Бесконечное приключение

Объявление


Жанр: темное/светлое фентези
Рейтинг игры: варьируем по квестам, max NC-21
Система игры: эпизодическая
Система мастеринга: смешанная
Оформление постов: свободное

На данный момент в игре ведутся бои за освобождение территорий от власти демонов, освобожденные земли наладили торговлю и дипломатические связи между собой, демоны дерутся за власть и контроль на своих территориях.

Княжество Бертад скрыто от многих глаз и не является единственной игровой зоной.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное приключение » Роковые приключения » Дети горы Стахра [личный]


Дети горы Стахра [личный]

Сообщений 61 страница 90 из 107

1

http://i103.fastpic.ru/big/2018/0319/e2/4358c3382f931ea17f77a380e4e1fde2.jpg
Рейтинг квеста: NC-21.
Статус ожидания: открытый.
Канва: У Джона Кейда была всего одна зацепка к поиску таинственной смертельно опасной женщины - гора Стахра. Ближайший крупный город - Диэлрен. В нём точно есть хорошая библиотека, где можно отыскать информацию о горе. К тому же, Александр Смит сможет подсобить, если всё сложится удачно.
Погодные условия: тепло и солнечно, самое удачное время для пикника, сырая земля после дождей быстро высыхает, слышны переливы насекомых и птиц, природа находится в полной гармонии.
Участники: заполнится в будущем.

0

61

Алек удивился тому, что Джон был так подавлен после его замечаний, но не стал настаивать на объяснении - пока что. Повернувшись спиной, он направился к Тарону, намереваясь, действительно, перекусить.
- Ничего больше интересного не вспомнилось из былых преданий? - прямолинейно поинтересовался он, размещаясь рядом.

+2

62

Джон скопировал выемку язычка, хотя и получилось не с первого раза, но он быстро достиг того результата, что привел к необходимому эффекту. Движение язычка было целенаправленным, он не болтался, а лишь двинулся вперед, как рычаг. Послышался характерный щелчок и каменная плита на которой стоял памятник начала отъезжать от своего места.
- Ничего больше интересного не вспомнилось из былых преданий?
Тарон обратил внимание на подошедшего Алека, рот его был открыт, так как он жевал бутерброд с сыром, кусочек этого самого сыра застыл на его губе, а потом упал, чему раздосадованный Тарон неуклюже удивился и полез за этим кусочком рукой.
- Не, шадиад Александр, не знаю. Честно вам скажу, - Тарон стал наливать разогретый чай для Алека и себя, - жена меня заставила вспомнить все, что я мог вспомнить. Это так - памятник, его мало кто помнит, кажется, он тут был всегда.. Ну, вы понимаете, - добавил он, стыдливо пряча глаза, потому что хотел поиметь с путников деньги, оттого и нес по делу и без всякие рассказы, но совесть его не выдержала.
В этот момент послышался звук из ряда вон выходящий и оба собеседника обратили взор к его источнику. Тарон добежал до памятника наравне с Алеком. В земле была дыра, а в ней каменная винтовая лестница, уходящая глубоко вниз.
- О-ого, - глаза Тарона вылезли из орбит, - это чего, это вы сделали, шадиад Джон?
Тарон стал разглядывать дыру, не видя ничего в темноте и крутости поворота лестницы. Он так же начал разглядывать памятник и обнаружил язычок сдвинутый вбок, удивленно смотря на него, но ничего не сказав. Пока Джон и Алек что-то обсуждали, чего Тарон совершенно не слышал, ему пришла в голову дельная мысль и он очень скоро вернулся с подготовленными факелами.
- Это вам, - сказал Тарон, а затем добавил, - я не любитель подземелий, поэтому, позвольте мне посторожить вход? Хотя, если там внутри что-то опасное, то я лучше сбегу, вы же не против?
По-простецки поинтересовался Тарон, глупо улыбнувшись. Когда же Алек и Джон собрались вниз, а ворон направился за ними, Тарон почесал затылок и подытожил:
- Диковина птица.
Вниз вела темная длинная, казалось, чрезмерно длинная лестница по окончанию которой, начиналась освещенная магическими кристаллами дорожка из белого камня. Дорога была стерта во многих местах и явно видела лучшие времена, а кристаллы были поставлены не во всех установленных под них выемках. Наконец, каменная дорога привела искателей к более освещенному залу. Прямо у входа в него стояло что-то на подобие беседки, где росло красивое белое дерево с белыми лепестками. Арка с красивым орнаментом через которую прошла троица, открывала круглую платформу, которая была окружена причудливыми растениями, не встречающимися на поверхности. Свет похожий на солнечный шел откуда-то с далека и пробивался через заросли Лиан по правую сторону от платформы. Зал претерпевал не лучшие времена, разрушения коснулись той его части, что была построена разумным существом. Две из колонн держащие потолок были разрушены. Однако, кто-то ухаживал за этим залом и от него уходило еще две дороги, обрамленные арками поскромнее, чем входная.
Внешний вид зала.

+3

63

Рычаг, ну конечно! Раздавшийся щелчок отдался мурашками удовлетворения в спину Джона. Сработало. На удивление. Когда к памятнику подбежали Алек и Тарон, Джон стоял, уперев руки в бока, и с ухмылкой глядел в темноту открывшегося прохода.
- Это чего это вы сделали, шадиад Джон? - поинтересовался ошарашенный Тарон.
- Применил смекалку и находчивость, - усмехнулся Джон, продолжая осматривать начало винтовой лестницы у своих ног.
С высоты раздалось одиночное карканье, и на поросшие мхом камни рядом с Джоном приземлился ворон, до этого момента молча летавший над горами, сопровождавший путников по воздуху. Джон глянул на Сэймора, затем на Алека.
- Думается мне, мы всё же извлечём пользу от этого похода, - заметил Джон, явно довольный тем, что ему не пришлось уходить ни с чем. Сэймор снова каркнул и наклонил голову. Ему явно было что сказать, но при Тароне он всё же сдерживался. Наверняка это был какой-нибудь ворчливый комментарий из серии "Ага, если не сдохнем там внизу". Оружейник уже начал раздумывать о факелах, когда Тарон принёс их, словно прочитав мысли воина. Джон кивнул, принимая факел и выслушал просьбу Тарона.
- Сторожите вход, - кивнул Оружейник, - и не трогайте колокол. Если из этого прохода появится нечто опасное - не считая меня - бегите в деревню и сообщите своим людям. Чтобы опасность, если она возникнет, хотя бы не застала их врасплох.
На этом инструкции Кейда закончились, он отвернулся от Тарона, подставил Сэймору предплечье своей левой руки и двинулся вниз, освещая путь факелом, предоставленным добродушным старостой.
Винтовая лестница была длинной. Спускаясь по ней, Джон пытался прикинуть, насколько глубоко она уходит, спускаются ли путники до уровня, на котором находится деревня Вушель, или ещё ниже. На последнем завороте свет факела стал смешиваться с другим, равномерным, вызывавшим в такой толще горы мысли о чём-то наподобие светящихся кристаллов. Это действительно были они, однако при появлении магического света Джон не потушил свой факел, лишь немного его опустил. Когда путники прошли около половины каменного коридора, Сэймор издал звук, который, по-видимому, означал вылетание пробки из переполненной бочки, в которой собирались все его невысказанные комментарии.
- Загадка: на никому не известной горе под никому не нужным древним памятником, история которого затерялась в веках, этот человек обнаружил тайное подземелье, не имея даже намёка на информацию о его существовании, - на одном дыхании выпалил ворон. - Внимание, вопрос: кто этот человек? У вас минута на размышления, так как через минуту на нас на всех наверняка обрушится нечто такое, чего не хотелось бы видеть ни в одном из своих снов, не говоря уже о реальности.
- О, вот и Сэймор, - флегматично выдал Джон, - а то я всё думаю, куда это он пропал.
- Ха. Ха, - выдал Сэймор, что ввиду специфики его тембра и выбранного тона было созвучно с карканьем. - Я бы с удовольствием остался наверху с тем бородатым подкаблучником. У него там бутерброды с сыром и боги знают что ещё. Я ему приглянулся, между прочим. Он бы меня кормил шесть раз в день. Чистил бы мне перья.
- Да, да, ты бы разжирел, как домашняя утка, и даже на забор не смог бы взлететь.
- Мне это было бы ни к чему.
- Ты, кажется, забыл открыть нам причину, по которой ты предпочёл путешествие по неизвестному подземелью обществу Тарона.
- Ты думаешь то, что здесь обретается, говорит на принесённом демонами языке? Мечтай.
- А, ты, значит, в качестве переводчика.
- Скажу сразу: "Граааааа" со всех известных мне языков, кроме диалектов оркского, переводится как "Граааааа" и обычно означает, что тебя хотят убить, сожрать или и то, и другое, - оповестил Сэймор. - Говорю потому, что с большой вероятностью вам кроме этого ничего больше не пригодится.
Возможно, Джон не оставил бы сказанное вороном без комментариев, но в этот момент путники подошли к белому дереву и прошли мимо него, через арку в круглый зал, который хотелось хотя бы некоторое время созерцать молча. Джон остановился в центре, оглядываясь вокруг. Сэймор тоже крутил головой по сторонам.
- Ты, кажется, в прошлом учился у травника...
- А ты жил с лесником, - напомнил Джон, воспользовавшись краткой паузой во фразе Сэймора.
- Узнаёшь хоть одно растение?
- Таких растений я, кажется, не встречал.
- Алек? У тебя как с ботаникой?
Немного визуально насытившись, Джон Кейд сделал пару шагов вперёд и оглядел два прохода.
- Либо здесь есть садовник, либо с древних времён осталась часть поддерживающей магии, - размышлял вслух Сэймор, а заметив взгляд Джона, спросил: - Что, будем разделяться?
- Нет, - отрезал воин. - Мы идём вместе.
Со стороны зала ни один из проходов не казался более привлекательным, чем другой, так что Джон, взглянув на Алека на тот случай, если у него были возражения или радикальные предложения, двинулся к арке справа, дабы пройти через неё.

+2

64

- Посторожите, - поддержал Джона Алек, вернувшись к памятнику и уважительно кивнув Джону, после чего взял факел и направился следом за ним. Когда голос Сэймора прорезал тишину, Алек закатил глаза, а когда он предложил себя в качестве переводчика, и вовсе фыркнул. В отличие от Джона, он не был настолько поражён видом, чтобы не прокомментировать: - Шансы на то, что обитатели этого места говорят на языке демонов, не так уж и малы. Да, скорее всего, слегка архаичном на наш вкус или изменившемся иначе, чем наш, но тем не менее.
Они прошли глубже, и Алек оглядел растения и прочую обстановку.
- Если бы что-то такое росло наверху, мы бы, думаю, заметили. Мне эти растения незнакомы, но нельзя исключить, что это что-то вообще предпочитающее пещеры.
Подойдя к проходам вслед за Джоном, он фыркнул на вопрос Сэймора вновь.
- Мы могли бы разделиться таким образом: Сэймор обследует левый проход, а мы вдвоём - правый. Но это было бы слишком жестокой шуткой.

+1

65

Под потолком вилась целая заросль лиан и вьюнов, скрывая его орнамент. И в них ожидала та, которая не считала Джона, Алека и Сэймора званными гостями. Стоило ей выждать благополучный момент и она слетела из лиан в кожаном одеянии, замечательно скрывающем её средь растений.
[dice=1936-1:3:1:Атака неизвестно (+1 за эффект неожиданности)]
Незнакомка свалилась на Джона ногами, припечатывая его к земле и, тут же, Алеку прилетело в челюсть с ноги, откинув его метра на три от неизвестной. Она резко развернулась на Джона, который уже мог стоять. В руке девушки, прикрытой капюшоном, появился нож, она резким движением полоснула противника и распорола на Джоне одежду. Затем новая атака, на сей раз ногами точно в грудь Кейда. Нож незамедлительно полетел в Алека, как отвлекающий маневр, Сэймор было пытался ухватиться её когтями, но лишь был сжат и отброшен в сторону с громким карканьем. Пока Джон валялся от удара в грудь, он мог заметить, как в руке незнакомки, словно по волшебству появлялись из рукавов ножи, но не так, как это делают фокусники, а так, как это делал он сам. Девушка рванула к Алеку, бросила в него нож и тут же сделала подкат, бросая второй. Алеку несказанно повезло, ножи были отвлекающим маневром, чтобы затем нанести удар в пах, отчего он рефлекторно согнулся. Девушка вскочила на ноги и обступила черноволосого мечника, держа в руке по ножу.
- Не двигаться, засранец, или я вас на лоскуты порежу, - закричала, наконец, она на чисто демонском языке, и стоило Джону только шелохнуться, как девушка бросила один из ножей прямо рядом с рукой Кейда.
Мало того, что это был цельный металлический нож, так он еще и был разогрет, словно из печи. Кейд точно знал, что этот нож она создала сама, как и он создавал свое оружие, но столь быстро, столь большой предмет, а не просто лезвия.. это было уровнем выше, нежели его навыки. Ворон смотрел из стороны в сторону, от ситуации офигел не только он.
Позади Кейда в арке, к которой они шли, появился пожилой мужчина с большой бородой в простой, но прочной робе, опоясанный кожаным ремнем на котором висело порядка четырех кинжалов, походной сумкой и высоким стальным посохом.
- Посмотрим, что ты поймала Сира, - спокойно и рассудительно сказал мужчина, выходя на середину между незнакомцев, чтобы они могли видеть его, - Хм, - мужчина посмотрел на свой посох, потом поглядел на Кейда, - он один из нас Сира, - девушка расширила глаза, стоя в боевой стойке, но все еще не вышла из пыла сражения и ничего не говорила.
- Встаньте путники, меня зовут Далон Римот, я приветствую вас в "Гаран Тамор" - "Природной кузне"...
- "Природной кузне", - как завороженный повторил Сэймор, на него обратил внимание Далон, а затем ухмыльнулся, Сира же была удивлена.
- ..в чертогах Стальной горы, - объявил старик и посохом очертил воздух вокруг.
Сира - внешний вид
Далон Римот - внений вид

+1

66

Сэймор хотел было издать очередное "Ха. Ха", похожее на карканье, но подавился этим звуком, когда с потолка на путников рухнула некая девушка. Видимо, Джон Кейд слишком увлёкся диковинными растениями и собственными мыслями. Потерял бдительность ровно настолько, чтобы девушка смогла застать его врасплох. К сожалению, не только его, но и Алесандра Смита тоже. Она атаковала жёстко, молниеносно. Не успел Джон вскочить от первого удара, хватая лезвие с пояса, как девушка уже взмахнула ножом. Джон отшатнулся, но клинок всё же пропорол ткань его одежды и, возможно, кожу. Воин ещё не успел пересилить инерцию, когда получил удар ногами в грудь. Джон рухнул, роняя лезвие, а в голове его ревело: "Какого чёрта?" И этот вопрос в разы усилился, когда Оружейник заметил появляющиеся в руках девушки ножи. Несколько мгновений Джон был буквально в ступоре от этого. Он не мог даже на миг ухватить ни одну из мыслей, закрутившихся бешеным клубком в его голове. Джона привёл в чувства крик девушки. Крик на привычном путникам языке, надо сказать. Джон схватил уровненное лезвие, но до того как он успел сделать хотя бы минимальный замах, в пол рядом с его рукой ударился очередной нож девушки. Краткое сражение временно застыло. Пока Джон лежал, пытаясь заставить себя дышать спокойнее и своё сердце биться реже, а главное, остановить вихрь мыслей в своей голове, на сцене возник ещё один персонаж. Он больше походил на того, кого Джон был бы не удивлён встретить в этих пещерах. Старец был спокоен. Разумеется, он же пришёл в наиболее подходящий для спокойствия момент - когда оба незваных гостя оказались не в лучшем положении. Эффект неожиданности сработал на пять с плюсом, но не надо думать, что ты справишься с нами в прямом противостоянии, девочка, - сжав зубы, подумал Кейд, глядя на незнакомку, и перевёл взгляд на старца. Тот продолжал оправдывать лучшие ожидания и опознал в Оружейнике "одного из них". Что ж, время удивления прошло, прошло стремительнее, чем хотелось, но на данный момент хотя бы один пункт был ясен, так что Джон чуть ли не кивнул на заявление старика.
Оружейник поднялся на ноги, убирая метательное лезвие за пояс, быстро глянул на Алека, затем вновь сконцентрировал внимание на Далоне, не забывая боковым взглядом следить за Сирой, пусть даже она перестала быть агрессором.
- Радушно у вас встречают гостей, господин Римот, - заметил Джон, - но я вас не виню - предосторожность никогда не бывает лишней. Я Джон Кейд, это мой друг, Александр Смит, - Джон указал рукой на молодого мечника. - Ворона зовут Сэймор, если вдруг вам интересно.
Оружейник глянул на Сиру и усмехнулся.
- Я не знал, что есть и другие... Оружейники.
Джон посмотрел на Алека, прикидывая, насколько полным является сейчас его непонимание происходящего, и снова перевёл взгляд на Далона Римота.
- Я был бы рад услышать всё, что вы расскажете мне о Кузне и о себе... или, точнее, обо мне. Но я прибыл сюда с конкретной целью и хотел бы для начала понять, сможете ли вы помочь мне. Я ищу женщину, явившуюся из древнего саркофага, владеющую магией льда и пожирающую человеческую плоть. Это от неё я услышал о горе Стахра. Это она сказала мне, что я... "дитя горы Стахра". - Джон вновь посмотрел на Сиру. - Теперь я понял, что это значит. Но всё ещё не понимаю, как это связано с названной женщиной.

+1

67

Алек был Гибким. Он умел защищать себя. Или, по крайней мере, он так думал, пока на них не свалилась - практически в буквальном смысле - дева-воительница, метающая ножи. Прежде чем он успел что-либо сделать, ножка девушки прилетела ему в челюсть, отбрасывая прочь. Он едва успел уклониться от первого ножа, поднимаясь, и почти тут же в него полетели ещё два ножа... как оказалось, намеренно пущенные мимо. Он сложился вдвое от мощного удара в пах и потратил несколько секунд, чтобы подняться после того, как появился старик. Его голова кружилась, как бешеная, и не только от боли. Джон, похоже, не так удивился навыкам женщины, как Алек... а ему хватило наблюдательности, чтобы заметить, как в него прилетали ножи, прежде чем он словил последний удар. "Другие... Оружейники", - мысленно повторил он и быстро сложил два и два.
- Джон... кажется, ты кое о чём умалчивал во время нашего путешествия, Оружейник, - выдавил он, отдышавшись за то время, что Джон продолжал вопросы. - Я-то, наивный, думал, что твоё прозвище отражает занятие мирного гражданина...

+3

68

- Спасибо за понимание, - отозвался Римот, - но давай без господинов, я не высокого рода, - мужчина ухмыльнулся, затем Джон назвал их Оружейниками и Алек на это отреагировал. Далон же обратил на это внимание в последнюю очередь, он задумался на мгновение.
- Интересная интерпретация наших способностей, думаю, ты взял это прозвище именно поэтому?
Далон поглядел на Джона, а затем на Алека, с понимающим взглядом.
- Да, довольно странно, что он не знает, кто ты. Разберетесь с этим позже?! Мне не хочется слушать, - откровенно сказал мужчина и тут Джон выдал такое, что не ожидал ни он, ни Сира.
- Ты понимаешь, что это значит Далон?
Резко спросила Сира, пребывая в каком-то возбуждении от услышанного.
- Да... - коротко и задумчиво отозвался Далон.
- Ва-са лэ микра ста-нара? - воскликнула девушка, подходя ближе к Далону, интенсивно жестикулируя.
- Ка, ра-рэ стилава Сира, бэл ба-аллидан?!!!
Сэймор допрыгал до Джона и стал тихо нашептывать.
- Значит они не вымерли, старые враги? - Успокойся, что если это пустое Сира, будь благоразумна?!!!
Слова Далона задели девушку, но они оба вдруг вспомнили, что не одни, поэтому прекратили перепалку.
- Извините, вы поймете, почему мы так возбуждены, когда я расскажу полную историю, но для этого нужно время. Не возражаете пройтись до нашего дома?
Далон пошел вперед, пройдя через арку и Сира последовала за ним. Они стояли у тропы, которая вела еще ниже и примыкала к каменному мосту. На всей длине тропы было своего рода ограждение из стертого со временем сталагмита, он представлял собой нечто вроде извилистого здоровенного червя, который отделял обрыв от тропы.
- Ладно, рассказывай свою историю старик, я уже слышала её сотни раз, не хочу слушать в тысячный, - девушка бросила свои кинжалы на ограждение и прыгнула на них, кинжалы стали жидкими, но не расплывались дальше подошв её ботинок. Сира согнула ноги и поехала далеко вперед, очень быстро, иногда притормаживая на извилистом повороте.
- Когда обижается, зовет меня стариком, - пояснил Далон, ничуть не обидевшись, а повернулся к Джону и обнял его за плечи, посох при этом стоял ровно рядом с его обладателем и не шевелился, - я должен тебя спросить Джон. Эта женщина, она... ни в одном твоем слове нет ошибки? Расскажи мне, как она выглядела, может что-то примечательное? И.. как ты от неё ушел живым?
Римот смотрел Джону прямо в глаза, будто не хотел пропустить ничего важного и подтвердить для себя, что Кейд не лжет ему.

+1

69

- Да, Алек, прости. Стоило рассказать тебе, но это как-то... к слову не пришлось, - сказал Джон молодому мечнику, но более никаких пояснений не дал, поскольку Далон Римот попросил отложить этот разговор странников на потом, так что Оружейник лишь кивнул Алеку, обозначая, что они поговорят позже.
Джон Кейд был рад увидеть, что его слова о "снежной королеве" не были для его собратьев по оружию - то есть "собратьев по созданию оружия" - пустым звуком. Далон и Сира обменялись репликами на том древнем языке, так что познания Сэймора пригодились (до чего Алек мог только догадываться, так как шёпота ворона, скорее всего, не слышал), однако он всё ещё был несколько ошарашен происходящим, поэтому даже не адресовал умнику снисходительного взгляда. Хотя в данной ситуации Алек мог этого взгляда попросту не заметить, даже если бы таковой взгляд был бы ему адресован.
Старые враги... Перед мысленным взором Джона возникла группа "создателей металла", этих "природных кузнецов" со Стальной горы, а напротив - группа магов льда с пристрастием к фиолетовому. Эта зарисовка представляла два древних противоборствующих... клана, и она почему-то показалась Джону до жути нелепой. Сколько вообще этих кузнецов теперь существует? Он пока не достаточно узнал об этой "организации" (если потенциальное сборище создателей металла можно так назвать), а априорно отождествлять их с собой было бы непредусмотрительно, поэтому Джон даже не знал, что устроило бы его больше: если бы кузнецов осталось двое (не считая его самого) или если бы их были тысячи.
На вопрос Далона, который явно был близок к риторическому, Джон лишь слегка кивнул и глянул на Алека, как бы желая удостовериться в том, что молодой человек не против продолжить путь, который они и так собирались пройти изначально. Кейд машинально отставил согнутую в локте левую руку чуть в сторону, и Сэймор парой движений крыльев взлетел на предплечье своего компаньона. Глядя, как Сира стремительно движется по ограде на жидком металле и как стоит сам по себе металлический посох Далона Римота, Джон невольно где-то в глубине души задавался вопросом: А я тоже так могу?
Сэймор слетел с руки Джона и опустился на каменное ограждение, стал крутить головой, осматривая окружающее пространство.
Когда старец попросил рассказать подробнее о том, кто навёл Сиру на мысли о "старых врагах", Джон помолчал пару секунд, восстанавливая в голове образ женщины в мельчайших подробностях, а затем заговорил, не отводя взгляд от глаз Далона:
- Она была мертвенно бледной. Через её серую кожу проступали фиолетовые вены. Её глаза светились холодным фиолетовым светом, как и символ на её лбу. Я не имел возможности разглядеть его целиком - символ был частично скрыт капюшоном, но, кажется, это была некая ромбовидная печать. - В этот момент Джон почему-то вспомнил о собственной печати и даже чуть было не потянулся к ней рукой, но вовремя одёрнул себя, возвращая мысли в нужное русло. - Женщина заговорила на том же древнем языке, на котором вы только что говорили с Сирой. Она кинулась ко мне, на мгновение превратив часть своего тела в - треклятый чёрный дым, как я мечтаю об оружии, способном наносить бестелесным сущностям ощутимый урон... хочу посмотреть на выражения их лиц при этом - нечто вроде чёрного дыма. Она схватила меня за горло и вытащила ритуальный кинжал со светящейся голубой рукоятью, но потом почему-то отпрянула, словно... - Джон чуть нахмурился, - словно её руку обожгло. Тогда она назвала меня дитя с горы Стахра и исчезла вместе со своим саркофагом. - Джон вздохнул и отвёл взгляд, глянув на Сэймора. - Она заморозила целую деревню. Вспорола некоторых из них для извлечения внутренностей. Я должен найти её и уничтожить. - Оружейник снова посмотрел в глаза Далона. - Я должен. Я сам. Ваша помощь была бы очень кстати. Помогите найти её, расскажите всё, что знаете о ней. И, возможно... - Джон бросил быстрый взгляд на Алека, - вы могли бы обучить меня чему-то, чем я не овладел сам.
Джон был более чем готов к рассказу Далона Римота. Оружейник был готов узнать, чёрт возьми, всё. О своих способностях, о создателях металла вообще, о Далоне и Сире в частности, о Природной Кузне, о женщине и других подобных магах льда, если они были. Всё, что было нужно. А также Джон был более чем готов обучиться чему-то новому. Давненько его не учили чему-то действительно ценному, и сейчас воин чувствовал, что даже в некотором роде изголодался по этому. Хотя, конечно, нельзя было сразу отметать вероятность того, что старец не сможет или попросту не захочет обучить Джона новым приёмам взаимодействия с создаваемым металлом.

+2

70

Алек воспользовался приглашением и направился за ними, слушая всё внимательно и стараясь уловить суть происходящего. "Мда… на фоне подобного моё столкновение с Трауном, пожалуй, начинает бледнеть. Хотя, с другой стороны, та женщина была просто открытым злом, а Трауна потребовалось сперва выводить на чистую воду..."
- Нет никаких причин свершать правосудие самостоятельно, если этим займутся другие, - вполголоса заметил он после тирады Джона, до этого не комментируя происходящее.

+1

71

Далон внимательно следил за Джоном, пока он говорил, на лице его выражалось только сосредоточенность, все мысли и эмоции оставались загадкой. После того, как Джон описал женщину, Далон закивал головой и отпустил его, хватаясь за свой посох. Он пошел по тропинке вперед, а затем уже Джон изъявил свое желание по отношению к ней. Римот остановился и услышал слова Алека, затем развернулся и очень серьезно с грубостью в голосе проговорил:
- Послушай своего товарища Джон. Ты выжил только потому, что она была слаба. Уверен "сталь" в твоем теле защитила тебя, но когда ты встретишься с ней вновь.. - Далон умолк на пару секунд подбирая нужные слова, но не нашел их, - ты не готов к этой встрече, как бы тебе не казалось, - Далон уткнул глаза вниз, потом будто вспомнил что-то и добавил, - я готовился всю жизнь, но не уверен готов ли?! Скажи Джон, сколько тебе лет?
Естественно, Римот знал, что Джон уже не мальчик, но тогда сколько ему самому лет, если он выглядит вдвое старше Джона? Услышав ответ на свой вопрос, Далон продолжил путь, приглашая и своих гостей.
- Что ж, пожалуй, пора начать обещанный рассказ. Он будет долгим, но я постараюсь не перегружать вас лишними словами. Если вам будут нужны подробности, обратитесь к нашей библиотеке, когда будет время, - группа, наконец, вышла из зарослей лиан и перед ними раскинулось нечто невообразимое.
Под исполински высоким потолком вытекали несколько горных водопадов впадающих в озеро, которое окружало красивейший старинный замок, поверженный временем и густой растительностью. И все же, он был так же красив, как и необычен для этого места. Поодаль от рва замка росла зеленая трава, образуя луга, где паслись животные, похожие на тех, что были на поверхности. Слышалась трель и крики птиц. Солнце заменял огромный кристалл, который озарял все вокруг, но не мог проникнуть сквозь большие наросшие сталактиты ко второй половине замка. Можно догадаться, что таким образом создавались день и ночь. Кристалл светил ярко и лишь его очертания можно было ненадолго углядеть глазом, но Джону могла закрасться мысль сопоставить его тому, что висел над гробницей в пещере.
- Как вы должны знать есть природная и усваиваемая магия. Природная дает нам предрасположенность с самого рождения, усваиваемая приходит с годами обучений. Ты - Джон, я, Сира и другие были рождены с предрасположенностью к магии металла, одной из редчайших в наше время. Откуда я знаю? Я искал, но об этом позже. Много тысяч лет назад существовал народ, они отличались от обычных людей и являлись безупречным воплощением магии металла. При смешении крови, они породили тех, в ком сильна магия металла, кем являемся мы. Поэтому мы не являемся простыми магами, потенциал которых заканчивается на их магической силе, мы - создания металла. Но не все в роду имеют такие способности, они проявляются через поколения. Чем дальше от дня создания наших родов, тем больше поколений уходит на то, чтобы вырос новый "Кахили" - "Кузнец". Общество "кузнецов" сформировалось со временем, они зарабатывали уважение, статус, создавали замечательные творения. Постепенно в пещерах этой горы, которую на старом диалекте называли "Стахра" - "Стальная", образовался целый город. Вы задаетесь вопросом, куда же делись эти "кузнецы"? Процветание города нарушило бедствие сравнимое с кознями Даха`ага. Есть раса злобная и властолюбивая.. была раса. Они обладали магией холода и пытались захватить как можно больше, убить как можно больше, насытиться как можно больше. Наша регенерация - наш металл, он нейтрализовывал их пагубную магию после первого столкновения. Так общество "кузнецов" стало надеждой, стало войском против этой гидры. Предки сражались достойно, они побеждали в войне, последний бой был победоносным, раса хладых была уничтожена, так они считали. Но хлады не были уничтожены тогда и, словно раненый зверь, желавший отомстить за свое поражение, они нашли способ пробраться в город Стахра. Это и была последняя схватка. Все силы хладов, против кузнецов. Остатки семей бежали по туннелям к нашему замку, - Далон указал на замок внизу, - это была не основная пещера, здесь находился тайный корпус, скрытый от глаз многих. Хлады не знали о нем, но... им это и не понадобилось. В книге "О последних днях кузнецов", написанной единственным выжившим, говорится о том, что многие из глав кузнецов были введены в стазис именно потому, что никогда не были ему подвержены ранее. Это была большая ошибка кузнецов и когда они предприняли последнее средство, гора начала рушиться. Писатель один успел вбежать в это помещение, где в основном жили старики, наверное, старше меня: хранили записи. Кузнецы и хлады были уничтожены, - Далон остановился подышать, - простите, хоть я и не видел этих событий, каждый раз, когда рассказываю о них у меня перехватывает дыхание. Идемте, дальше.
Группа уже была недалеко от замка, можно было увидеть, что половина его была закрыта от взора в сталактитах.
- Общество кузнецов постепенно погибало, семей уже не было, род почти не продолжался. Старики уходили, находя минимальное количество приемников. Былого величия уже было не видать. О городе кузнецов позабыли, а о тайном убежище никто и не знал. Маги чувствуют друг друга, мы тоже можем обучиться чувствовать своих. За долгое время в Стахре были и те, кто был изгнан или ушел по собственному желанию в мир. Именно они посадили семена своей магии в других. Так нашли и меня. Три моих учителя были опечалены тем, что не могут найти других, они боялись, что я был последним. Но как я и говорил, дар магии металла переходил через поколения. Я нашел ученика, он помог найти других. Всего же нас шестеро, остальные сейчас в миру, ищут таких же как мы и просто узнают о мире больше. Теперь с нами ты Джон - седьмой. Мы долгое время просидели здесь, я боялся, что демоны могут уничтожить нас окончательно, потому мы перестали выходить, когда Даха`аг обрел окончательную власть. Последняя, кого мы забрали была Сира. Еще девочкой, - Далон сдержанно, по-отечески, улыбнулся.
- Но вернемся к твоей истории. Как оказалось не все хлады умерли. То, что ты описал несомненно одна из них. Они могущественны и сильны, и я думаю, ты избежал смерти только потому, что она долгое время пребывала в стазисе и была слаба. Её сон длился не одну тысячу лет. Печать на лбу говорит о её положении, чем больше острых углов, тем выше был её ранг. Ох-ох-ох, - подытожил мужчина, - даже одна, она представляет огромную угрозу, а в эти неспокойные времена, я представить боюсь, что она может сотворить. И мы не знаем где она. Нужно найти её, как можно скорее, - Далон вытянул ладонь вперед из неё стал вытекать жидкий металл, который образовал тонкий ровный круг. Ровная металлическая заготовка в виде диска поднялась на уровень голову Далона и он прикрыл глаза. Несколько раз диск вибрировал, отдаваясь равномерными волнами, словно на воду упали капли. Мужчина закончил, диск упал на его ладонь и начал растворяться, затем рука прикоснулась к посоху и непонятно было куда ушел вызванный металл, в посох или же в руку Римота.
- Я вызвал других кузнецов: это займет время. И раз уж ты изъявил желание учиться Джон Кейд, я попробую тебе помочь, но мы обучались годами, а ты только пришел. Тренировки сложны и я не из терпеливых учителей, - предупредил Далон Римот, - Тебе придется задержаться здесь надолго. На все время, которое у нас есть в запасе.
Внешний вид замка сзади, который вы не видели подходя к нему (мост ведет к обвалу, о котором рассказывал Далон, там есть признаки раскопок, но они не ушли далеко).
Офф: следующие посты предполагают отрывки из произошедшего за два месяца вперед. Начать предлагаю с пары дней вперед, где вы уже решили, что делать с Тароном, и я опишу некоторые особенности тренировок Джона. А так же, вы поговорите на чистоту с Алеком.

+2

72

Оффтоп:

Поясняю за время и за объём.
Оффтопное замечание Благодарного сподвигло нас с Алеком (то есть сподвигло меня, а я сподвиг Алека) написать пост в соавторстве. При написании первой части поста (то есть ещё до диалога) я уже размахнулся больше, чем обычно, а с диалогом мы, возможно, немного увлеклись. Так что да, пост большой (но так-то бывают и больше, у некоторых людей махание простынями обычной игрой зовётся), но мы не специально, оно само, честное слово.

Джон Кейд адресовал молодому мечнику лишь холодный взгляд, в котором если и можно было хоть что-то прочесть, то лишь обозначение того, что у Джона причины есть, но большая их часть Алеку не была известна, а если бы и была, он вполне мог бы не посчитать их значимыми. В данный момент Оружейник меньше всего думал о том, чтобы объяснять кому-либо свои личные мотивации. Воин выслушал Далона и, как бы его самолюбию ни претило утверждение о том, что он не готов, Джон понимал, что это, скорее всего, правда.
- Никто из нас не обязан сражаться с ней в одиночку, - заметил Оружейник. - Мы можем все вместе свершить правосудие.
Кейд чуть было не сказал "Моё правосудие". Когда Далон задал вопрос о возрасте, Джон чуть сдвинул брови и вновь глянул на Алека, как бы говоря ему: "Да, да, я много чего тебе не рассказывал, мы это уже выяснили, так что, наверно, не стоит реагировать на всплывающие дополнительные мелкие факты".
- Кажется, мне было шестнадцать, когда Даха`аг захватил континент, - ответил старцу Джон. Трудно было сказать, был ли вызван такой формат ответа тем, что Джон сам давно не задумывался, сколько именно ему лет, или странник просто решил потренировать Далона в арифметике (и в истории заодно). Сколько было самому Далону? Несколько сотен? Может, пара тысяч? Честно говоря, для Кейда цифры были не принципиальны - очевидно, что Далон Римот старше Джона и искуснее в управлении металлом. Правда, если он просидел все свои пятьсот лет в пещере, то приспособлен к жизни он хуже, чем какой-нибудь пятилетний пацан, проводящий всё своё время на городских улицах и в подворотнях.
Выйдя из зарослей лиан, Джон с шумом выдохнул и воззрился на открывшийся его глазам вид. Здесь буквально существовал отдельный маленький мирок. Здесь даже было своё солнце, увидев которое, Джон несколько помрачнел. Перед мысленным взором Оружейника кристалл стал голубым и менее ярким. В руке воина как будто снова лежал созданный им клинок. "Я и не ожидал гарантий". На одно мгновение Джон увидел сотни обмороженных трупов в тёмном зале, но сморгнул и отогнал от себя воспоминания, переключая внимания на начавшийся монолог Далона. Скажем прямо, Джон Кейд предпочитал не называть свои способности магией. Именно этим был вызван ответ на вопрос Алека, заданный ещё при первой встрече, ответ, который теперь - если Алек о нём помнил - мог казаться молодому человеку намеренной ложью. Впрочем, предстоящую беседу Оружейник планировал начать именно с того, что магией он свой талант предпочитал не считать с самого начала.
Кахили. Добавляю в копилочку. Звучит не хуже, чем "талипу", - мысленно усмехнулся Джон.
Когда Далон Римот рассказал о введении кузнецов в стазис и обрушении горы, Джон задумался, не могла ли часть кузнецов выжить под обломками. Не может ли быть так, что они всё ещё пребывают в стазисе где-то в глубине обрушившихся скал. Впрочем, искать в стоге окаменевшего сена иглы, которых с большой вероятностью там нет, - явно не то, что можно считать первостепенной задачей в данной ситуации. К тому же, у сидящих здесь ребят было полно времени на поиски, если они хотели их провести.
Шестеро, - мысленно повторил Джон за старцем. Почему-то воину показалось, что это неплохо. По крайней мере, не будем толпиться. При прочих равных Джон Кейд почти всегда предпочитал ставить на качество, а не на количество. Трудно сказать, было ли это причиной или следствием того, что Непооколебимый большую часть времени был одиночкой. Возможно, и тем, и другим. Итак, Джон Кейд, Оружейник, бывший палач Даха`ага, Непоколебимый, воин дочери Хозяйки Ночи, дитя горы Стахра, седьмой Кахили. Чудно. Что-нибудь ещё?.. Возможно, вывод, сделанный Джоном из слов Далона, был неверен или не вполне верен, но Оружейник для себя понял, что Сиру забрали до пришествия Даха`ага к власти. Значит, ей было примерно столько же, сколько и самому Джону. Но её всю жизнь обучали люди, непосредственно ориентированные на управление металлом, а у Джона в учителях хоть и были первоклассные воины и низшие демоны, они всё же знали о его способностях не сильно больше его самого, как оказалось. Возможно, Джон не так хорошо создавал оружие, но, как он предполагал, использовал его всё же искуснее. Кейд не знал, какой у Сиры был "полевой опыт", но со слов Далона можно было предположить, что небольшой. Только тренировки, тренировки, тренировки. Это чудно, но настоящие сражения в самых различных настоящих условиях нередко дают то, чего едва ли можно добиться одними лишь тренировками. К тому же, обучение у разных мастеров при прочих равных выигрывает в сравнении с обучением только у одного мастера. Из слов Далона следовало, что трое других кузнецов были старше Сиры и, вероятно, старше Джона. Где-то между ним и самим Далоном, надо думать. И эти трое путешествуют по континенту в поисках себе подобных. С тем же успехом можно вслепую бросать камни в огромное поле ржи, пытаясь попасть в ведро, стоящее где-то в этом поле. Джон Кейд за двадцать пять лет не встретил ни одного кахили, учитывая, что четверо точно бродили где-то. Хорошо, поправка: ни одного кахили, который проявлял бы свои способности.
Как найти вернувшегося из забытой древности хлада, Далон Римот не сказал. Возможно, он и сам толком не знал, но Джону бы не хотелось так думать. В ответ на сказанное старцем о тренировках Джон слегка усмехнулся.
- Я в свою очередь не привык к терпеливым учителям, - сообщил Кейд, и это была правда. Обучаясь у упомянутого недавно травника, странник ощущал себя в каком-то другом мире, периодически уточнял, не спит ли он, не умер ли, и не принимает ли травник в больших дозах какой-нибудь умиротворяющий отвар. Кроме того, Джон, хоть и не обучался в Природной Кузне, базовые навыки имел и как-никак развивал их, плюс сам по себе был хорошо обучаемым, а мотивация в данный момент просто зашкаливала.
- Я готов учиться сколько понадобится.
Из увиденного Джона интересовало управление созданным металлом на расстоянии, но и, конечно, ему хотелось создавать металл так быстро, как только возможно. Также Джон желал узнать, могут ли кахили в той или иной степени управлять металлом, который был создан помимо их способностей. Ну и ещё, конечно, всё остальное, о чём Далон мог рассказать. Плюс, в качестве дополнительного навыка, было бы неплохо научиться узнавать людей с аналогичными способностями. В конце концов, Джон странствовал по континенту и планировать это продолжить, так что он мог заодно заниматься поисками других кузнецов.
Закончив беседу с Далоном Римотом, узнав у него, где в замке путники могут жить в ближайшее время, Джон и Алек вернулись по известному пути наверх, где сказали Тарону, что в обнаруженных подземельях нет ничего опасного и ничего примечательного для большинства людей, но упомянутый ранее исследовательский интерес путников обязывает их детально изучить пещеры, так что Тарон может спокойно возвращаться домой. Джон отдал старосте деревни Вушель часть своих денег, попросив его позаботиться о лошадях, оставленных Джоном и Алеком в деревне.
По возвращении к замку Сэймор изъявил желание облететь окрестности, как следует изучить и их, и местный солнцезаменитель, насколько это было возможно. Конечно, ворон не собирался повторять оплошность Икара... учитывая, что Сэймор, как и подавляющее большинство жителей этого мира, не знал, что такой Икар и какого чёрта он вообще докопался до реального солнца. Пока ворон занимался осмотром достопримечательностей у Джона и Алека была возможность поговорить до того, как Джон отправится к Далону и начнёт свои тренировки. Расположившись на некоем древнем кресле, Непоколебимый вздохнул и посмотрел в пол, собираясь с мыслями.
- Я никогда не любил считать свои способности магией и старался никогда их так не называть, - сразу сказал Джон, прерывая тишину помещения, которое вероятно было одной из гостиных, и поднял взгляд на Алека. - Что ты хотел бы узнать обо мне?
- Что ты умеешь? - в лоб спросил Алек, едва они остались одни и Джон задал свой вопрос. - Что в точности?
Джон кивнул, обозначая, что он понял вопрос и готов ответить. Воин закатал рукав и снял лёгкий наруч. После встречи с одной девочкой в одном старом доме Джон обрёл возможность создавать металл без боли, но он решил, что стоит показать Алеку процесс таким, каким он был раньше. Каким он был всегда. Молодой человек мог увидеть, как напряглись мышцы оголённого предплечья Джона. Буквально из кожи появился жидкий металл, быстро протёк к кисти и сформировал в руке Джона ровный металлический стилет. Боль отразилась на лице воина лишь некоторым напряжением мимических мышц. Оружейник посмотрел на своего друга и, поскольку тот был умным парнем, сказал просто:
- Любое оружие. Из любого металла.
Стилет вновь стал жидким и вошёл обратно в кожу Джона. Алек мог увидеть след, оставшийся от прохождения металла.
- После некоторых событий я обрёл возможность призывать металл безболезненно. Но это произошло недавно. После нашей первой встречи. Как ты уже понял, я медленно старею. И могу исцеляться несколько быстрее, чем обычный человек. Однако некоторые - или даже многие - возможности кахили мне пока недоступны, как я сегодня выяснил.
Джон снова кивнул, обозначая окончание ответа, и принялся надевать наруч обратно.
Алек наблюдал за действиями Оружейника с некоторым восхищением и явным интересом.
- Что считается "любым оружием"? - поинтересовался он, несколько секунд восхищённо помолчав. - По идее, с этим можно играть и создавать всякие палки, гвозди и прочее с обоснованием, что этим можно сражаться…
Джон рассмеялся. Определённо, умный парень.
- Скажу так: если что-то можно убедительно использовать как оружие хотя бы в теории, я считаю это оружием, - пояснил Джон, и ему самому понравилось это утверждение. - Откуда, по-твоему, я взял язычок для того колокола наверху?
- Гениально, - хмыкнул Алек. Затем, посерьёзнев, вздохнул. - Если ты родился ещё до захвата мира Даха'агом и при всех своих способностях всё ещё жив... ты служил ему.
Вопросительной интонации в последнем предложении практически не наблюдалось. И даже в следующем она была лишь незначительной:
- Почему перестал?
Джон кашлянул и, опустив взгляд, потёр пальцами переносицу. Алек видел, как его друг изменился в лице, и наверняка ожидал подобных изменений. Джон же прикидывал, когда именно и в какой обстановке родился Александр Смит, и насколько он осведомлён о ситуации, что имела место на всём континенте при власти Демона.
- Ты слышал о палачах Даха`ага? - спросил Джон, подняв глаза на Алека, и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Это были примечательные воины, которых Даха`аг вербовал для того, чтобы они следили за порядком на определённых территориях. Не знаю точно, был ли у каждого города свой палач, но у некоторых точно были. Палачи карали тех, кто был не угоден Демону, подавляли местные восстания. Порой они вершили суд даже над низшими демонами.
Перед глазами Джона всплыло нечеловеческое лицо. В тот момент оно было где-то на уровне пупка среднего человека. Лицо было окрашено ненавистью, гневом.
"Ты представляешь, кто я такой? Я демон! Я создание самого Даха`ага!" - кричало лицо, хотя последний пункт скорее всего был враньём. - "Ты не имеешь права!"
Джон наклонился и сжал пальцами подбородок низшего демона, заглянув в тёмно-красные глаза.
"Это ты, кажется, не в курсе, кто я такой".
По предплечью уже тёк металл, скрываемый рукавом. Палач совершил резкое движение, не разжимая пальцев, и лезвие прошило голову демона снизу с характерным звуком.
"Я палач".
- Знаешь, как Даха`аг вербовал палачей? Двумя способами. Некоторые из них присягали ему на верность сами, других он заставлял ему служить. Его тьма проникала в головы воинам, которых Демон находил подходящими, завладевала сознанием, подчиняла человека демонической воле. А знаешь, в чём заключалась его любимая часть? Подчинённый таким образом палач полностью осознавал свои действия. Он сам делал то, что должен был. Палач получал приказ изнутри своего сознания и сам выполнял его. А не выполнить волю Демона палач физически не мог.
Джон Кейд немного помолчал, мрачно глядя в сторону.
- Я больше сотни лет был палачом в своём родном городе. Когда пали кристаллы Даха`ага, я наконец стал свободен. Я приложил все усилия, чтобы освободить город от демонической власти, а после ушёл. Я решил, что буду странствовать, искореняя остатки режима Даха`ага и любую другую тьму, помогать невинным. Этим я теперь и занимаюсь.
Алек моргнул. Затем моргнул ещё раз. Рассказ Джона, мягко говоря, был невесёлым - и словно бы отвлекал его.
- Ты не ответил, строго говоря, - заметил Алек. - Ты объяснил, почему служил, и сказал, что перестал. Но ведь теоретически ты вполне мог продолжить служить уже по доброй воле, по привычке... Впрочем, не буду давить. Скажи мне лучше вот что... ты обычно скрываешь свои способности, или это просто мне так повезло?
Джон буквально дёрнулся, когда Алек предположил, пусть и в теории, возможность продолжения службы демоническому режиму. Кейд глянул на молодого человека так, словно был крайне набожным человеком, услышавшим о лютом богохульстве, однако Алек быстро перевёл тему, поэтому Джон в итоге не ответил. Он лишь на мгновение увидел лицо своего отца, с широко раскрытыми глазами, приоткрытым ртом и каплями крови на щеке и на лбу. В какой-то момент Джон захотел, чтобы Алек увидел это и почувствовал то, что чувствовал в связи с этим сам Джон. Однако мечник уже задал следующий вопрос. Странник чуть тряхнул головой.
- Я привык использовать свои силы при необходимости, а не по прихоти. Из-за боли в том числе. Однако активно скрывать от окружающих свои способности я не стремлюсь. Скажем, я просто их не афиширую. - Джон приподнял уголок рта и кивнул на метательные лезвия Алека. - Ты ведь уже догадался, что твоё дополнительное вооружение моих рук дело? И когда я говорю "моих рук", я говорю в буквальном смысле, - сказал Джон и чуть усмехнулся. Похоже, Алеку всё же удалось немного разрядить обстановку, отойдя от темы служения Демону.
- Я... честно говоря, нет, не догадался, - не сразу отозвался Алек, опустив руки к лезвиям и нащупав их. - Наверное, просто не задумывался. И это приводит нас к ещё одному вопросу... что происходит с создаваемым тобой оружием со временем?
Сколько ещё раз за время этого разговора он будет подтверждать мне свою сообразительность?
- Тебе предоставляется шанс выяснить это в точности и куда-нибудь записать, - улыбнулся Кейд. - Насколько мне известно, в моё отсутствие оружие начинает постепенно разрушаться через несколько часов и разрушается полностью через несколько суток.
Алек нахмурился и стал оглядывать лезвия.
- То есть всё это время они не разрушались, потому что ты был рядом. Любопытно. Можно будет попробовать проверить, какое именно расстояние для них достаточно, чтобы считаться рядом... Но тебе не нужно осознанно поддерживать их, не так ли?
Джон кивнул на первую фразу Алека. Кивнул на вторую.
- Не нужно, - подтвердил Джон и третье высказывание мечника.
Алек помолчал почти минуту, затем продолжил:
- Так, я не буду спрашивать о семье, потому что... возраст и средняя продолжительность жизни как-то складываются... но, возможно, у тебя был шанс найти кого-то, с кем ты создал бы новую семью? Или, скажем, братство?
- Нет, - ответил Джон, не оставив даже маленькой паузы после вопроса Алека. Ответ прозвучал как упавший колокол. - В моей жизни были люди... которыми я дорожил, которые, хочется думать, дорожили мной, но... - из глубины воспоминаний раздалось едва слышное пение. Этот голос Джон не слышал очень давно, даже в своих снах.
"Ты останешься, Эл?" - спросил этот голос.
Остаться?.. А что дальше?
"Мы могли бы..." - Джон с усилием оборвал воспоминание.
- Но ни настоящей семьи, ни полноценного братства я так и не создал, - закончил воин фразу, сделав лишь небольшую паузу, которая едва ли могла обратить на себя внимание Алека. - Остался одиночкой.
Возможно, из-за попыток найти что-то для отвлечения от затихающих отзвуков голоса, Джон вспомнил о печати на своё левом боку и отвёл взгляд в сторону, переключившись на раздумья о необходимости упомянуть об этом. Ну, раз уж у нас откровенный разговор...
- Поскольку я рассказываю о себе, я мог бы дать сейчас некоторые пояснения насчёт Хозяйки Ночи, если хочешь. - Джон посмотрел на Алека. - Ты не задавался вопросом, откуда она знает меня и почему назвала Непоколебимым?
- Честно говоря, мне было несколько не до того, - с некоторым сарказмом в голосе отозвался Алек. - Но да, мне было бы интересно узнать и про неё, и про прозвище.
С момента встречи Джона и Алека с Хозяйкой Ночи прошло более двух недель, однако и Джон, и особенно Алек об инциденте не вспоминали. Джон о нём не говорил, а сознание Алека вовсе задвинуло кошмарное воспоминание на задний план от греха подальше.
- Мало кто знает, но у Хозяйки Ночи есть "дети", - Джон показал пальцами кавычки. - Периодически она выбирает ребёнка и даёт ему огромную магическую силу, что делает ребёнка, по мнению многих, чрезвычайно опасным не потенциально, но фактически. Недели через полторы после нашей погони за вором я встретил девочку, обладавшую большой силой. Возможно, как-нибудь я расскажу тебе всю историю... включавшую моё превращение в сказочного волка, магическое порабощение сознания одного дезертира, разбросанные по полу внутренности одного разбойника... - Джон кашлянул. - В общем, суть в том, что эта девочка, желавшая нести справедливость, наказывать грешников и при этом никого не убивать, некоторым образом пропустила через себя мои воспоминания, мой опыт, ментально повзрослела и сделала меня своим воином, своим стражем. Она велела мне нести справедливость - то есть делать то, чем я и так стараюсь заниматься, - прозвала Непоколебимым, подарила способность призывать металл безболезненно и... - Джон, немного повозившись, оголил левый бок, - подарила вот эту метку. В библиотеке Диэлрена, найдя информацию о горе Стахра, я попытался разузнать про этот символ, и один старец, работающий в закрытой секции, согласился мне помочь. Я собирался встретиться с ним через месяц, но теперь это, похоже, откладывается. Зато у него будет достаточно времени на исследование. - Джон скрыл метку под одеждой. - Хозяйка Ночи не просто так устроила эту проверку. Меня она проверяла для того, чтобы узнать, достоин ли я оберегать её дочь.
Алек коротко оглядел метку, пытаясь переварить этот необычный рассказ.
- Интересно, она сама рассказала матери или потом прибежит к ней с воплями на тему того, почему она полезла к её... воину? - попытался он развеять обстановку шуткой про семью.
Джон коротко рассмеялся, Алек сегодня был довольно успешен в разрежении обстановки.
- Если узнаю, сообщу тебе, - хмыкнул Джон. Какое-то время он молчал, а затем поднялся из кресла, в котором сидел.
- Что ж, думаю, твоё представление обо мне стало гораздо полнее. - Джон хотел сказать нечто вроде "Если будут ещё вопросы, задавай", но в данном случае это можно было считать очевидным. - Пожалуй, мне пора начать тренировки с Далоном Римотом. У тебя есть время потренироваться в метании ножей, - заметил Джон и удалился, направившись к старцу для первого урока.

+3

73

- Никто из нас не обязан сражаться с ней в одиночку. Мы можем все вместе свершить правосудие, - Далон даже обернулся на Кейда, будто не понял, что тот сказал.
- Какое правосудие ты имеешь в виду Джон? Речь о выживании, - заметил он, - может быть ты решил покарать её в честном поединке? Так предки вершили правосудие, а не идя на войну, - мужчина держал взгляд на Кейде некоторое время, затем отвернулся.
- Кажется, мне было шестнадцать, когда Даха`аг захватил континент.
- А, значит больше сотни?! Извини, я мало знаком с хронологией событий. Последний раз я выходил отсюда где-то в двадцатых годах правления Даха`ага, когда Курт нашел Сиру, потом было крайне неспокойно.
Когда Джон и Алек объяснили, почему им нужно вернуться на поверхность, Далон нахмурил брови, Сэймор в этот момент еще был рядом.
- Вот, что мне придется вам сказать. Джон, попрошу тебя слушать меня внимательней, потому что ты здесь кахили, и кого приводишь ты мы рады видеть. Но ты так же должен понимать важность закрытости нашего подземелья от глаз других. И как кахили ты несешь ответственность перед теми, кто с тобою одного рода. Если бы мы не подкупили Тарона, который держит рот на замке, пока ему платят и защищают... я бы не колеблясь отдал приказ убить каждого в деревне и сжечь её, чтобы сохранить нашу тайну, - Далон поднял глаза на присутствующих, в них не было ни капли сожаления и тем, он подтверждал свои намерения, - теперь и ты Алек, и ты Сэймор в ответе за наш секрет, а так же в ответе за жизни тех, кто этот секрет узнает. Теперь, идите, сейчас это лишь слова и я рад, что они не влекут за собой никакого дела, - Далон отпустил их, сказав Джону, что будет ждать его в центральном дворе, когда тот подготовиться к началу тренировок.
Во время разговора Джона с Алеком и демонстрации частей его тела, Джон мог заметить, что рана нанесенная Сирой не заживала так же хорошо, как прочие. Обычно за такое время столь незначительный порез, который Джон сам заметил по случайности, должен был исчезнуть без следа. Но порез не проходил. Впервые Кейд мог почувствовать себя на месте обычного человека, поскольку на ране только-только запеклась кровь.
Когда Джон вышел на внутренний центральный двор замка, Далон сидел в позе лотоса на одной из стен, где было удобное место для обзора. Позади Далона смирно стоял его стальной посох. Во внутреннем дворе было чисто, площадка была ухожена и посыпана свежим желтоватым песком. Сира сидела на деревянной ограде, которая отделяла стоящие в отдалении мишени для тренировок, туда мог направиться Алек. Девушка качала ногами, игралась со своими ножами и не глядела в сторону новичков. Далон вышел из медитации и махнул рукой Джону и Алеку.
- Так как ты скорее всего использовал свои способности для боя, - акустика была замечательной, тренера было слышно со всех сторон, - для начала мы проверим знакомые тебе навыки, - на этих словах с разных углов к Джону двинулись шесть статуй, который стояли у стен.
Статуи управлялись Далоном, который сконцентрировался на них глазами и рукой, они были ростом с человека, подвижны и вооружены мечом и щитом. Выйдя на позиции стальные статуи остановились.
- Ты готов?
Спросил Далон готовый начать поединок.
Офф: несколько постов для демонстрации тренировок, а затем можно одним постом переброситься вперед, чтобы уже соединиться с другими кахили. Джон бросай 1 кубик с 3 гранями на атаку.
Внешний вид "статуй"

+2

74

Чёрные потёртые сапоги ступили на желтоватый песок. Джон Кейд прошёл около трети диаметра двора и остановился, чуть расставив ноги и свободно опустив руки по бокам от тела. Оглядев обстановку, Оружейник вновь обратил внимание на послушное орудие Далона и снова подумал, содержит ли сам посох некоторую магию или является обычной металлической палкой, которую старец создал и которой управляет.
- ...ты скорее всего использовал свои способности для боя...
Потому что это боевая... способность, - подумал Джон, так и не заставив себя назвать это магией, но вслух говорить ничего не стал.
- ...для начала мы проверим знакомые тебе навыки.
Оружейник едва сдержался, чтобы не улыбнуться от отсутствия боли в предплечьях. Джон, почти не поворачивая головы, быстро оглядел противников. Шесть... Всего-то? Думал, будет шестьдесят, - по не до конца понятной ему самому причине Кейд пребывал в весёлом... или, скорее, ироничном настроении. Возможно, из-за того, что он после стольких лет самостоятельной деятельности, стал чьим-то учеником. Салагой в глазах Далона и, вероятно, всех прочих кахили. Последний факт Джона, конечно, не радовал, но почему-то стимулировал в нём иронию. Ко второму шагу статуй между пальцами Джона уже можно было с близкого расстояния увидеть концы возникших лезвий - по три в каждой руке.
- Ты готов?
Джон даже слегка удивился, услышав этот вопрос в прямом значении. Далон был к себе слишком строг, когда назвал себя нетерпеливым учителем. Кейд не привык к этому вопросу, задаваемому всерьёз. В какой-то момент у воина даже выработался рефлекс, переводивший всё его тело в состояние сжатой пружины при этом вопросе, так как на тренировках одного низшего демона сразу за этим вопросом следовало нечто тяжёлое, прилетавшее сзади в голову. Так что даже если ты считал, что готов, то давился своим "да" и падал в грязь вместо нормально начала боя. Пару мгновений Джон сомневался, стоит ли следовать местному "тренировочному благородству" кахили, но в итоге всё же решил, что не стоит не следовать. По крайней мере, сейчас.
Лезвия лежали между пальцами вполне удобно. Фирменный приём, девочки и мальчики, не пытайтесь повторить это дома.
- Готов, - ответил Джон и тут же перекрестил руки перед животом, а затем резким чётким взмахом развёл, совершив горизонтальное движение нужной амплитуды и в нужный момент выпуская лезвия (для неискушённого стороннего наблюдателя почти одновременно), целясь в область головы - шеи - верхней части груди каждой статуи. Не мешкая ни секунды, Кейд завёл левую руку за спину, снимая щит, а правой рукой в то же время вытащил из ножен меч. Ну, понеслась. Джон устремился влево по линии, проходившей между двумя статуями, шедшими практически рядом. Когда до обоих противников оставалось несколько шагов, Джон выставил щит перед собой и совершил мощный толчок с ускорением в сторону статуи слева, тут же рубанув мечом вправо по косо-горизонтальной траектории.

[dice=3872-1:3:0:Атака]

+2

75

Алек действительно направился к деревянной ограде, на которой сидела Сира, хотя чисто рефлекторно старался держаться подальше от неё: она навевала воспоминания о недавнем бое с ней, и его... тело тут же начинало ныть от одного воспоминания. "Не колеблясь отдал бы приказ всех поубивать... мда, неужели ни у кого из наделённых особыми силами нет понимания, что такое хорошо и что такое плохо? Ну, кроме Джона... наверное, кроме Джона". Тренировка Джона его изрядно впечатлила.
- Надо бы попросить его научить меня так метать... - пробормотал он.

+2

76

Во время поединка Сира хранила молчание, просто наблюдала за действиями Джона, ничего не говоря. Но очень быстро ей это наскучило, так как она переключила свое внимание на слова Алека.
- Надо бы попросить его научить меня так метать...
- А ты вообще не умеешь метать ножи?
Поинтересовалась она, прекратив крутить нож в руке.
- Пока твой товарищ занят игрушками, можем потренироваться. Если у тебя нет никаких предрассудков, - Сира выделила последнее слово, будто считала, что все чужаки имеют какие-то счеты к ней из-за её навыков.
Девушка спрыгнула с ограды, повернулась и положила нож на ладонь, слегка придерживая его. Потом она достала еще один и передала его Алеку.
- Положи нож вот так, сильно не сжимай, не нужно. Дальность броска ножей обычно двадцать один метр, оптимальная дистанция, чтобы не потерять в эффективности. Бросок производи с импульсом в самой последней точки. Видел когда-нибудь хлысты? Мне не доводилось, но Далон говорит, бросать нужно подобно ему - бросить прежде, чем закончиться довод. Вот так, - Сира бросила свой нож, который влетел точно в середку мишени, украшенную красной краской, - с прицеливанием попробуй сам, здесь все индивидуально, нужно тебе прикрыть одно веко, не нужно? Не знаю, - Сира опять уселась на ограду, - понадобятся еще ножи, вот, - она создала еще несколько ножей, которые были меньше того, что она использовала сама и дала Алеку, видимо, в целях экономии.
Сира подперла голову, продолжив смотреть за Джоном и его поединком.
Некоторые из лезвий Джона достигли целей и пробили внешнюю оболочку статуй, наглухо застряв в них. Выпад Джона тоже был успешен, но меч точно так же застрял в руке статуи, которая не успела занести щит выше и получила удар в район плеча. Однако, это оказалось не помехой для того, кто полностью состоит из стали. Статуя лишь долю секунду глядела на Джона, а затем начала оборот вокруг своей оси, с помощью шестерней в тазобедренном суставе. Так статуя лишила Джона меча и вовсе не из-за скоростного разворота, а из-за того, что когда она начала движение, затягивая тем самым Джона к себе, вторая, уже поднявшаяся на ноги, нанесла удар по Джону. И здесь, защитить себя, отпустив быстро ускользающий меч по всем оценкам было важнее.
Статуя с мечом в руке отодвинулась от поединка на несколько метров, чтобы вытащить этот самый меч, а вот её напарница наступала на Кейда с большим рвением. Еще трое подходили к Кейду сзади - две парой и одна позади них. Последняя боевая статуя почему-то мешкала, возможно, лезвия противника принесли ей более серьезные неполадки, чем остальным.

+1

77

Оу... - подумал Джон, когда лезвие меча застряло в теле статуи. Воин был готов к тому, что противники будут неуязвимы для привычного оружия, надеялся на то, что их будет столь же просто побеждать, как и людей, однако оказавшийся верным вариант Джон не успел в достаточной степени рассмотреть. Хуже другое - воин не успел что-либо предпринять по выходу из неприятной ситуации, поскольку первая статуя уже оправилась от толчка и атаковала, а вторая крутанулась вокруг своей оси. Закрывшись от атаки щитом, Джон... потерял своей меч. На несколько мгновений всё вокруг словно замерло. Мой меч. Если бы глаза Джона имели физиологическую возможность наглядно отражать состояние духа своего носителя, они бы, вероятно вспыхнули красным цветом. Очередной удар обрушился на щит, вновь запуская движение мира. С кратким гортанным рыком Джон совершил очередной сильный толчок, но на этот раз не остановился. Воин наотмашь нанёс удар внешней поверхностью щита, затем, не медля ни доли секунды, ударил кромкой, сбивая щит статуи в сторону. Снова внешней поверхностью, не давая мечу атаковать или даже занять позицию, продолжая при этом отталкивать статую назад, отходя таким образом от трёх приближающихся противников, пока правое предплечье, скрытое одеждой, уже становилось буквально сплошь покрыто жидким металлом. Ещё раз нанеся удар кромкой, не сбавляя темп, Джон развернул плоскость щита почти горизонтально и нижней частью ударил в паховую область (фактически в таз), заставляя статую хоть немного согнуться вперёд, после чего, разворачивая щит обратно, с силой ударил снизу вверх и чуть вперёд примерно под челюсть статуи, рассчитывая сбить её с ног. Пока левая рука ещё боролась с инерцией, тянувшей её вверх и в сторону, правая, объятая металлом и поверх одежды, уже хватала с пояса метательные лезвия скопом. Что ж, отнять у меня меч - неплохая задумка, учитывая, что тренировка призвана проверить мои навыки создания металла. - Лезвия расположились своеобразным веером. Начиная разворачиваться вправо, Джон метнул одно в нижнюю часть живота той статуи, что на некотором отдалении разбиралась с мечом воина, а металл на руке уже начал скапливаться по одной линии вдоль предплечья, большая его часть теперь находилась в воздухе около руки. - Те ребята в странных шлемах вроде не совсем дураки, - оканчивая разворот, поднимая руку выше и шагая вперёд, Джон метнул оставшиеся три лезвие в троих противников, жидкий металл уже разошёлся далеко от руки в обе стороны, равномерно распределяясь по воображаемой линии, - их любимый метод весьма неплох, особенно когда входишь в раж, - Джон шагнул вперёд, уже отрывая ушедшую назад ногу от земли, пока передняя часть формировавшегося металлического шеста стала массивным острием, - правда, они используют его в плотном строю, но, как известно, - нога коснулась земли, а другая уже пошла вверх и вперёд, так что Джон фактически бежал, - Оружейник - сам себе армия.
Перехватив металлическое копьё правой рукой покрепче, Кейд издал краткий боевой клич и на бегу с силой всадил копьё в тело статуи справа. Не выпуская копьё из руки, в некотором роде оперевшись на него и воспользовавшись инерцией своего тела, Джон пнул статую слева в её металлическое колено, пока левая рука двигалась к правой. Сам себе солдат. Левая рука, оставляя на себе щит, схватила копьё вместе с правой, и Джон, сжав зубы, дёрнул влево, желая сбить с ног статую, хоть сколько-то выведенную из равновесия ударом в ногу, телом её же коллеги, насаженным на копьё. Сам себе командир. Шагнув вперёд и дёрнув вправо, Джон постарался провести ту же процедуру с третьей статуей, шедшей чуть позади, а затем поменял хват обеих рук на копье и с силой ударил им в землю, планируя пробить статую насквозь (если это ещё не было достигнуто) и сделать возвращение в строй для неё не просто вопросом живучести, но и задачкой на смекалку. После Оружейник отпрянул назад и вбок, частично разворачиваясь влево, желая обозреть боевую ситуацию в целом (в частности найти взглядом свой меч), а по его правому предплечью уже снова протекал жидкий металл. Как чудесно делать это без боли. Я даже начинаю входить во вкус.

+2

78

Джон немного тренировал Алека по пути, но перебивать Сиру и сообщать ей, что то, что она говорит, ему, в целом, уже знакомо, Алек не стал - в том числе потому, что опасался за целостность собственного организма после подобного замечания. По той же причине он не стал вслух замечать, что предрассудков у него нет. Взяв нож Сиры, Алек стал следовать её указаниям, не проронив ни слова, и, хотя пафосно попадать в центр сходу, конечно, не смог, хотя бы задевать мишень начал достаточно быстро (что с учётом уроков Джона до этого, в целом, и неудивительно). Но он не останавливался на достигнутом и продолжал тренироваться.

+3

79

Бросок лезвия в статую с мечом Джона дал свои плоды. Статуя ковырялась с застрявшим мечом и совершенно не следила за происходящем, когда в её руку прилетело лезвие. Рука отвалилась вместе с мечом. Статуя флегматично взглянула на руку и направилась к Джону. Бросок других лезвий был закрыт щитами, второй раз к такому статуи были готовы, тем более по действиям и таймингу было понятно, что в ход пойдут лезвия.
Копье вонзилось в живот статуи, она не упала, наоборот схватилась за созданное Джоном оружие, откидывая меч и оставляя щит на своей руке. И вот тут следующее действие Джона было ошибочным. Пинок не удался из-за того, что статуя не чувствовала боли, она начала двигаться и таким образом сдвинула центр тяжести Кейда, который не достал до металлического колена еще одной статуи. Зато статуя слева нанесла удар ребром щита сверху, яростно ударив Джона по ноге. Дальнейшая попытка Джона застопорилась на том, что полностью стальная статуя вовсе не собиралась двигаться по его прихоти и не столкнулась с той, которая только что атаковала. Это замедление стоило Джону хорошего удара сзади щитом от безрукой статуи. Подтянулись и другие, нанося удары по лицу и туловищу то ребрами щитов, то плашмя. Мечи даже не использовались, стальные статуи поймали Джона в круг, нанося удар за ударом, превращая тело Кейда в сплошной синяк. Но Далон не останавливался, он продолжал, ожидая чего-то, Сира не проронила ни слова...
Офф: продолжать отбиваться/импровизировать со своими способностями/упасть от нанесенных повреждений на усмотрение игрока.

+1

80

Ноги статуй оказались крепче, чем Джон ожидал. Привычка сражаться с живыми существами сказывалась. Джон отдёрнул ногу. Поножи поножами, но удар был ощутим. Статуя, насаженная на копьё, оказалась тяжёлой на подъём, и, потеряв на неё драгоценные мгновения, воин пропустил удар сзади. Джон Кейд отпрянул, разворачиваясь, выпуская копьё, выставил щит против очередной атаки. Затем снова защитился своим вогнутым металлическим диском, почти тут же получил удар в бок. Кое-как уклонился от следующего удара, другой прошёлся по касательной в плечо. У правой руки, скрытой за щитом, жидкий металл продолжал формировать оружие, а Джон, сжав зубы, кое-как пытался защищаться или уворачиваться от атак, значительная часть которых стучали по лёгкой броне, отдаваясь в тело. Хороший учитель, и тренировки интересные, - подумал Джон, умудрившийся не растерять иронию. Впрочем, если что и могло сломить дух Оружейника, то уж точно ни это краткое частично отражённое избиение щитами. Он годами тренировался у низших демонов и сатсепенов - о чём вы вообще?
Прошло совсем немного времени и не так уж много ударов (ещё меньше реально прочувствованных), когда в правой руке Джона Кейда оказался мощный боевой топор, скрытый под щитом. "Двойной", довольно длинный и по-хорошему скорее двуручный, но для следующего выпада только такой и нужен был. Получив очередной удар в бок, Джон резко присел и тут же, выставив руку с топором в сторону и закрывшись щитом, сильно и быстро крутанулся вокруг своей оси, желая рубануть всем окружившим его статуям по ногам (их пробивали меч и метательные лезвия, так что на такой топор они если и взглянул скептически, то только с позиции лёжа и, скорее всего, без ног). Приём был разрушительным и быстрым, после него, не медля ни секунды, Джон прыгнул, распрямляясь, в ту сторону, которая была свободнее всего, перекувырнулся при приземлении, вскочил, быстро оценил обстановку и сиганул к своему мечу, если ни одна из статуй не собиралась атаковать его с какой-либо стороны.

+3

81

Одну статую Кейд срубил, следующая за ней подпрыгнула, а третья поставила ногу прямо к лезвию топора, в котором оно и застряло. Вторая статуя всем весом упала на рукоять топора, выбив её из рук Джона. Остальные же направили на Оруйженика свои мечи, застигая его врасплох так как он был окружен и даже безногая статуя приподнялась на руках, чтобы продолжить сражение.
- Достаточно, - заявил во всеуслышание Далон.
Он спустился со своего уступа так, как не спускаются старики, и пошел к Джону. Прежде, чем он заговорил, Далон дождался пока статуи улягутся на землю в ряд и осмотрел их. Вид его был хмурым, недовольным.
- За один бой ты использовал четыре вида оружия, - тихо проговорил он, - Все они были у тебя отобраны, - задумчивая пауза, - Ты не уничтожил ни одного противника, - Далон развернулся к Джону, подошел ближе, начал проверять его словно лекарь, - пасма энергии использовал на процентов тридцать - тридцать пять, - Далон снова развернулся к статуям, - потенциал твоей стали выше этого, она сильна у тебя, - Далон снова взглянул на Джона, - не обольщайся, это природная особенность. Что до твоих навыков: хотя бы не придется учить тебя базовым движениям, но как кахили ты так же далек от совершенства, как небо от земли. Я не буду тебя учить, - сказал Далон резко, - Сира? Подойди.
Сира сделала, что ей приказали, подходя к Джону и Далону, смотря на лежавшие статуи.
- Он твой новый ученик. Она младшая, но она моя лучшая ученица, - сказал Далон и больше не проронил ни слова, а подошел к статуям и начал чинить их с помощью своего металла.
Сира гордо задрала нос, пройдясь рядом со статуями и посмотрев на Джона как на побежденного.
- Тебя учили танцевать, а не убивать?!
Она хмыкнула.
- Идем, у нас много работы, познакомлю тебя с тренировками истинных кахили, - естественно слово "истинные" она выделила особым тоном.
Офф: следующим своим постом я опишу все, что происходило в ближайшие два месяца, если игрокам захочется выделить время для разговара тет-а-тет в промежуток этого времени, спокойно можете это сделать и только потом я продолжу движение истории.

0

82

Оффтоп

Строго говоря, ничего не мешало Джону таки прыгнуть в свободную сторону, так как одна статуя всё же была срублена. Ну да ладно, если для твоих сюжетных нужд предпочтителен такой исход, замнём для ясности.

Металлические куклы, управляемые человеком дистанционно. У них всё было ни как у нормальных противников. Если эти кахили вечно тренируются на железных марионетках Далона, то это может дать им некоторое преимущество в чистом бою, но лишает понимания того, как нужно сражаться с людьми. Джон увидел, как на топор всем весом наседает одна из статуй. Когда со всех сторон возникли мечи, а Джон приготовился совершить следующий выпад и вырваться наконец из круга (через абсолютно незащищённую статую, встававшую на руки, разумеется, которая буквально предлагала использовать её в качестве врат к свободе), Далон Римот остановил бой. Жидкий металл, скрытый одеждой, ушёл обратно в кожу чуть погодя.
Оружейник выпрямился и убрал щит за спину. Воин молча наблюдал, как старик осматривает статуи. Молча выслушал нелестные слова.
- Ты не уничтожил ни одного противника.
Боялся, что вы рассердитесь, если я доломаю одну из ваших игрушек, - всё с той же иронией подумал Джон, внешне оставаясь невозмутимым.
- Пасма энергии использовал на процентов тридцать - тридцать пять.
Может, выдадите мне сразу список всех терминов? Словарь кахили, или что там у вас. Или вам хочется продолжить умничать?
Джон Кейд поймал себя на мысли, что в отсутствии болтовни Сэймора, уже ставшей привычной, его старая привычка иронизировать в подобных ситуациях не просто всплыла крайне легко, но, кажется, даже слегка усилилась.
- Потенциал твоей стали выше этого, она сильна у тебя.
Джон даже бровью не повёл. О том, что это, скорее всего, является индивидуальной особенностью, догадаться мог и ребёнок.
- Как кахили ты так же далёк от совершенства, как небо от земли.
По крайней мере, честно. Впрочем, этого мне всегда хватало. Вас послушать, так будь я настоящим кахили, мог бы военачальников Даха`ага небрежными пинками расшвыривать. Хотя, учитывая, что сами вы вдвоём сидите в этой норе и список хоть каких-нибудь ваших деяний примерно пуст, ваша... магия вами явна переоценена.
- Я не буду тебя учить.
А, вот что он имел в виду, когда назвал себя нетерпеливым учителем.
На данном этапе Джон не удивился бы, если б его просто-напросто выгнали из Природной Кузни. Однако в ней был явный недобор кадрового состава, поэтому даже такого безнадёжного кахили, как Джон, всё же оставили. На обучение Сиры, разумеется, больше тут никого не было. Когда девушка подошла и услышала новость, Кейд посмотрел на неё взглядом, не выражавшим абсолютно ничего, кроме разве что лёгкой холодности. Если чему здесь кузнецов и учили, то уж точно не вежливости и самообладанию. По крайней мере, в этом Джон мог выиграть.
- Тебя учили танцевать, а не убивать?
Ты бы лучше точила свои ножи, а не свой язык, - машинально подумал Джон, вслух же не сказал ничего. На интонационные намёки девушки он также никак не отреагировал и, подобрав и убрав в ножны свой меч, проследовал за своим новым учителем. Лишь проходя мимо Алека, стоявшего у мишеней на некотором отдалении, Джон повернул голову и адресовал мечнику выразительный взгляд. Что именно означал этот взгляд? Александр был достаточно умён, чтобы понять из него общее настроение своего друга, учитывая, что тренировка ему была видна, пусть и не в мелких подробностях.
Был ли Джон подавлен? Настоящие кахили - были людьми, которые тратили десятки лет на целенаправленное обучение магии металла, в том числе использованию её в бою. Если Оружейник и мог сейчас назвать себя кахили, то только из-за своих врождённых способностей, которые он не выбирал. Джон был хорошим воином с огромным опытом (настоящим, полевым опытом). Для понимания этого достаточно даже одного только факта, что Кейд до сих пор жив, несмотря ни на что. Он выжил после многочисленных битв с разным количеством различных противников, с разным количеством союзников, во многих этих битвах он одержал победу. Как бы там ни было, его умение обращаться с мечом и метательными ножами точно не уступало таковым любого кахили. Это всё были ободряющие факты, но вопрос остался без ответа. Был ли Джон на самом деле подавлен, в глубине души? Да, был. Столь морально унизительной процедуры Оружейник не переживал давно. А о том, чтобы его союзники устраивали ему такую процедуру, речи не шло, возможно, вообще никогда. Низшие демоны, сатсепены и палачи Даха`ага за союзников не считаются. Далон Римот констатировал факты. Неважно, насколько они были важны, из чего они проистекали или что о них думал сам старец. Ситуация была отвратительной, и чувствовал себя Джон столь же отвратительно, скрывая это от окружающих под маской полной холодной невозмутимости, а от себя самого - под толстым слоем иронии.

Оффтоп 2

Благодарный, думаю, Алек сейчас не будет писать пост. Опиши эти два месяца, а потом, наверно, сделаем небольшой диалог между мной и Алеком. Там посмотрим - возможно, снова в соавторстве с ним напишем.

0

83

Сира увела Джона за пределы замка, провела его к скалистой высокой стене и начала что-то готовить.
- Далон не спросил, может быть, он знает, но я спрошу: почему твоя сталь образуется в синем пламени? Это.. не нормально. Для меня загадка, почему он не спросил, - Сира, закинула на скалы прочную веревку и потянулась за второй.
- Для того, чтобы лучше почувствовать сталь, нужно хорошенько вымотаться. Наверное, ты и сам замечал подобное. Когда в венах пульсирует горячая кровь, ты словно ощущаешь сталь всем телом, не только там, куда посылаешь мысленные приказы, - Сира, закрутила в руках вторую веревку, - Далон говорит, именно тогда и нужно искать сосредоточения, когда ты полностью рассредоточен. Да и для здоровья тренировки полезны, особенно для нас, да?
Сира поглядела на Джона, будто знала его лучше, чем кто-либо.
- В детстве из-за стали в нашем теле мы были полноватыми.. ладно, крайне полными. Меня всегда дразнили по этому поводу. Думаю ты тоже был весьма милым пухлым ребенком, - Сира прыснула, посмотрев на Джона и бросила веревку с кошкой вверх.
- Благо с возрастом она расходится по телу лучше, тренировки и ускоренный метаболизм помогают держать себя в форме. Кожа огрубевает, расслабляясь при создании металла, и жутко чешется после. Далон говорит в боле наше преимущество, может, поэтому он не хотел спрашивать тебя о синем литье? Ладно, давай забираться, - Джону досталась одна веревка и Сира превратила подъем в соревнование.
***
Все дальнейшие дни Сира учила Джона с раннего утра и до поздней ночи. С Алеком они почти не виделись, а если и виделись, то почти сразу разлучались, потому что Сира была тут, как тут. Когда Алек в один из дней беседовал с Далоном, он небрежно обронил фразу о том, что сам не проявлял такого рвения к тренировкам, как Сира, но быстро замял эту тему.

Каждое утро Джон и Сира, взбирались на острую скалистую стену, скакали по её уступам без страховки, используя постоянное создание крюков. Каждый раз Сира, заставляла Джона создавать новый и новый стальной крюк для подъема выше и выше. Их силы заметно иссякали к концу подъема. Там они уделяли полчаса или сорок минут медитации. Сира учила Джона постоянно ловить свой металл внутри своего тела, не направлять, а гоняться за ним, как кошка за мышью. Поначалу это было просто глупыми словами, но когда Джон наловчился, он стал понимать свое тело лучше. Это была не просто тренировка на "равновесие", это было осознание своего тела: то как оно двигается, живет, в какой из его уголков можно загнать металл. На одной из таких тренировок у Джона случилась естественная мужская реакция. Сира потом еще долго смеялась над этим и, высмеивала перед другими, даже несмотря на то, что они её смех могли не разделять.

После медитаций на вершине скал, Сира и Джон спускались с другой стороны, там где лился природный водопад. Спуски здесь были крутыми, но пройти по ним было можно. Однако, Сира заставляла Джона пытаться спускаться не просто ногами, а на жидком металле. Это была самая сложная из задач Джона, которая не давалась ему и потому приходилось совершать неудобным марш-бросок до самого низа, смотря как Сира уезжает от него, ловко лавируя между скалистыми поворотами. В холодной воде Джон упражнялся повелевать жидким металлом. Сира заставляла его выпускать металл и управлять им, держа руки под водой. Это тоже было крайне тяжело, но свои плоды принесло. Когда Джон уже отчаялся, что может это сделать, Сира заставила его попытаться на сформировавшемся оружии. Кинжал начал двигаться, когда Джон сосредоточился на нем, правда, дальше это пока не зашло. Еще одной частью тренировки было намеренное охлаждение организма Джона. Он заболевал, простужался и к концу дня его знобило. Тогда Сира садилась рядом с ним и нашептывала советы, как через чувство своего организма, направить исцеляющий металл на борьбу с заразой. Это Кейду давалось легче, чем предыдущие уроки, но Сира не переставала "издеваться" таким образом, каждый день в конце дня Джон мог чувствовать небольшую лихорадку. Его регенерация справлялась к следующему утру, но приятного было мало. Могло даже показаться, что не одна лишь ледяная вода причина тому, но каждый вечер, Джон угождал в ту же ловушку.

После водных процедур Сира вела Джона в замок, она объясняла ему, что кахили это своего рода маги одной школы, у которых есть собственные предрасположенности. У кого-то лучше получается одно, у кого-то другое, но их металл многофункционален. Она так же рассказывала о истории кахили, о их предках и это были единственные минуты, когда Сира не выглядела, как надсмотрщик. Она не командовала, не заставляла, была жизнерадостна и приятна, а потом все по новой.

Во внутреннем дворе, она просила Далона предоставить им стальные статуи,иногда выступала против Джона самостоятельно. И всегда она учила Кейда действовать грубо, точно, наверняка. Кейд показывал себя бойцом более склонным к импровизации и порой выигрывал в этом, но Сира никогда не давала ему спуску. Она заставляла его напрягаться и выбивала из него все силы, только упусти он, что-то из виду. Бои сопровождались подбором умений Кейда. Сира объясняла, что нужно найти то, что именно Джон может сделать с металлом, что дастся ему наиболее легче. Она рассказала, что у других кахили тоже есть свои особенности, как и у нее - нагревание металла. В самом начале успех на этом поприще был нулевым.

Час отдыха, еды, продолжался тренировками. Джона учили применять металл не по назначению, не потому, как он его применял. Его учили чувствовать металл в других, создавать сыворотки для излечивания ран от таких же кахили, как и он сам, ментально общаться с кахили, которые позволяли ему это делать, защищать свой разум от ментальных атак, усиливая металл у височной доли и прочие мелочи, которые пока для Джона оставались темным лесом. Под самый конец дня Джон и Сира заседали в лаборатории и долго экспериментировали с металлами, используя науку, известную как алхимия.
В Гаран Тамор подтягивались другие кахили. Первым был один из самых загадочных кахили: он держал себя достойно воина чести, был молчалив и обращался с людьми чаще жестами, нежели словами. Особенностью его внешности были доспехи, которые он никогда не снимал. Даже Сира сказала за ужином, что никогда не видела его без них. На шлеме он носил четыре стальные косы, на поясе неизменно висел тонкий канат и стальная острая звезда. Особенностью его металла было то, что он сделать его тупым или крайне острым, даже не прикасаясь к собственному изделию. Называл он себя Гравор, и как Джон и Алек узнали чуть позже, доспехи тоже были созданы им из собственного металла.

Вторым прибыл чернокожий громила по имени Джакс. Джон и Алек могли быть поражены этим кахили больше всех, поскольку у него не было рук. Точнее они были, но это были металлические протезы. Джакс постоянно ходил с голым торсом, не скрывая невероятную мускулатуру своего тела. Он был, как Гравор и Алек вместе взятые, или Джон и Гравор. На проверку Джакс оказался куда приятнее в общении, чем Гравор, да и парнем он был очень добрым. С его приходом можно было, наконец, почувствовать, что кто-то рад прибытию Джона и Алека в "Природную кузню". С Алеком, который не был обременен тренировками Сиры, Джакс часто заседал в столовой и болтал без умолку, употребляя привезенное и местное пиво и брагу. Гравор сидел с ними иногда, никогда не выпивая и, только, держась за кружку и забавно смеясь из своего шлема, постукивая кружкой по столу. Особенностью металла Джакса была серьезная сопротивляемость химическому и магическому урону.

Третьей была красавица Милиса, которая имела длинные черные волосы, выправку настоящей леди и взгляд волчицы. Но и она не была грозно настроена против "гостей", просто не проявляла особого гостеприимства. Девушка носила на руке клепанный наруч во всю руку. И делала она для того, чтобы скрыть от прочих свой дефект. Её левая нога была покрыта тем же металлом, однако, как и у Джакса это и была её нога. Девушка аргументировала это тем, что другие считают это своего рода модной прихотью, а поскольку Милиса не хромала, то и Джон с Алеком узнали об этом только тогда, когда это всплыло в разговоре, во время ужина. Девушка орудовала красивыми веерами и в бою не уступала, грубости Сиры, а иногда, даже проскальзывала её жестокость, но в общении она никогда не позволяла себе серьезно обидеть собеседника. Особенностью металла Милисы было то, что чем тоньше он был, тем прочнее становился. Элегантное дополнение к столь прекрасной деве.

Последним явился Курт, первый из учеников Далона и тоже в возрасте. Курт представлял собой такого начитанного прохиндея-поберушника, афериста у которого можно многому поучиться. Поскольку Курт прибыл последним, спустя два месяца и одиннадцать дней, то особенность его металла еще не была озвучена. Как раз сейчас во внутреннем дворике, вынеся столы в тень и разведя огонь, все собравшиеся приветствовали Курта выпивкой, угощениями и вниманием. Курт же с наслаждением пользовался положением и рассказывал своим товарищам и новым лицам о том, как он втридорога продал металлические монеты одному коллекционеру, выдавая их за древние. Джон и Алек могли спокойно понять, что монеты эти исчезли из кармана коллекционера так же, как исчезли те, что забрал у него Курт.
Внешний вид Гравора
Внешний вид Джакса
Внешний вид Милисы
Внешний вид Курта

+3

84

Джон не стал рассказывать Сире о Хозяйке Ночи, о её дочери и о Непоколебимом. Вся история была довольно странной, и это была далеко не та информация, которой странник собирался делиться со всеми. На данный момент Алек был единственным человеком, кому Джон рассказал о метке, и пока что он не планировал намеренно увеличивать число осведомлённых. Может ли Далон знать? Джону даже в голову это не приходило, но формулировка Сиры заставила его задуматься. Возможно, Далон встречал нечто подобное. Этот старик предположительно не вылезал из Кузни годами, но кто знает, сколько он успел увидеть за свою жизни до пришествия Даха`ага. Джон сказал Сире, что синее литьё он открыл для себя недавно с помощью одного встреченного мага, ничего о нём не уточнив. Оружейник пояснил, что привычный способ создания металла всё ещё доступен ему. Над словами Сиры о преимуществе в боли Джон задумался. Он также подумывал о том, чтобы поговорить с Далоном о синем литье, хоть старец и не был для странника таким уж желанным собеседником. Джон думал... он много о чём начал было думать, но начавшиеся тренировки отодвинули всё это на второй план. О, да, он вернулся. Вернулся в то время, когда из него выжимали все соки без пощады, когда заставляли преодолевать себя. В то время, когда из него делали воина. И хотя Сира была более приятным учителем, чем многие другие из юности Джона, спуску она ему не давала. И это было хорошо. Холодность довольно быстро ушла, на замену пришёл спокойный азарт. Джон внимал всему, что говорил его новый учитель, делал всё, что было сказано, порой стискивал зубы, но дожимал до конца, не отступая перед испытаниями, которые стояли перед ним буквально частоколом. Поначалу Джон не знал, насколько тренировки помогут ему овладеть искусством кахили, но воин сразу понял, что хотя бы его тело придёт в ещё лучшую форму, чем раньше, станет ещё сильнее и выносливее. И постепенно Джон начал получать удовольствие от происходящего. Возвращаясь в замок после целого дня тренировок Джон зачастую падал прямо в ближайший диван и в нём тут же засыпал, даже если Алек начинал задавать ему вопросы или что-либо рассказывать. Два друга - Александр и Сэймор - стали этакими редкими быстрыми проблесками знакомого света, которые Джон толком не успевал разглядеть. Лишь вечером первого дня Джон с досадой сказал двум своим компаньонам, что в битве со статуями Далона он, видимо, облажался, но это уже было не столь важно.
- Если она не сделает из меня кахили, то доконать точно успеет, - с усмешкой сказал тогда Оружейник.
- Ладно, Джонни, тебе не привыкать. Ты же крепкий орешек, - ободряюще заметил Сэймор.
- Да. Это точно, - кивнул Оружейник, и, поскольку воин никак не отреагировал на то, что его назвали Джонни, ворон понял, что его компаньон действительно устал от тренировки.
В дальнейшем Джон лишь выдавал краткие комментарии к тренировкам, поначалу нейтральные, редко иронично негативные, затем постепенно ставшие положительными. Касательно самой Сиры Джон ничего толком не говорил и не реагировал на периодические провокационные вопросы и комментарии Сэймора. Более того, воин вообще почти не реагировал на Сэймора, так что ворон даже несколько приуныл. Он много летал по территории внутри горы и всё больше общался с Алеком - в основном ворчал на то, что Джону не дают продохнуть, и тот теперь потерял все остатки общительности за отсутствием времени; комментировал свободные тренировки Алека по обращению с метательными лезвиями в своём духе, но иногда даже давал действительно полезные советы, а порой снисходил до того, чтобы слетать за ножами, освобождая молодого человека от необходимости ходить туда-сюда; время от времени рассказывал о своей прошлой жизни, а точнее, прошлых жизнях - Алек узнал, что Сэймор умирал и возрождался несколько раз, а также послушал о магах-затворниках, чокнутых некромантах, истеричных ведьмах, циркачах-извращенцах и спокойном леснике.

Джон пересказал Алеку и Сэймору слова Сиры об особенностях каждого кахили и о том, что Джону нужно найти свою особенность.
- Ты пробовал музыкальные инструменты? - невозмутимо спросил Сэймор. Джон лишь адресовал ему взгляд, который почти ничего не выражал. В последующем Сэймор прибавит к своим ворчанием для Алека то, что после целого дня тренировок единственный взгляд, на который Джон способен, это усталый взгляд, а ведь обычно взгляды Оружейника бывают весьма выразительны.
- Я уже давно говорю тебе про свистульку. Может, твоя фишка - создание музыкальных инструментов.
- Очень остроумно, Сэймор, но я так не думаю, - со спокойствием и усталостью отозвался Джон. Ворон нахохлился, явно недовольный такими бледными реакциями собеседника и таким односторонним разговором. Алек мог во всей полноте заметить, что Сэймор, если и ругает самого Джона, то скорее для проформы, изливая основную волну ворчания на Сиру и прочих кахили заодно, хотя с ними лично ворон практически не контактировал. Ценность тренировок Джона Сэймор понимал, но вслух выражал скептицизм на этот счёт.

Через два с лишним месяца после появления незваных гостей в Природной Кузне домой вернулся последний кахили. Джон и Алек сидели вместе со всеми за столами, Сэймор расположился на краю стола рядом со своим компаньоном и отчего-то недоверчиво посматривал на Курта. Джон же слушал его историю, и вспомнил о синем литье. Джон подумал, что Курт, возможно, был подходящим собеседником. Он был старше всех присутствующих, кроме Далона, ходил по земле и, судя по всему, неплохо ориентировался в мирских делах. Правда, это не означало, что он также хорошо ориентируется в божественных делах и вообще знает о той же Хозяйке Ночи больше, чем сам Джон. Впрочем, если тренировки продолжатся в том же духе, шанса спокойно поговорить с Куртом может и не представиться, кроме того, в столь интенсивных тренировках была одна - приятная, можно сказать, - особенность: выполняя постоянные испытания, не думаешь ни о чём другом, кроме этих испытаний. В любом случае, это было не столь важно, строго говоря. Сейчас стоило подумал о другом: если все кахили в сборе, пора заняться делом - найти вернувшегося в мир хлада. Однако в данный момент был маленький пир по поводу возвращения Курта, всё внимание было временно приковано к нему.
- Курт, - окликнул Джон, когда путешественник закончил один из рассказов, - если мне будет позволено спросить: какова особенность вашего металла?

+3

85

Алек провёл эти два месяца в изучении окружающей обстановки. Это включало в себя, главным образом, беседы с Сэймором, самостоятельные тренировки в метании ножей и не слишком удачные из-за всеобщей занятости попытки расспрашивать кахили (включая и Джона) о разнообразных вещах. Когда он однажды услышал насмешку Сиры над реакцией Джона, он, уже слегка осмелевший в общении с ней, спокойно поинтересовался, не связан ли её смех с тем, что с ней случалось подобное же, но из-за различия размеров вовлечённых органов это не было заметно.
На обеде, когда Джон поинтересовался особенностями Курта, Алек тоже заинтересованно подался вперёд, надеясь узнать ответ.

+3

86

Когда Алек задал Сире свой вопрос, её лицо приняло задумчивую, а затем недоумевающую гримасу. Девушка покосила глаза на Алека, затем в пол, затем снова на Алека и не нашлась сказать ничего, кроме:
- Алек, у девочек нет огурчика.
После этого она относилась к Алеку с большей терпимостью и нежностью, примерно, как к ребенку. Даже кормить его настаивала побольше, чтобы Алек был всем доволен. Возможно, за эти два месяца Алек даже набрал в весе полтора-два килограмма?! Это давало такой большой контраст по отношению к Джону, что Далон и Сэймор, общаясь между собой, не раз ухахатывались с наблюдений за этими тремя. Один рассказывал другому, что успел увидеть за день и наоборот. Это стала своего рода фишкой общения Сэмора и Далона.
***
Смехи стихли и Курт лисьими глазами посмотрел на Джона.
- Конечно Джон, не нужно так официально, а то чувствую себя как низший демон, аха-аха-ха-ха, - кахили рассмеялись, все кроме Далона, он лишь улыбнулся, - Джакс, подай вина, - скаазл Курт и направил ладонь на стол, начиная выплавлять из своего тела металл, лишь раз еле заметно дернув мышцами лица.
- Может не будем портить вино?
Поинтересовался Джакс, которому выпивка была дороже демонстраций.
- Не будь ханжой, давай сюда, - Курт выхватил второй рукой глиняный сосуд и придержал его до полного создания стального кубка.
- Смотри в кубок Джон, Алек, приглашаю и тебя. А ты Сэймор слишком болтлив, чтобы не растрепать это первому встречному, аха-аха-ха-ха, - люди опять рассмеялись, только Сэймор взъерошил перья и начал было причитать, но Курт успокоил его и позвал на плечо смотрящих. Не долго думая, ворон не стал противиться.
Курт налил в кубок вина и подождал какое-то время. Вино начало бурлить белыми пузырями, от него пошел сильный белый пар. Несколько секунд Курт выжидал реакции зрителей, затем произнес:
- Пробовать не советую. Токсичность моего металла может принести не мало страданий, - заверил Курт и сдержанно улыбнулся.
- Ну, а ты Джон, какая особенность металла у тебя?
- А он еще не знает!!!
Сира доедающая индюшачью ножку, бесцеремонно хлопнула Джона по спине и засмеялась. Просмеявшись и обглодав кость, она довольно тянула улыбку, смотря на Джона и на всех присутствующих. Если гостям было еще непонятно, то остальные уже смекнули, зная Сиру дольше. Они молчали и ждали, пока она выждет свои победоносные секунды и скажет, что-то важное.
- А вот я знаю, - добавила она и засияла еще больше.
Даже Далон выглядел заинтересованным и потянулся чуть вперед, чтобы лучше видеть Сиру из-за плечей товарищей.
- Я заметила это, когда мы упражнялись в броске оружия через заложника. Джона пади такому не учили, потому что выходило не всегда хорошо, но мой ученик делал большие успехи, - девушка посмотрела на него с какой-то гордостью и все той же победоносной улыбкой, - я заметила одну закономерность, пытаясь достать врага, некоторые из лезвий искривлялись под углом, направленным так, что проходя в опасной близости от заложника, они его не задевали.
- А может это искривление от мишени?
Возразил Курт.
- Не смеши меня, чучела еще не научились деформировать сталь кахили. Каким бы не был бросающий. Искривление не столь значительные, чтобы можно было обращать на них внимание, но я обратила. Если Джон будет создавать более тонкие лезвия, он сможет достать труднодоступные цели. Но, конечно, нам еще надо много работать, - заявила Сира, чтобы Кейд не обольщался.
- Дааа, пластичный металл это интересно. Ладно, поработать еще успеете, а пока давайте выпьем за новую особенность металла Джона!
Курт поднял бокал, остальные тоже и тост был весьма понятен.
- За Джона!!!

+3

87

Джон Кейд позволил себе усмехнуться в ответ на первую реплику Курта. По-видимому, действительно все кахили предпочитали пренебрегать ненужными формальностями в общении. Это было неплохо, но Джон ещё не до конца привык. В любом случае, с вежливостью всегда лучше переборщить, если не уверен в необходимом её количестве.
Джон внимательно наблюдал за Куртом, ничего не говоря. Токсичность. Что ж, неплохо... для уставшей от своего мужа жены или озлобленного на мир повара. Впрочем, кто сказал, что это работает только так? Если любое оружие Курта по его желанию может действовать словно покрытое сильным ядом, то это делает его чертовски опасным противником. Ему следовало бы быть ассасином.
На вопрос пожилого кахили Джон ответить не успел, так как за него это сделала Сира, которая почему-то выглядела весьма довольной тем фактом, что Джон свою особенность так и не открыл. После смеха девушки воцарилось молчание. Джон глянул на Далона, на Курта и невольно нахмурился.
- А вот я знаю.
А, так вот в чём дело. Джон не видел проблемы в том, что Сира решила объявить полученную информацию при всех, учитывая характер этой информации. На мгновение Оружейнику показалось, что прочие кахили заинтересовались больше, чем он сам. Почему? Возможно, потому, что если Джон сам не обратил внимание на особенность своего металла, она скорее всего была слабо выражена на данный момент. Возможно, воин просто не хотел перебарщивать с предвкушением или лихорадочно строить догадки, чтобы они не оказались лучше реальности.
Сира заговорила о броске через заложника. Джон сначала недолюбливал эти тренировки, поскольку это был практически незнакомый ему, специфический уровень метания. Оружейник чертовски хорошо метал ножи, это факт, но он привык метать их в самих врагов, а не в невинных, чтобы, не задев их, попасть во врагов. Однако Джон старался изо всех сил, потому что это умение казалось ему крайне важным. Более того, Оружейник помнил отдельные случаи из прошлого, когда именно этого умения ему не хватило. Сира упомянула про успехи, и Джон невольно приподнял уголок рта, хотя, учитывая своё мастерство обычного метания, воин считал, что бросок через заложника в его исполнении далеко не всегда бывает достаточно хорош. Сира продолжала, и Джон теперь слушал внимательнее.
Труднодоступные цели. Что ж, это хорошие новости. Потому что могло ведь оказаться, что мой металл... - Джон глянул на Сэймора. - Могло оказаться, что мой металл только резонирует хорошо.
Когда кахили подняли бокалы, Джон присоединился к ним и поблагодарил за радушие.
Оружейнику не хотелось портить пиршество мрачными разговорами, но после окончания застолья воин планировал напомнить Далону Римоту о цели, в связи с которой все кахили были собраны в Кузне. Джон с удовольствием продолжил бы тренироваться, но он надеялся, что остальные не будут сидеть сложа руки и найдут способ отыскать женщину из расы хладов.

+3

88

Алек, ещё имевший остатки самосохранения, не стал объяснять Сире, что он имел в виду - и, как выяснилось, поступил правильно. Она стала обращаться с ним куда мягче, и он сумел неплохо её изучить, поэтому не удивился, когда она вмешалась в разговор после впечатляющей, но не очень понятной способности Курта - и не очень удивился, когда она заявила, что знает особенность металла Джона. Подняв за эту особенность бокал, он кивнул и улыбнулся Сире.
- Да, это очень любопытное свойство... но контроль над ним, получается, целевой? Не высчитывал же Джон нужные углы изгиба - без обид, Джон?

+3

89

- Да, это очень любопытное свойство... но контроль над ним, получается, целевой? Не высчитывал же Джон нужные углы изгиба - без обид, Джон?
Сира посмотрела на Алека и закивала на его слова, отодвигая от себя кружку.
- Да, да, ты совершенно прав Алек. Думаю, это сочетание его ощущений желаемого, а когда видишь, то проще дать сигнал металлу. Теперь, главное, оставить себе оба глаза, ха-хах, - Сира порой шутила черно, но её можно было простить, она покраснела от алкоголя и слегка мелодично покачивлась, что говорило о её опьянении.
- Кхе-кхем, - откашлялся Далон.
Ему не хотелось нарушать столь приятную глазу идиллию, но как старший, он был обязан это сделать.
- Это хорошие новости, но придется прервать веселье, - никто не возразил, - Мы потеряли уже примерно три месяца с того момента, как Джон встретился с хладом. Это непростительно много. Она, наверняка, уже восстановила свои силы в полном объеме и нам предстоит нелегкая задачка. Откладывать нельзя. Раз все в сборе, нужно найти её и разобраться, это наш долг, - Далон откашлялся.
- Не боись босс, нас семеро, а она одна. Ну, может еще Алек и Сэймор подсобят, - Курт рассмеялся.
- Я не разделяю твой энтузиазм Курт, - сказал Далон и его ученик поник, - Я не хочу терять ни одного из своих подопечных, как старых, так и новых. Но возможность этого велика.
- Не такой я и старый, - пробубнил Курт, смотря в кружку.
- Курт!!!
Далон повысил голос впервые, Гравор даже пихнул Курта в бок, чтобы тот помалкивал и Курт демонстративно отвернулся от стола, подпирая голову рукой, он уже тоже начинал хмелеть, алкоголь быстро выветрится из крови, но пока этого не произошло, а может кахили специально не излечивали свое опьянение?
- Есть один способ найти хлада. Милиса, пожалуйста, принеси ведро воды из нашего водопада, - Милиса кивнула, встала и ушла.
- Когда-то давно источник был отравлен магией хлада, сильной магией. Попробуем произвести магический поиск через источник. Поскольку хлад один это даст нам больший спектр поиска, но укажет лишь область. Будем надеяться, что для начала этого будет вполне достаточно, - Далон облокотился на свой посох, за последние дни он сильно мучился, плохо спал и выглядел, как будто его побили мешками, но никому не позволял в себе усомниться или намекнуть ему на отдых.
Милиса пришла через пятнадцать минут с ведром воды, стол уже был освобожден по приказу Далона. Курт сидел в сторонке и хлебал вино, остальные общались, либо стояли без дела. Сира к тому времени уже протрезвела.
- Курт, дай карту, - сказал Далон, а в ответ услышал недовольное бормотание, - Сира, возьми у него карту, он не в форме, - Сира подчинилась и принесла тубус на который указал ей Курт. Карта была очень большой, добротно сделанной на формате А1. Развернув её, Далон положил на края кружки, получил от Милисы воды и достал металлический амулет. На вид простая безделушка.
Далон зачерпнул чаркой воды, положил её на карту, сам присел рядом  в позу лотуса, а ведро поставил на лавочку. Руку с амулетом Далон держал над ведром и начал что-то запевать на незнакомом языке, монотонно повторяя одни и те же слова. Все в этот момент молчали, даже Курт молчал и наблюдал за Далоном. Через несколько минут чарку начало сильно трясти, но Далон не прекращал песнопение. В конечном итоге вода разлилась на карту и Далон быстро вскочил бросая на неё амулет, вода потянула за собой ромбовидный амулет и остановилась на одной области, растекаясь по карте.
Все подошли поближе, Курту тоже пришлось встать и допивая бутылку, околачиваться за спинами собравшихся.
- Я знаю где она, - сказал Далон, убирая медальон за пазуху.
- Пойдем и надерем ей задницу, - тут же сказал Курт.
- Пойдем.. и надерем... - повторил Далон, - Ты пьян Курт, приведи себя в порядок. Выходим завтра утром, путь займет около недели может двух, я давно не был в той местности. Мне нужно проверить кое-какие записи, у вас есть остаток дня и ночь, чтобы собраться и выспаться. Милиса, Гравор на вас снабжение, займитесь основательно, - Далон резким шагом двинулся в сторону библиотеки.
- Далон?
Окликнула его Сира, но он не ответил.
- Оставь его Сира, он говорил, что всю жизнь этого ждал. Старый враг из легенд, пускай соберется с мыслями, - сказал Джакс и девушка отступила.
У вас есть остаток дня и ночь...

+3

90

Бремя нарушения идиллии мрачными разговорами взял на себя Далон Римот. Правильно, это вполне ему подходит. Никто из присутствующих даже не пытался возразить. Три месяца. Джон Кейд сдвинул брови. Он так старался не терять времени, но в итоге потратил так много. Страшно представить, что могла бы сделать та женщина за три месяца, если бы постаралась. Боги, да она могла вырезать столько людей, что воздвигнутая из трупов стена стала бы эффективной защитой от пешего войска. Она могла - и у Джона пробежали мурашки от этой мысли - воскресить других хладов. Оставалось только надеяться на то, что она действительно последняя и воскрешать ей некого или, по крайней мере, ей не известно местоположение других гробниц. Но если предположить на минуту, что она собрала хладов, пусть даже всего семь, просто чтобы уравнять счёт, то это становится не просто проблемой, а чертовски большой проблемой.
В ответ на бодрую реплику Курта Сэймор нахохлился и что-то проворчал себе под нос - то ли был недоволен, что к его потенциальному вкладу относятся столь пренебрежительно, то ли имел в виду, что с древним управляющим льдом каннибалом вступать в бой даже не собирается, ибо кахили он не является, а остатки разума ещё сохранил.
Джон сидел молча. Вместе с остальными освободив стол, Джон сел на место, поставил локти на колени и скрестил пальцы. Со стороны воин выглядел угрюмым и ничего не говорил. Сэймор пересел на плечо компаньона, но всё же продолжил молчать. Не меняя положения, Джон наблюдал за поисковым обрядом Далона. Когда старец вскочил, Оружейник поднялся на ноги и спешно подступил к карте. Похоже, поиск прошёл успешно. Что ж, это оказалось не так сложно. Теперь нужно найти женщину в этой области, что, учитывая её манеры, не составит труда, и надеяться, что она не исчезнет, пока кахили будут добираться.
- Пойдем и надерем ей задницу, - высказался Курт.
Да, хорошая мысль. Именно так мы и поступим. Джон украдкой посмотрел на свою левую руку и невольно ухмыльнулся, подумав, что будет довольно символично, если он вырвет у мерзавки сердце той рукой, которую пару месяцев назад отрубал.
Недели две. Ещё полмесяца. Снова тратим время. Хорошо, что она не забралась на другой конец континента. Или на другой континент.
Снова в путь. Что ж, это, по крайней мере, привычно. Непривычно только передвигаться такой толпой. Джон представил предстоящее путешествие и почему-то остался им заранее недоволен. Возможно, на самом деле недовольство было вызвано тем, что воин вспомнил о враге, которого не одолел, о правосудии, которое не свершил, и о своей ошибке, которая стоила многим людям жизней.
- Ну, ты готов, Джонни? - спросил Сэймор, когда путешественники возвращались в замок втроём. Вопрос, очевидно, преследовал сразу две цели.
- Сколько раз просить меня так не называть? - отозвался Кейд. Клюв птицы не давал возможности улыбнуться, но по всему виду ворона было ясно, что он доволен реакцией. - Я мог бы ещё долго тренироваться здесь. Но найти и уничтожить ту тварь я готов давно.
- Морально, как я понимаю. Если ты и достиг успехов, то мастерством кахили в полной мере явно ещё не овладел, - сказал Сэймор, и до того, как он успел добавить что-то вроде "не обижайся, Джон", Оружейник вскинул к своему левому плечу правую руку, из рукава на которой вылетело лезвие и было остановлено пальцами воина в паре сантиметров от горла ворона. Тот резко дёрнулся назад, слетая с плеча.
- Воу, воу! Полегче! - закаркал в ошеломлении Сэймор. Кейд криво усмехнулся и опустил руку, лезвие исчезло. - Что с тобой, Джон? Слушай, эти ребята на тебя пагубно влияют, ты никогда так остро не реагировал на мои слова.
- Я просто хотел напомнить тебе, с кем ты разговариваешь. А то ты, кажется, за эти пару месяцев забыл, - сказал Джон, но в его голосе слышалась ирония, хоть и мрачноватая.
- Тыкать лезвиями в старую птицу - это, по-твоему, демонстрация мастерства? - проворчал Сэймор, возвращаясь на плечо Оружейника. - Ты бы приберёг удаль для хлада. Я, знаешь ли, успел побеседовать с Римотом в том числе об этих ледяных ребятах, и с ними, похоже, шутки плохи.
- Со мной тоже, - практически на автомате ответил Джон.
- Ох, да, я же разговариваю с самим Оружейником, как я мог забыть. С победителем... эм, кого ты там победил, накинь пару громких имён, а то я тут референс запарываю.
- Много кого, - буркнул Джон, хоть и не был уверен, что такое референс.
- Ладно, не дуйся, мы все тут знаем, что ты доблестный воин, но, во-первых, другие кахили тоже не лыком шиты, во-вторых, доблести вашей может оказаться недостаточно, - заметил Сэймор серьёзно, когда троица прошла в гостиную.
- Тогда ты и пригодишься. Уболтаешь эту женщину до смерти, - сказал Джон, садясь в одно из старых кресел. Сэймор перелетел на маленький столик неподалёку.
- Я вот даже не знаю, воспринять это как комплимент или обидеться.
- Да как хочешь, - хмыкнул Джон и глянул на Алека. Молодой мечник видел, что, если последние два месяца Джон был чаще просто усталым, а иногда даже умеренно воодушевлённым, то сейчас он несколько помрачнел. Сэймор тоже перевёл взгляд на молодого человека.
- Слушай, Алек, - начал он, наклонив голову вбок, - ты умный парень, ты наверняка и сам думал об этом, но я всё же хочу заметить, что мы с тобой... ну, знаешь... не льём лаву из ушей, - на этом моменте Джон вскинул левую бровь, а Сэймор невозмутимо продолжал, - не плюём кислотой, не выплавляем металл из кожи - в общем, не занимаемся всякими такими нелепыми и мерзкими вещами, - Джон прыснул с усмешкой, а Сэймор сделал вид, что даже не заметил этого, - и это нам только в плюс, конечно, но есть загвоздка начнёт этих самых хладов. Джон ведь рассказывал тебе, что с ним произошло в той пещере. Все люди были заморожены, а он смог выйти из заморозки, хоть и провисел часа четыре. Кахили имеют некоторую устойчивость к этой магии холода - ты, Джон, особо губу там не раскатывай, эта устойчивость не помешает той дамочке всех вас убить и уложить ровными штабелями - а мы с тобой, Алек, такой устойчивости, кажется, лишены. Это я к чему...
- Неужели ты решил заботу проявить?
- Джон, дай мне закончить в конце концов! Что за манеры? - с наигранным возмущением проговорил Сэймор. - Я тебя когда-нибудь перебивал?
- Постоянно, - флегматично отозвался Джон.
- Вот врёт и не краснеет, - пожаловался Сэймор, повернувшись к Алеку. - С мысли сбил... так вот, Алек. Я это к чему всё. Тебе стоит быть осторожней.
- Теперь я могу сказать?
- Да сколько угодно. Только я теперь и не гарантирую, что не перебью.
- Нам всем стоит быть острожными, - лаконично сказал Джон. Сначала он собирался отметить, что Сэймор прав, и, возможно, даже посоветовать Алеку "не лезть на рожон", но потом решил, что это ни к чему. Во-первых, Алек достаточно рассудителен, чтобы всё это понимать, во-вторых, такая излишняя забота зачастую выставляет объект заботы каким-то беспомощным в его собственных глазах, а Джон не хотел, чтобы у Алека возникали такие чувства. Воин глянул на Сэймора и откинул голову на спинку кресла, прикрывая глаза. Ворон несколько раз перевёл взгляд с Джона на Алека и обратно, а затем сделал некое движение, которое, видимо, заменяло пожатие плечами.
- Ну... да. Так и есть. А перебивать было особо негде.

+3


Вы здесь » Бесконечное приключение » Роковые приключения » Дети горы Стахра [личный]