, даже учитывая уносящий голос ветер.
Когда Алек вышел за Джоном, на его поясе стало теплее, он увидел свечение из кожанного тубуса, где хранился королевский свиток, и когда тот был извлечен наружу, Алек прочел следующее: "Прибыть ко дворцу его Величества, незамедлительно, в наискорейший срок из возможных."
Отсюда до дворца короля было не менее трех недель пути...

Открытие ачив-квеста. Герой Александр Смит продолжить свою историю, начав второй личный-квест после завершения текущего. Возможность не обязательна и может повторяться в будущем, но с внесенными изменениями по времени.

+3

126

Первая часть поста написана в соавторстве с Александром Смитом

Отдалившись от замка, почти достигнув того места, где кахили сражались со снежными созданиями Эльги, Джон, не замедляя шаг, поднял к глазам предмет, вложенный в его руку Куртом. Зрение незначительно дополнило осязательную картину - это была маленькая стальная пластинка без каких-либо надписей. Для связи, надо думать, - бесстрастно сказал сам себе Джон. Этот артефакт в действительности мог нести другие функции, но странник не стал раздумывать об этом прямо сейчас. Он убрал пластинку за пазуху и продолжил путь. Когда Александр Смит поравнялся с Оружейником, тот повернул к нему голову и кивнул. Джон был рад, что Алек последовал за ним.
Джон, Алек и Сэймор - привычная компания странников - направились к поселению, где оставили своих лошадей перед тем, как войти в заснеженные земли. Вскоре после того, как замок хладов остался позади, Джон рассказал своим друзьям о том, что случилось в подземелье. Как он метнул меч, как Далон заслонил Эльгу, как они погибли вместе. Рассказал о том, что смерть Эльги знаменует возрождение расы хладов, хотя конкретики в этом отношении так и не появилось.
Компаньоны без происшествий выбрались из зоны снегов и встретились со своими лошадьми. Два скакуна неспешно покинули конюшню, неся на себе всадников, и остановились друг подле друга. Джон держал поводья правой рукой, на предплечье левой сидел Сэймор. В последнее время ворон был довольно молчалив. Странник осмотрелся вокруг и повернул голову к Алеку.
- Наши дороги вновь расходятся, мой друг, - сказал Джон. - У меня в Диэлрене назначена встреча, на которую я уже безбожно опоздал, а тебя ждёт король.
- Опять Диэлрен? - обрадовавшись поводу говорить не о произошедшем, отозвался Алек. - Неужели прошлого визита туда не хватило?
Джон усмехнулся.
- Хочется верить, что срок хранения моих библиотечных документов не истёк, и я смогу воспользоваться ими, чтобы сэкономить хоть немного времени.
Воин помолчал. Перед глазами Оружейника невольно возник образ горящего города. Это, как ни странно, не было воспоминанием - в виде такого образа в голове воина сформировался один из худших вариантов развития возможных событий, из-за которых Алек был вызван по службе. Впрочем, в Ксиллое ведь была армия. То, что королевство призвало Александра Смита, само по себе не означает наступивший там локальный Аггра'авар. Более того, доподлинно не известно, связан ли призыв с Трауном. А если и связан - войска всё же справились с его силами в прошлый раз, хотя были не готовы к удару изнутри.
- Будем надеяться, что тебя вызвали из-за сущего пустяка, - сказал Джон, хотя по его тону было ясно, что сам он надеется на это с большим трудом. - В любом случае, будь осторожен.
- Постараюсь. Хотя, будь я осторожен, меня бы не было здесь, - фыркнул Алек. - И я искренне надеюсь, что ты сможешь вновь присоединиться ко мне, если окажется, что ситуация слишком сложная.
- Если дела не задержат меня, из Диэлрена я сразу отправлюсь в Ксиллой, - пообещал Оружейник.
Алек с облегчением кивнул.
- Ну... король ждёт меня! Удачи! - он пришпорил лошадь и отправился прочь.
- До встречи, Александр Смит, - сказал Джон, кивнув своему другу, и легко ткнул пятками в бока лошади. После обернулся и крикнул вслед удаляющемуся мечнику: - И спасибо. За то, что был рядом.
Джон повернулся вперёд и пустил Дэйру в галоп.

***
Солнце двигалось к горизонту, позволяя темноте постепенно окутывать небеса, а всадник в чёрном скакал к далёкому портовому городу на краю континента. Сэймор молчал, а Джон, судя по его выражению лица, вновь погружался в мрачную задумчивость.
- Эльга была права, - вдруг сказал Джон еле слышно.
- Что? - не понял Сэймор и обязательно вскинул бы бровь в крайне выразительном жесте, если бы это сообразовывалось с его анатомией.
- Я хотел её убить. Чертовски сильно хотел её убить. Потому что она была монстром. А ещё потому, что из-за неё я своей рукой принёс смерть сотням людей одновременно, хоть и не желал этого. Я хотел свершить над ней правосудие. Хотел её уничтожить. И мне было плевать. Я без труда счёл Далона выжившим из ума стариком, а Сиру - девчонкой, что повелась на враньё старика. Возможно, мне стоило послушать. Возможно, стоило поговорить с ними. С Далоном. С Сирой. С Эльгой в конце концов. Но я словно... обезумел. Озверел. Меня сжигала ненависть, хоть я и не до конца признавал это. Я стремился убить Эльгу несмотря ни на что...
- Но она и есть монстр, Джон.
- Да? А я тогда кто? Герой на белом коне?
- Слушай, мы нечто в этом роде уже обсуждали, - заметил Сэймор. - Ты убивал невинных не по своей воле. Раскаяние и всё такое - ты знаешь эти штуки лучше меня.
- Эльга не раскаивалась, это правда. Но, быть может, я просто не дал ей такой возможности?
- Ох, слушай, заканчивай, а! Этакими гипотетическими рассуждениями мы дойдём до того, что эта мерзавка - ангел во плоти. Она что, типа вынуждена была пожирать людей, чтобы восстанавливать силы? Ага, а ту деревню в горах она зачем заморозила? Тоже силами подпиталась? Я так скажу: она либо тащится от этого, либо не может иначе. В первом случае даже вопросов нет. А во втором случае... Не скажешь же ты, что в глубине души она скорбит над каждым, чью печёнку она умяла за обе щеки? Не скажешь. И что тогда? По аналогии: либо все вампиры - милые создания, которых надо гладить по головке и пожимать плечами, когда они вырезают целые поселения, либо они монстры, с которыми надо бороться, когда они перестают видеть берега.
- Но убийство Эльги породило...
- Кого? - перебил Сэймор. - Хладов? - Ворон театрально осмотрелся. - Ну и где они? Я что-то не вижу.
Джон покачал головой.
- Они либо уже появились, либо появятся. Не знаю, где, сколько их и кто они, но...
- Ну так и чёрт с ними, - снова перебил ворон. - Отпустить одного конкретного монстра, чтобы предотвратить - или, точнее, отсрочить - появление нескольких гипотетических? По-твоему, это хорошая мысль? - спросил Сэймор и тут же сам ответил: - Ничего подобного. Вот тебе хорошая мысль: устранить одного конкретного монстра, а потом устранить всех гипотетических, если они вдруг станут конкретными. Раунд.
- Устранить всех хладов? Давно ты настолько самоуверен?
- Причём тут самоуверенность? - изобразил искреннее недоумение Сэймор. - Не я же их устранять буду, а ты.
Джон усмехнулся.
- Плюс остальные кахили осведомлены о возможном появлении хладов, - заметил Сэймор. - Это работёнка как раз для них. Найти, устранить. А то, понимаешь, веками торчат в своей горе, толку с них ноль, простите, без палочки. Пусть займутся делом. Так что хватит попусту себя бичевать - это уж точно занятие не для тебя. В мире ещё куча конфликтов, которые ты можешь разрешить, и куда большая куча мерзавцев, которых ты можешь проучить. Так что выше нос.
Джон посмотрел на Сэймора долгим взглядом.
- Спасибо, старина.
- Да обращайся. В следующей жизни открою частный кабинет - люди будут со своими проблемами ко мне приходить. Они мне: "Мне кажется, быть сапожником - это не моё, я страдаю". А я им: "Джон Кейд однажды..." - Сэймор сделал паузу. То ли он подбирал подходящую историю, то ли думал, стоит ли в очередной раз упоминать неприятные эпизоды жизни друга. - В общем, расскажу им какую-нибудь из леденящих кровь историй из твоей жизни.
- Это однозначно будет успех, - кивнул Джон, слегка усмехнувшись. - Будешь самым богатым вороном в мире.
- Учитывая, что из всех воронов, которых я знал, самым богатым считался Вилкс, то это довольно туманная перспектива, - заметил Сэймор и почесал клювом крыло.
- И чем же владел этот Вилкс? - поинтересовался Джон.
- На пике славы - двумя серебряными монетами, тремя конфетными обёртками, медной заколкой, отломанным зубцом костяного гребня и очень большим жёлудем, - поведал Сэймор, и Джон с удовольствием рассмеялся.
- Да, да. Самый богатый ворон в этом мире.
- Знаешь, Сэймор... Я чертовски рад, что ты со мной.
- Не часто я слышу от тебя такие слова, дружище. Мне тоже вполне неплохо, если тебя интересует.
Джон снова усмехнулся.
- Ну да. А теперь мы...
- Теперь мы ускачем в закат, - ухмыльнувшись, кивнул Джон.
И они ускакали...
- Фигурально выражаясь. Поскольку закат-то в другой стороне.
И они ускакали в закат. Фигурально выражаясь.

+1

127

Квест игроками окончательно завершен.
Джон Кейд стал слепым орудием своих же врагов. Его действия сняли магическую печать кахили направленную против древней расы хладов, которая считалась вымершей. Умирая, хлад посулила возрождение своей расы, но никакой конкретики о том, как и когда это произойдет не дала. Джон потерял и новых товарищей в лице своих немногочисленных сородичей по магии и крови. Они в свою очередь остались в чертогах принадлежащих хладам, а Джону и его спутникам, в лице Александра Смита и ворона Сэймора, пришлось уйти. За столь печальную концовку Джону Кейду присуждается 7 очков Известности, возможно, когда-нибудь об этом дне напишут в учебниках истории, и Джон Кейд будет главным виновником инцидента. Поскольку поселения в этой местности общаются между собой с внушительными промежутками, о случившемся узнают не скоро.

0


Вы здесь » Бесконечное приключение » Пройденные приключения » Дети горы Стахра [личный]