"После смерти самого известного и ужасного правителя Даха`ага прошло 26 лет"

Из историй мира: "Джон отрубил себе руку, но ему её вернули"

Чтобы играть не обязательно подавать анкету на проверку, ознакомьтесь поближе: "Вводная"

Из историй мира: "Алек был изнасилован демоницей и у них будет ребенок"

У нас 32 завершенных квеста и куча готовых к началу с вашими персонажами, ознакомьтесь здесь: "Квесты от АМС"

Из историй мира: "Рарх "любил" умирающую леди"

Хочется во всем побыстрее разобраться и знать, где что находится? Загляните в "Карту новичка"

Из историй мира: "Лана любит грязевые ванны"

Официально: "Мы призвали Хронзрака из небытия реала, и он откликнулся"

Из историй мира: "Канаморио лишил Рарха мужской силы"

Жизнь форума пополнилась десятью официальными праздниками, несущими в себе часть его истории, ознакомьтесь с ними поближе: "Праздники форума"

Из историй мира:Хэя раздвоение личности"

Официально: "Леди наш талисман"

Бесконечное приключение

Объявление

  • Объявления
  • навигация
  • квесты
  • другие миры
  • актив форума

Жанр: темное/светлое фентези
Рейтинг игры: варьируем по квестам, max NC-21
Система игры: эпизодическая
Система мастеринга: смешанная
Оформление постов: свободное

На данный момент в игре ведутся бои за освобождение территорий от власти демонов, освобожденные земли наладили торговлю и дипломатические связи между собой, демоны дерутся за власть и контроль на своих территориях.

Княжество Бертад скрыто от многих глаз и не является единственной игровой зоной.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное приключение » Пройденные приключения » Бессрочный отпуск


Бессрочный отпуск

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

https://i91.fastpic.ru/big/2019/1024/45/a4c0915b725e42aaaa2a5cf774eb1345.jpg
Рейтинг квеста: R.
Статус ожидания: закрытый.
Канва: После происшествия с Духом Леса, Джон Кейд несколько месяцев занимался своими делами, после чего дошел до портового города и решился на свое первое путешествие по морю, отправившись к ближайшим свободным островам, однако, в пути его ждали новые неприятности...
Погодные условия: ГРЕБАНЫЙ ШТОРМ и крики паники!!!
Участники: Джон Кейд.
Указания от ГМ: первый пост от игрока.

+2

2

Случалось всякое. С величайшего праздника столетия - падения Даха`ага - прошло семнадцать с половиной лет, и большую часть этого времени Джон Кейд, Оружейник, бывший палач Вэлиена, странствовал по континенту. Видел созданий, в существование которых не многие верили, сражался с тварями, которые некоторым и не снились. Ходил по равнинам, лесам и горам, спускался в подземелья, поднимался на высокие башни, скакал на лошадях, трясся в повозках, плавал на лодках. Однако за всё это время страннику ни разу не довелось выйти в море на большом корабле. Когда чёрные кожаные сапоги ступили на мостовую портового города на южном берегу континента, Джон Кейд не предполагал, что меньше чем через сутки эти же чёрные сапоги будут отмерять шаги по добротной древесине палубы одного из местных кораблей. Оружейник ожидал любого подвоха, но город оказался славным и гостеприимным. В одной из нескольких таверн, сгрудившихся на набережной, Джон Кейд познакомился с капитаном одного из местных кораблей и его старшим помощником. Эти двое время от времени плавали к островам на юго-западе от города, возили товары и пассажиров. Капитан утверждал, что обстановка на тех островах не менее приятная, чем в этом портовом городе, расхваливал виды и еду, а старпом - выпивку и женщин. Корабль отправлялся следующим утром, и Джон решил, что непродолжительное плаванье и отдых на островах ему не повредят.
После рассвета в чёрном одеянии без плаща, с мечом, двумя метательными лезвиями и топориком на поясе, ножом на бедре, двумя магическими кулонами на шее и двумя кольцами на левой руке, с сумкой через плечо Джон Кейд взошёл на палубу и полной грудью вдохнул морской воздух, как будто он мог отличаться от того, которым дышали посетители набережной.
Плаванье действительно было приятным. Вид морских просторов и покачивание на волнах успокаивали, хотя Джон видел и пассажиров с позеленевшими лицами. Один пожилой тщедушный мужчина даже просил капитана остановить качку хотя бы на пару минут, никак не желая понимать, что сделать это фактически невозможно. Настоящие проблемы начались с приходом бури. Всем путешественникам известно, что следует делать при появлении первых отголосков бури - найти укрытие и переждать. Однако корабль был не столько укрытием, сколько самостоятельным объектом бури, жертвой. А укрыть корабль было негде, он находился примерно на середине пути между портовым городом континента и островами, к которым направлялся. Представьте, что буря застала вас посреди бескрайней пустыне, а остановиться вы не можете. Представьте, что вы в доме. Да, в небольшом доме - вы нашли то, что считаете укрытием, и чувствуете себя в безопасности. Но вот незадача, буре плевать, что вы считаете дом укрытием, она вырывает его и несёт по пустоши, пытаясь разорвать в клочья, засыпать песком. Примерно так работает буря в море, как Джону Кейду пришлось убедиться на собственной шкуре.
- Твою мать! Твою мать!
- Сделай что-нибудь с этим, мать его демоном, шкотом!
- Что нам делать, капитан?
- Фок-мачта! Мачта!
- Капитан!
- Убрать пассажиров с палубы!
- Твою мать! Твою мать!
- Джек, я могу чем-то помочь? - перекрикивая бурю, спросил Джон у проносящегося мимо матроса, не особенно рассчитывая на ответ.
- Молись богам, Кейд! Молись всем известным тебе богам! [icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon][status]Oh shit, here we go again...[/status]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

3

Что могло случиться после того, как капитан корабля просит пассажиров молиться всем им известным богам, если тут присутствуют верующие? Ну, по крайней мере, ничего вдохновляющего обычного человека не произойдет. Как раз таки наоборот, верующий в морских божеств суеверный капитан первым же поплатился за сказанное. Его попросту снесло огромной волной за борт, прям на глазах у Джона. Да и самого Джона чуть не снесло вслед. Напрашивается вопрос: это насмешка богов или злой рок, а может просто совпадение? Что было дальше? Никто точно не сможет это описать, даже сам Джон. Все стало ходить ходуном, а потом вдруг не прибитые вещи начало кидать из стороны в сторону, а после и вовсе все перевернулось вверх дном, почувствовался сильнейший удар, отвратительный скрежет надломленных досок и "бултых". Последнее, что мог помнить Кейд - удар в зону головы и черная обволакивающая пучина, а затем что-то промелькнуло перед ним, что-то похожее на рыбу, но и на девушку, тогда сознание и покинуло его.
***
Джону доводилось чувствовать себя хреного, вот еще один случай. Асфиксия, чувство настоящей паники в голове и легкие с морской соленой водой - ничего приятного. После того, как Джон очнулся, он еще долго выплевывал воду, ловил черные пятна в глазах и рефлекторно пытался нахвататься воздуха, который был так кстати предоставлен ему окружающей средой. Когда Кейд таки смог хоть сколько то адекватно осознать себя в пространстве, он обнаружил себя в светлом небольшом помещении, которое было приглушенно освещено, но достаточно для того, чтобы увидеть обстановку. А по сути, кроме, красиво украшенных стен, фигурного стекла и бассейна посередине помещения ничего больше не было. Сам же мужчина был одет так, как его застала буря, однако некоторые вещи пропали: сумка, топорик, метательные лезвия. В помещении их видно не было, потому потеря драгоценных вещей могла быть списана на стихию, хорошо еще медальоны и кольца не слетели с Джона, а из оружия остался лишь меч и нож прикрепленный кожаным ремнем к бедру. Что до искрящегося кольца? Ну, в следствии большого количества воды, оно на какое-то время стало недоступно.
В том же помещении рядом с Кейдом стояла красивая рыжеволосая девушка, которая заплетала свои волосы в пучок. Кейд мог поймать себя на мысли, что когда он откашливался он прекрасно осознавал, что рядом с ним находится кто-то, и по случайности, он в приступе рефлекторного кашля видел, как эта кто-то была красивейшая высокая девушка, стоящая спиной к потерпевшему и одевающая свою одежду.
Закончив с волосами, девушка подошла к Кейду и присела на колено в полуметре от него. На ней было надето практичное платье иссиня-голубого цвета с желтыми подолом и воротом. Нотки красных красок на платье изящно подчеркивали цвет волос девушки. Форма платья напоминала фрак, но удобные штаны красного цвета были его продолжением, а не отдельной частью, таким образом, точнее было назвать это комбинезоном с пришитым подолом. Обуви она не носила.
Уши и глаза девушки были значительно больше людских, но даже так, её красивое, словно, выточенное из камня лицо притягивало взгляд. Пухлые губы блестели в приглушенном свете и словно искрились розовым. Ровный нос как будто слегка задирался и придавал её лицу аристократичную утонченность, в добавок он был усыпан легкими веснушками, словно нарисованными на тонкой чистой коже. Голубые огромные глаза её не имели зрачков, и в первый контакт с ними Джон словно смотрел на самые драгоценные из камней, которые мог увидеть в своей жизни. Ресницы девушки хлопнули, оголив желтые веки и Кейду показалось, что она что-то произнесла. Да заберите все демоновы сокровища, дайте лишь услышать её голос.
- Я сказала, ты в порядке?!
Немного более грубо, чем ожидал бы спасенный странник, донеслось до Кейда. В её голосе звучало недовольство чем-то, по всей видимости, она задает этот вопрос не в первый раз, но уши Джона, увы, были полны воды, а мысли... давай, очнись уже!
Силуэт что увидел Джон в воде
Приблизительный внешний вид помещения
Приблизительный внешний вид девушки

+3

4

Итак, мораль... Да, мораль обычно подводят в конце. Это в общем похоже на конец. Хотя если бы я умер в этом кораблекрушении, это было бы чертовски нелепо.
Что там было?.. Крики поверх шума бури, грохот и треск корабля. Кто-то молился вслух. Низ и верх начали сильно сомневаться в себе, Джон ухватился за фальшборт, кусок которого остался у него в руке, не предоставив в итоге никакой опоры. Удар, разливший тьму от затылка, вода и некий образ, который можно было списать на обман зрения, но Джон уже ничего не анализировал, лишь проваливался в черноту.
Итак, мораль. Если за сто тридцать восемь лет своей жизни ты чего-то никогда не делал, возможно, не стоит начинать.

Поверить в загробность окружающего мира страннику помешала вода в лёгких. Собственно, в течение нескольких секунд существовала только она. Грудная клетка содрогалась, Джон Кейд, приподнявшись на одном локте как можно больше наклонился вперёд, судорожно выкашливая воду, совершил несколько толчков кулаком свободной руки в нижнюю часть своей грудины по направлению вверх и внутрь. За шумным вдохом через рот последовала ещё одна серия мучительного кашля, это повторилось пару раз, пока кашель стихал. Наконец Джон откинулся назад и, удерживая корпус в приподнятом положении на локтях, тяжело дыша, осмотрелся. Грудную клетку сводило болью, но она утихала. Перед глазами всё плыло, но ощущение это быстро сходило на нет. Странник был не на корабле и даже не на берегу моря. Он был в необычном помещении с бассейном, от которого невольно постарался отодвинуться. В этот момент до него донёсся приглушённый голос. Пятно синего и рыжего цветов сфокусировалось в девушку, которая захватила внимание Джона. Она что-то сказала...
- Я сказала, ты в порядке?! - этот голос не источал излишней сладости или нежности, которая могла бы насторожить воина. Скорее девушка казалась раздражённой заторможенностью собеседника. Я... я что, наглотался воды в бассейне?.. Как же корабль? Море? Кажется, перед тем как отключиться я видел...
- Да. Кажется, да, - без особой уверенности отозвался Джон, не зная следует ли благодарить девушку за предположительное спасение. Где все остальные? Где я сам? Кто она? Она чертовски красива, но... человек ли она? Что всё-таки произошло? Вопросы сыпались в сознание Кейда, пока он слегка ошалелым взглядом смотрел на девушку. Наконец, воин моргнул, тряхнул головой и сел, опуская взгляд на свой пояс. Меч был на месте - это всё, что Оружейнику сейчас нужно было знать. Широколистник, должно быть, отсырел, - с лёгкой досадой подумал Джон, и эта бытовая мысль помогла ему слегка успокоить звенящий вибрирующий колокол в голове.
- Простите, я... - Джон запнулся, обнаружив, что подходящее окончание реплики почему-то не готово, но всё же нашёл самый нейтральный вариант: - Кажется, я наглотался воды. - Джон вновь посмотрел на девушку. - Моё имя Джон Кейд. Не подскажете мне, где я? И... как вас зовут? [icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon][status]Oh shit, here we go again...[/status]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

5

Девушка сменила гнев на милость и после представления Джона, отодвинула уголок губ в сторону.
- Если коротко мое имя Сиатия, человек. Я знаю, у вас длинна имен не имеет распространенности, а у нас в них заключено многое и многое, но я не стану утомлять тебя Джон Кейд долгим представлением. Я разрешаю тебе звать меня Сиатией, - улыбнулась она, сомтря на Джона сверху вниз, поскольку была выше его ростом.
- Ты находишься в чертогах Алирриума, города под водой. И ты говоришь с его правительницей, потому проявляй уважение, если тебя этому не обучили на суше, обучат здесь, - девушка взглянула на Джона и глаза её словно сверкнули вспышкой, но более никакого эффекта Джон не почувствовал, а Сиатия несколько замялась и замолчала, глядя на Кейда, затем отмерла и нахмурив брови, повернулась в сторону дверей.
- Думаю у тебя полно вопросов, но у меня не так много времени, чтобы стоять здесь с тобой и трепаться, иди за мной если хочешь ответов, - девушка мерно двинулась по красивому каменному полу, оставляя следы босых ног позади, которые почти моментально начали испаряться и от них не оставалось и следа.
Джон почувствовал приятное тепло пола даже через свои ботинки. Снять их было бы наилучшим вариантом для него, ведь хлюпающие сапоги могли нетолько забавно квакать, но и натереть мозоли. Девушка тем временем подошла к дверям бронзового цвета, и те без какой-либо команды отворились перед Сиатией. Она не глядя на Кейда, вошла в тускло освещенный коридор. Если Джон не успел бы за ней, двери перед ним закрылись, но через несколько секунд вновь открылись бы, пустив во все тот же коридор, куда удалилась Сиатия.

+3

6

Длинный список вопросов никуда не делся, скорее, лишь продолжал формироваться, однако некоторые пункты с удовлетворением вычёркивались и рядом с ними возникали ответы. Окружающее пространство было частью некоего Алирриума и находилось под водой. Девушку звали Сиатия, и нет, она была не человеком. Причём занимала высшую ступень иерархии "не людей", к которым относилась. Джон поднялся на ноги и невольно нахмурил брови, когда девушка заговорила об уважении - уж слишком недобродушно прозвучала вторая часть этой её фразы. Возможно дело было в специфике жизненного опыта Оружейника - он вполне представлял многочисленные способы "обучения хорошим манерам", и лишь очень немногие из них предполагали милое разъяснение местных культурных особенностей. Пауза, приправленная не совсем понятными мимическими штрихами, даже заставила Джона задуматься, не пропустил ли он момент для какого-нибудь особенного поклона или не должен ли был дать формально необходимый, фактически бессмысленный витиеватый ответ. Морская владычица, однако, никак не пояснила краткую заминку и продолжила в прежнем тоне, двинувшись к двери и предлагая гостю следовать за ней.
Пока что происходящее больше всего напоминало посредственную постановку уличного театра. Несколько зрителей уже повставали со своих мест и ушли восвояси - некоторые забрали свои "места" с собой, так как сидели на самолично принесённых табуретах и бочках. Джон Кейд же окинул помещение теперь уже ясным, а не затуманенным взором и подумал, что для загробного мира это чересчур. Сон? Возможно. Странный розыгрыш? Ну допустим. Впрочем, Джон раньше не путешествовал по морской глади и уж точно не бывал под ней. Подводные жители могли иметь сколь угодно отличные традиции. Хотя если бы Джону предложили сделать ставку, то он наверняка сказал бы, что в глубоководном городе нет помещений, заполненных воздухом, жители не одеваются как люди, не ходят как люди и не говорят как люди. Алирриум мог не иметь контактов с сушей, мог оказаться никак не затронут тьмой Демона. В противовес этой крайности была и другая: Сиатия могла быть - ни больше, ни меньше - подводным наместником Даха`ага. С низшим демонами никогда не знаешь наверняка, где и в каком обличье их встретишь. Не слишком ли много чести для меня - быть спасённым самой правительницей Алирриума? Или она просто проплывала мимо и подобрала первого попавшегося под руку "моряка"? От всего этого голова шла кругом. Единственное более-менее осмысленное заключение, которое Джон сделал, заключалось в том, что тот "бассейн" был ни чем иным, как вратами между морем и городом. Магическими вратами, ясное дело, потому что в норме вода так не работает. Это объясняло, почему Джон очнулся возле бассейна, но менее странной ситуацию не делало. Зато вопросы об остальных членах команды и пассажирах корабля в общем-то отпадали. Если только каждого из них не внесли через отдельный вход.
Странник снял хлюпающие сапоги и, глянув в спину удаляющейся Сиатии, вытряхнул воду из них в бассейн. Джон хотел было надеть обувь обратно, однако отметил, что сама правительница шла босиком, а пол источал приятное ровное тепло. Воин решил оставить сапоги в руке, хотя местные обычаи вполне могли предусматривать хождение без обуви только для представителей власти или для местных жителей.
Джон едва успел проскользнуть между бронзовыми дверьми и двинулся за Сиатией через полумрак коридора, осматриваясь по сторонам. У воина действительно были вопросы, однако он не мог определиться, какие из них следует задать в первую очередь, и не знал, будет ли уместно спрашивать именно сейчас или спрашивать вообще после того высказывания об уважении, поэтому следовал за девушкой молча. [icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon][status]Oh shit, here we go again...[/status]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+2

7

Сиатия какое-то время шла молча, иногда поглядывая на Джона краем глаза. Ей совершенно было невдомек, почему новоприбывший гость молчит. Что это за странная манера неуважения к её персоне, как будто Джону вовсе не интересно её общество и новый город, который он видит. А между прочим это город под водой!!! Ни тебе похвалы, ни восхваления, ни кроткого раболепия, ни даже настырных просьб и истерики, он просто шел и молчал рядом. Такого девушка выдержать просто не могла, она была крайне раздражена, но не хотела демонстрировать этот эмоциональный сдвиг.
- Что же ты молчишь Джон Кейд? Или ты каждую неделю посещаешь подводные города? Может быть тогда поделишься их названиями?!
Джон и Сиатия шли по тусклым коридорам со стеклянным стеклом, которое казалось прочнее стали, поскольку не пропускало потоки воды там, где того не требовалось. Кейд мог наблюдать за жизнью глубинной флоры и фауны за ним, она в свою очередь вовсе не интересовалась незнакомцем за стеклом. Джон также мог лицезреть интересную систему водяных клапанов почти у самого пола, которые поочередно открывались и выливали воду в приятно переливающиеся ручьи, расположенные по обеим сторонам от теплой дорожки, по которой спокойной шли Сиатия и Джон. Удивительны были два факта: клапаны представляли своего рода мембрану и поставляли столько воды, сколько это было нужно, а пол был перекрыт от ручьев чем-то, что не давало постоянных испарений. Мембранные клапаны открывались поочередно с точным интервалом по времени и оставалось только дивиться, и догадываться, как и для чего работает вся эта конструкция. Да, и убранство коридоров удивляло не столько своими красотами, сколько гармоничностью всей архитектуры. Казалось, не было здесь чего-то лишнего и вычурного, стремящегося тыкнуть тебе в глаз именно собой, все было на своих местах и оттого вызывало чувство спокойствия и умиротворения в этом сонном полумраке.
Внешний вид коридоров

+3

8

Джон Кейд бесшумно ступал босыми ногами по тёплому полу, с интересом осматриваясь по сторонам - буквально пожирая взглядом окружающую обстановку. Страннику не раз доводилось видеть рыб, ловить их и - не под водой будет сказано - есть. Однако таких причудливых водных созданий, которые витали за стеклом этого коридора, Джон лицезрел впервые. Однако и внутреннее убранство Алирриума не было лишено занимательных деталей. Даже не говоря об общей элегантности дизайна, нельзя было не обратить внимание на искусственные ручьи, существовавшие за счёт системы клапанов то ли неизвестного механического, то ли магического характера. Рациональная часть сознания Джона тем временем пыталась упорядочить мысли, рассортировать вопросы - навести порядок, проще говоря. К счастью, умиротворяющая обстановка перехода этому способствовала.
- Что же ты молчишь, Джон Кейд?
Странник дёрнул головой, остановив взгляд на Сиатии. Эта фраза была одной из тех, которые Джон фиксировал, которые приводили к специфическим цепочкам ассоциаций, но сейчас ментальное пространство воина было слишком занято. Всё, что всплыло в голове - смогло, успело и уместилось - лишь заключение о том, что "её величество" не довольна молчанием гостя.
- Прошу простить меня, Сиатия, я залюбовался... - каждое лишнее мгновение этой паузы делало её всё более двусмысленной, поскольку в данный момент Джон смотрел на девушку, - пейзажем. Я никогда не видел ничего подобного. Лицезрение подводных просторов и их обитателей завораживает... и, признаться честно, немного пугает такого неискушённого наблюдателя, как я.
Джон кашлянул и отвёл взгляд.
- Что касается вопросов, у меня их много, и я несколько теряюсь в их количестве. Я хотел бы побольше узнать об этом удивительном месте и о вашем народе, но для начала мне хотелось бы уточнить, что случилось с командой и прочими пассажирами корабля, на котором я находился до того, как попасть сюда. [icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon][status]Oh shit, here we go again...[/status]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+2

9

Когда Джон запнулся на первой фразе, Сиатия несколько секунд с интересом смотрела на него в тишине морских глубин. Затем она уже не знала, что ей конкретно делать, а Джон как будто залип сам в себе. Девушке стало не то, что неловко, а скорее неопределенно скучно ожидать чего-либо, но тут Кейд отлип и закончил свою фразу. Сиатия в своей голове поставила галочку, что дала гостю слишком мало времени, чтобы оклематься после происшествия, которое с ним случилось. Она также отметила, что так не должны поступать хозяйки Алирриума и на будущее зареклась так делать. Что касается Джона, мало ли, какая проблема возникла у него при составлении фраз, может это эффект удушения под водой, о котором совсем забыла Сиатия, или же он ударился ей при падении. Многое может быть, но затем Джон начал связно изъяснять свои мысли и девушка мало мальски успокоилась, возобновив движение по коридорам, которое было прервано во время ожидания слов мужчины.
Когда Сиатия услышала слова похвалы и восхищения Алирриумом, она засеяла стократ и растянула губы в улыбке. Она была горда уникальностью и красотами своего города, и каждый раз, когда его хвалили, она чувствовала воодушевленный внутренний подъем.
- Хм... должно быть они мертвы, - заключила Сиатия так буднично, словно речь велась о сгнивших овощах, - если изъяснятся коротко, то я никого другого не видела, потому о судьбе тех, кто был с тобой ничего не знаю, - Сиатия остановилась в паре метрах от следующей двери и решила объяснить все Джону, смотря на его лицо, точно так же, чтобы и он видел её, - понимаешь Джон Кейд, как бы тебе объяснить? Наш город заключен не только в стены, которые ты видишь, но и в невидимый магический купол, который находится на отдалении в несколько сот километров. Этот купол поддерживает определенное давление, чтобы при попадании сюда через порталы, перемена давления не расплющила наших гостей. Ну, если они вдруг появятся. Система порталов питается, как и сам город питается от источника энергии, которые заряжается от водяных потоков. К сожалению, некоторое время назад порталы вышли из строя, но во время сильных штормов, вот как сейчас. За стеклом ты, конечно, не видишь бурных потоков, поскольку купол позволяет стабилизировать бурные потоки, дабы защитить город от возможных повреждений, но стабилизирует он их не на все сто процентов. Так вот, во время штормов, энергия города бьет через край и некоторые из порталов снова становятся активными, однако, их входная точка не регулируется и появляется в неизвестных мне местах. Посему тебе невероятно повезло, ведь я порой плаваю в шторм, чтобы при возможности, подобрать то, что может перенести сюда портал. И на этот раз этим чем-то был ты, - Сиатия закончила свой рассказ и посмотрела Джону в глаза, - о, не обижайся если я назвала тебя чем-то, я это без какого-либо контекста. В любом случае, я думаю, тебе придется здесь задержаться, а потому мы просто обязаны подружиться, не так ли?
Девушка вновь сверкнула глазами, как тогда, когда это было в комнате с бассейном. Она даже приблизилась к Джону, говоря эти последние фразы, но нахмурилась и прикусила уголок нижней губы.
- Ладно, Джон Кейд. Давай я уже покажу тебе наш город. но предупреждаю, некоторые наши жители не знают твоего языка. О, и еще, может быть немного ярко, - девушка говорила это в движении, подходя к дверям у которых они стояли. Меж тем, Джон мог заметить, что его одежда и волосы почти высохли.
Ослепительно ярок был свет за дверьми. На самом деле то было отражение от белого камня, которым и был выстроен город. Интерьер разительно отличался от внешних тихих коридоров. Здесь все было залито светом и шумящие алиррианцы наполняли его сотнями звуков, которые абсолютно были не слышны во внешних коридорах. Что сказать, Джону вообще могло показаться, что в городе никого нет, когда он шел по коридорам, но оказалось, что это не так. Красивейший белый город не имел ни одного окна, как можно догадаться, чтобы своим ярким светом не привлекать подводных жителей. Интерьеры его были строгими в основе и плавными в исполнении, журчали всевозможные фонтаны, которых здесь было несметное множество, а алиррианцы либо шустрили по каким-то своим делами, либо мирно отдыхали в тени своеобразных деревьев, которые скорее походили на некие искусственные кораллы. Порой город разбавлял свои белые стены простыми орнаментами, ровными линиями разных цветов, создавая тем самым утонченный минимализм. Алиррианцы были похожи на людей, но отличались высоким ростом, большими ушами, глазами, которые не имели зрачков. На шее у них присутствовали легкие линии, по три штуки на сторону, при ближайшем рассмотрении Джон мог понять, что это скрытые жабры, которыми они сейчас не пользуются. Он также мог отметить, что и у Сиатии есть такие же, однако, они были не видны под воротом её платья. Что касается одежд остальных граждан города, все они были одеты также практично, как и сама Сиатия. Удобные платья или костюмы с обязательно красочными, но не токсичными цветами. И каждый из алиррианцев носил на своем лице яркую косметику. Рай для дизайнеров, что можно сказать?
Сиатия повела Джона к высокому зданию, которое громоздилось над всеми остальными и величаво упиралось в самый потолок города, не было здесь более широкого и высокого здания, кроме того, оно стояло не застроенным другими постройками, и прекрасно вписывалось в интерьер, хоть и могло поглотить все внимание. Алиррианцы приветливо кланялись Сиатии и шепчась обсуждали Джона. Кто-то выглядел доброжелательно, кто-то презрительно, другие шутили по доброму или насмешливо. И дети, и взрослые, всем был интересен этот новый персонаж, который как и они ходил босиком, но держал подмышкой вещи напоминающие ноги.

+2

10

Краткая безэмоциональная констатация предположительного факта смерти всех присутствовавших на корабле настораживала. В мире было полно существ, которым глубоко плевать на человеческие жизни. Что уж там, в мире было полно людей, которым плевать на человеческие жизни. Однако Сиатия спасла воину в чёрном жизнь, и теперь он невольно начал размышлять над возможными неочевидными причинами этого поступка - прагматичными или импульсивными, меркантильными или социальными, но не особенно благородными. Сиатия рассказала о порталах, питаемых силой бурных потоков, или что-то в этом роде. Итак, шторм обогащает не только прибрежных жителей, но и подводных. Приносит и мусор, и что-нибудь полезное. Может вышвырнуть на берег, например, ничего не подозревающую рыбёшку. Она будет барахтаться в агрессивной для неё среде, пытаясь вернуться. Когда наземные жители бросят рыбёшку в воду, она посчитает себя спасённой... хотя её всего лишь хотят доставить к столу максимально свежей. Циничная мысль плохо сочеталась с образом Сиатии, но Джон прекрасно знал, что не все демоны носят на голове рога. Чего он старался не делать, так это поспешных выводов. Лишь держал в голове все варианты.
Снова эта странная краткая пантомима. Сиатия как будто ожидала кодовый ответ на кодовое слово, которого Джон не знал, так что мог только чуть сдвинуть брови. Впрочем, девушка, как и в первый раз, продолжила, словно ничего не произошло. Перед странником распахнулись двери, захлестнув его светом и звуком, как будто Сиатия открыла новый портал, но на этот раз в настоящий оживлённый город. Лишь подняв голову, можно было заподозрить, что город этот находится не на поверхности земли. На несколько секунд Джон забыл обо всём, что было у него на уме прежде, лишь смотрел на окружающее великолепие, когда глаза привыкли к яркому свету. Как упоминалось выше, не все мимические действия Сиатии были понятны, однако её реакция на похвалы в адрес Алирриума были ясны как день, так что на этот счёт Джон мог не скупиться, поскольку это место действительно заслуживало похвал.
- Не припомню, чтобы я видел столь прекрасный город на суше, - ёмко заметил Джон, с неподдельным эстетическим удовольствием глядя на строения вокруг. Когда двое прошли часть пути и гость частично насытился видами, он негромко спросил, повернув голову к Сиатии: - У вас не часто бывают гости с поверхности? - А затем, обратив внимание на одеяния прохожих, уточнил: - Почему вы носите одежду, но не обувь? И откуда... как наш язык стал вам так хорошо известен? [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+2

11

Офф: пост написан при участии игрока.
Он:

- Да, не часто Джон Кейд, я думаю, объяснять почему, не нужно?!
Девушку поставил в тупик следующий вопрос Джона, она покосилась на него со сдвинутыми бровями и даже пожала плечами.
- Ну, мы же не рыбы, чтобы ходить голышом? Я могу задать тебе тот же самый вопрос. Что касается обуви, разве тебе неприятно тепло наших полов?
Затем Сиатия услышала хороший по её мнению вопрос и смилостивилась над Джоном, отвечая без лишней надменности, скорее как лектор на занятиях.
- Это длинная история Джон Кейд, ты сможешь ознакомиться с ней чуть позже. Но если вкратце, ты не первый человек, который нас посещает. Я как глава этого города обязана знать язык чужестранцев, собственно, как и некоторые из приближенных мне советников, но большая часть нашего народа не учит ваш язык. Никто не ответит тебе должным образом, - и впрямь, Джон слышал совершенно другую речь из уст тех, кто обступал и кланялся Сиатии и разглядывал самого Джона.
Так они и дошли до самой помпезной и высокой постройки города, которая была встроена в его стену, а перед ним лежал неимоверно длинная площадь из белого камня, оканчивающаяся треугольной лестницей из нескольких ступеней. К удивлению Джона, он мог наблюдать безупречную чистоту камня, который не был запятнан ничем посторонним. Возможно, это еще один плюс к аргументу ходьбы босиком? Пока Джон и Сиатия шли за ними увязалась приличная толпа. Алиррианцы обступали эту пару и с интересом перешептывались, но выглядели вполне дружелюбно - улыбались и старались лишний раз не пялиться, чего не делали изначально. Из дворца к Сиатии вышел конвой, сопровождавший трех персон. Конвой был одет в более плотную одежду, похожую на тонкие доспехи и держал при себе странное оружие, напоминающее скрещенные с чем-то алебарды, но не такие длинные. Трое незнакомцев: пожилой алиирианец, девушка и мужчина с сединой в волосах, однако, не добравшийся до преклонного возраста, шли рядом и остановились, когда Сиатия подошла к ним.
- Здравствуйте, - тихо и мирно сказал старик, - хозяйка Сиатия, вы привели к нам сухопутного гостя?
- Как видишь Вистас - это так! Его имя Джон Кейд, он из...
Сиатия посмотрела на Джона, совершенно забыв, что не спрашивала его об этом ранее и дождалась ответа, после чего перевела взгляд на троицу и продолжила:
- Пока он здесь, он считается нашим гостем.
- Конечно, хозяйка Сиатия. Добро пожаловать в Алирриум, - Вистас замолчал и уставился на Сиатию, ожидая позволения продолжить, но слово взял мужчина стоящий рядом с ним.
- В наших краях уже давно не было гостей, мы будем приятны для вашего прибытия здесь, - сказал мужчина и положив кулак на грудь, наклонил голову, однако, не сводил взгляд с Джона.
- Прости Муэртэ, он плохо знает наземный язык, - как-то буднично сказала Сиатия, Муэртэ на эти слова не отреагировал.
- Познакомься с моей младшей сестрой - Милатис, - указав на миловидную миниатюрную девушку, которая была изрядно намазана косметикой и носила довольно необычайный, отличающийся от всех других черно-белый наряд, Сиатия улыбнулась ей и та подбежала, чтобы обнять старшую сестру.
- К сожалению, она не знает наземного, но она рада принимать гостей, - девушка уставилась своими большими глазами на Джона и улыбнулась, казалось, однако, будто она вовсе не говорит.
- А где же Таром, он будет рад увидеть такого же пришельца, как и он сам.
- Как обычно, в библиотеке хозяйка Сиатия, - улыбнулся Вистас.
- Ну, что ж, пойдем Джон Кейд? Я познакомлю тебя с твоим соплеменником? Кажется, так говорят?

+3

12

- Его имя Джон Кейд, он из...
- Издалека, - невозмутимо закончил за Сиатию Джон. Он в достаточной мере отошёл от незабываемого экзистенциального опыта утопления и уже мог соображать и подбирать слова с обычной скоростью. Окинув взглядом аристократическую троицу, воин в чёрном не мог не обратить внимание на стражей, на их облачение и вооружение. Броня тонкая, но не стоит этим обольщаться. Неизвестные на суше материалы, магические приёмы - что угодно.
Своеобразие высказывания Муэртэ ничуть не смутило Джона, он почтительно кивнул мужчине в ответ. Милатис вообще не знала языка, но так же была приветлива, и Джон улыбнулся ей в ответ. Может быть, это имели в виду те, кто говорил, что когда-нибудь я окажусь в лучшем мире, - мысленно хмыкнул Джон, но затем эта мысль зашла повторно и попросила, чтобы к ней отнеслись хоть немного серьёзней. Я всё-таки погиб при кораблекрушении? Или тронулся умом? Может быть, лежу в постели, весь перебинтованный, и брежу?
Вопросы повисли в воздухе ментального пространства странника, а сам он отвлёкся на упоминание о "соплеменнике". По большому счёту ничего захватывающего в самом обыкновенном человеке с суши не было по сравнению с абсолютно всем остальным в этом месте, однако сознание (или подсознание) Джона не отказалось бы сейчас от человека, с которым можно обсудить Аллириум "на одном языке". В переносном смысле, поскольку Сиатия отлично знала принесённый демонами на континент язык. Такой человек, пробывший в Аллириуме некоторое время, мог поделиться ценной информацией, которую аллирийцы не то чтобы не знали, но не посчитали бы нужным сообщать или просто забыли бы упомянуть. Нечто вроде "Не ешь те креветки в зелёном соусе - аллирийцы их любят, но на вкус они как дерьмо". "Эта розовая вода на столе не для питья". "Салфетки для красоты, рот вытирают скатертью". "Они дождутся, пока ты уснёшь, освежуют тебя заживо, разделают и скормят рыбам, а из твоих костей сделают музыкальные инструменты, так что пытайся сбежать при малейшей возможности". "Рукопожатия не в ходу - при встрече просто кивай".
- Ну, что ж, пойдем, Джон Кейд? Я познакомлю тебя с твоим соплеменником? Кажется, так говорят?
- Да, - кивнул Джон. - С удовольствием с ним побеседую.
Странник двинулся в библиотеку вслед за Сиатией, держа в голове, что "соплеменник" может оказаться буквально кем угодно, и встреча может получиться не самой приятной, но надеясь, что проблем не возникнет. [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

0

13

Алиррианцы поклонились Сиатии и её гостю и начали расходится по своим делам, только дети еще стояли и поглядывали немного, но их вскоре забрали с площади. Процессия из стражи, придворных советников, младшей сестры Сиатии, её самой и Джона двинулась к замку. Внутренние помещения с высокими потолками и громогласным эхом, впечатляли красивейшими фресками, которые украшали широкие потолки. На стенах же превуалировал минимализм, но вдоль них стояли прекрасные статуи, словно ожившие алиррианцы смотрели на проходящих и каждый из них рассказывал свою историю. Многие встречающиеся вещи были выполнены из камня и казалось, стояли здесь десятилетиями, словно, найдя свое место навеки вечные. Процессия встречала слуг, кланявшихся Сиатии и получала объяснение от советников о том, кто есть этот новый человек. Стража встречалась не часто для подобных хором, но всякий раз они отдавали честь, вставая по струнке смирно, держа при себе все те же странные "алебарды" с каким-то отверстием на наконечнике древка, выполненного из неизвестного материала.
И вот, наконец, процессия подошла к воротам в библиотеку. Стража отворила их и Джон увидел высокие каменные стеллажи с множеством стальных скрижалей медного цвета. Среди этого богатства где-то вдалеке находился лишь один человек, который увлеченно перебирал несколько скрижалей на подготовленном столе и подносил странный предмет, похожий на перо к стали, на котором тонким синим лучиком со странным жужжащим звуком, вырисовывал новые письмена.
Когда Сиатия и остальные подошли к нему, он все еще рассматривал скрижали и не придавал пришедшим никакого значения. Это был мужчина-человек в глубоком возрасте, аккуратно подстрижен и побрит. Черты лица его, все еще, были красивы и морщины нисколько не испортили его. Он был одет в фиолетовый балахон с редкими прямоугольным вставками золотистого цвета. Балахон этот скрывал некогда крепкую фигуру, которая постепенно теряла мышечную массу и приобретала легкую сутулость плеч и спины из-за сидячего образа жизни.
- Таром, ну, погляди же на меня, милый.
Таром с неохотой поднял глаза, которые выражали легкую неприязнь. Затем он заметил Джона и прищурился, будто не веря увиденному. Казалось, он сначала вдохновился, но быстро унял свой порыв, после чего произнес:
- Добро пожаловать в Алирриум путник, считай твои дни здесь и закончатся, - Сиатия расхохоталась на эти слова, другие же просто пожимали плечами и поулыбались, чтобы не выглядеть глупо (хотя, они выглядели).
- О, Таром, ты как всегда умеешь произвести неизгладимое впечатление. Прости, его Джон Кейд, он любит излишний драматизм.
- Джон Кейд значит?
Подойдя к Джону, Таром взглянул на него поближе и протянул ему руку.
- Ты тоже назвался полным именем? Его зовут просто Джон хозяйка Сиатия, Кейд это фамилия.
- А? Да? Ты же знаешь, я не привыкла к этому, у нас только у правителей есть привычка сокращать свои длинные регалии.
- Ну, чем собираешься заняться?
Сиатия снова расхохоталась.
- Хочешь, чтобы я оставила его тебе на какое-то время? Ты, наверное, соскучился по суше, хочешь о многом его расспросить? Я бы тоже не была против послушать его истории, но уважаю ваш момент вынужденного "родства".
- Я вовсе не против вашего присутствия хозяйка Сиатия, но я мог бы подготовить Джона к официальной стороне жизни в Алирриуме.
- Ах, ну, ясно, ясно старый лис. Что ж, Джон К.. просто Джон. Вы хотели бы пообщаться со своим соплеменником какое-то время? Потом он сможет привести вас к нам или попросить об этому стражу?!
Внешний вид Тарома

+3

14

Джон Кейд шагал сквозь замок в сопровождении уже известных представителей правящего класса Алирриума, осматривая внутренне убранство переходов, великолепные фрески, мастерски выполненные статуи, а также слуг и стражников, то и дело появлявшихся на пути. Старые привычки остаются надолго - Джон Кейд не только запоминал дорогу вместе с боковыми неиспользованными в данный момент ответвлениями, но заодно вёл подсчёт стражников, пока те отдавали честь. В Алирриуме и в замке в частности впечатляло буквально всё - библиотека не стала исключением. Джон уже и не ожидал увидеть что-либо менее величественное. В морских глубинах камней, по-видимому, было более чем достаточно, а их транспортировка и обработка для алиррийцев была не самым сложным делом - даже книжные полки здесь были каменными и хранили на себе металлические скрижали вместо книг. Как Джон увидел буквально через минуту, тексты на пластинах не царапали и не выбивали - для их нанесения использовали артефакт, порождавший то ли магическую энергию, то ли высокотемпературное пламя, однако столь тонкой и управляемой струёй, что это не могло не вызывать любопытства. Однако наблюдение за обработкой скрижалей Джону пришлось прервать и обратить своё внимание на субъекта этой обработки - упомянутого Сиатией "соплеменника". Это был старик, но седина, морщины и балахон скрывали былую силу и здоровье, ещё не покинувшие его до конца. Джон поставил бы на то, что Таром когда-то был человеком физического труда или даже воином. С той же жадностью и вниманием, с которыми Джон впервые осматривал подводный город, но теперь скрытыми за маской обычного спокойствия, воин в чёрном глядел в глаза старика, улавливая малейшие его мимические движения - они, в отличие от многих выражений Сиатии, были априорно более понятны.
- Добро пожаловать в Алирриум, путник, - проговорил Таром, - считай, твои дни здесь и закончатся.
Джон сузил глаза, не отрывая взгляда от старика, пока Сиатия смеялась где-то на фоне. Можете считать, что у меня плохое чувство юмора, если хотите... но мне совсем не нравится такое приветствие.
- Джон Кейд значит? - уточнил Таром, когда Сиатия представила ему гостя.
Джон кивнул и пожал протянутую руку старика, оценив его рукопожатие в купе с уже отмеченными особенностями его телосложения. На следующий вопрос Джону не представилось возможности ответить, так как Сиатия снова засмеялась - что во второй раз вызвало у Джона ещё большее напряжение - и предложила двум детям суши побеседовать без лишних ушей. Оружейник был совсем не против такой возможности и, хотя Таром дипломатично не стал настаивать на уходе Сиатии, та всё же была готова удалиться.
- Я был бы вам признателен за такую возможность, - сказал Джон, наконец повернувшись к Сиатии и кивнув ей. - Мы немного поговорим о своём, наземном, а затем я вернусь к вам и буду рад как развлечь вас своими рассказами, так и послушать ваши истории.
С лёгкой улыбкой Джон пронаблюдал за тем, как Сиатия удалилась со всей своей свитой, оставив двух людей наедине, и подождал ещё немного после того, как закрылись двери в другом конце библиотеки. Когда воин в чёрном повернулся к Тарому, улыбки на его лице уже не было. Серые глаза снова впились во взгляд старика.
- А теперь коротко, но ёмко, - что здесь на самом деле происходит? [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+2

15

Сиатия не стала утруждать себя долгими прощаниями, она головой поклонилась Джону, что сделали и другие, а затем не снимая улыбки с губ, ушла из библиотеки. Все последовали её примеру, кроме младшей сестры, которая с интересом разглядывала двух стоящих мужчин, а затем её позвал Вистас и она поспешила за процессией вприпрыжку. Таром при уходе Сиатии встал, а теперь мог позволить себе сесть, что и сделал.
Такие же серые глаза, как и у Джона, взглянули на него, как на идиота.
- А что здесь на самом деле может происходить?
Недовольно пожал он плечами.
- Можешь располагаться, это твой дом на ближайшие годы, если не захочешь попытать удачу и умереть под тоннами воды, - Таром взглянул на свои скрижали, затем зажмурился и выдохнул, - ладно, прости за столь недружелюбный прием, просто меня отвлекли от важной работы, да и я еще раз напомнил себе, что пути из Алирриума нет. Нет, нет, ты не подумай, что здесь плохо. Как раз наоборот, здесь все очень хорошо. Лучше не бывает. Я в жизни более идеального места не встречал. А я гляжу ты воин, каким когда-то был и я. Так вот тебе здесь кулаки не почесать, хотя...
Таром задумался и даже ухмыльнулся от своей мысли.
- Только если ты не захочешь спарринговаться со мной, почту за честь, я уже и не помню, когда держал в руках меч. Э-э-эх, это место настоящий ад для воина. Вот посмотри на меня, чем я занят? Подрядился в библиотекари...
Таром упал лицом в свои ладони и тяжело выдохнул.
- Сражался за морями во имя Демона, а теперь вот...
Таром поднял голову и посмотрел на Кейда.
- Глупец, что был до тебя давненько нас посещал, как там Величайший, мы уже захватили все известные земли, кроме этого Демоном забытого места?

+3

16

Джон Кейд позволил себе немного расслабиться. Немного. Он услышал от старика далеко не худшее, что можно было предположить относительно положения дел в Алирриуме. Впрочем, возможно, услышал не всё. Пути из Алирриума нет. Что-то мне это напоминает. Ладно, разберёмся.
Таром подтвердил мысленное предположение Джона о прошлой принадлежности старика к воинской братии - тот даже высказал готовность устроить спарринг, однако следующая порция информация заставила Кейда буквально застыть на месте. Его глаза остекленели. "Сражался во имя Демона" - многократно повторяющимся эхом звенело в голове Оружейника. "Как там Величайший?" Избрал ли старик такое название для Демона потому, что почитал его, или потому, что видел в своём госте предположительного его приспешника? Или же просто по привычке... Джон Кейд одарил Тарома долгим тяжёлым взглядом.
- Похоже, ты здесь и в правду очень давно без гостей, - безэмоционально проговорил Джон. Ни подслащивать пилюлю, ни замалчивать факты только из-за того, что Таром был стариком, который, вероятнее всего, действительно никогда не покинет Алирриум и вряд ли доживёт до следующего гостя с суши, воин не собирался. - Даха`аг пал. Восемнадцать лет назад. - Голос Джона прозвучал как удар кладбищенского колокола. Трудно был понять наверняка, какие эмоции испытывает воин в чёрном относительно гибели Демона, однако было несложно догадаться, что нечто в этом разговоре не оставило его равнодушным. - Большая часть континента освобождена от демонского правления, хотя некоторые земли ещё остаются во власти низших демонов, пытающихся удержать свои позиции в войне против освободительных движений.
Джон отвёл взгляд в сторону, скользнул им по металлическим скрижалям на каменных полках.
- Если всё так, как ты говоришь, у нас ещё будет время обсудить ситуацию на суше: тебе - поведать о своих боях, а мне - рассказать о нынешнем положении дел, - отметил Джон, обозначая этим, что в первую очередь он хотел бы поговорить о другом. - Уверен, ты понимаешь, что я не горю желанием оставаться здесь до конца своих дней, которые при таком образе жизни наступят очень не скоро, даже если это лучшее место в мире, поэтому мой интерес закономерен. - Кейд вновь обратил внимательный взгляд на старого воина. - Ты ведь искал выход отсюда. Наверняка выяснил всё, что можно, об этом месте. Я буду признателен, если ты введёшь меня в курс дела, но более всего я хотел бы понять твою уверенность в невозможности вернуться на сушу.
Джон понимал, что из большинства правил есть исключения, но если в город можно войти, значит, из него можно и выйти, пусть это и окажется более сложным делом. Алиррийцы точно выходили наружу. Что касается давления... Мы оба как-то пережили попадание сюда. Хотя да, не удивлюсь, если объяснение снова в этих "буревых порталах". И, конечно же, они работают в одну сторону, как... клапаны. Этот вопрос имеет смысл изучить подробнее. Но даже если нельзя выйти тем же путём, которым мы зашли, как насчёт... скажем, толстой металлической сферы. Она сможет удержать давление толщи воды от соблазна раздавить наши тела? Джон подумал об артефакте, с помощью которого Таром писал на скрижалях, а также о клапанах, обуславливающих работу ручейков в проходе, ведущем к городу. Нет, вопрос здесь, как мне кажется, не в фактической возможности или невозможности покинуть город и добраться до суши. Вопрос в желании или нежелании алиррийцев помочь нам.
- И да... ты упомянул какого-то глупца, - напомнил Джон. - Расскажешь его историю? [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

17

- Похоже, ты здесь и в правду очень давно без гостей?!
- Почти двадцать три года, - сухо сказал Таром, а после того, как Джон обрушил на него новость, он широко раскрыл глаза.
- Э-это невозможно, - он вскочил со стула, чуть ли не крича, но тут же уняв свой дрожащий голос.
Таром смотрел на Джона, как на самого последнего лжеца, но вид его собеседника, заставил мужчину понять, что тот не врет. Таром развернулся к Кейду спиной и отошел подальше, что-то механически делая на другом столике.
- Невозможно, невозможно, - шептал он сам себе, пока Джон не перебил его своей следующей репликой.
Таром перестал перебирать вещи руками и стоял так несколько долгих секунд, затем он потер свое лицо рукавом балахона и развернулся к Джону.
- Ничего я тебе рассказывать не стану, мне хватило и того глупца. Вся информация в этих.. книгах, называй их как хочешь. Общий справочник на столе, поможет найти тебе бесполезную информацию. И нет никакой истории, глупец полез в воду, потому что соскучился по ячменному пиву и лярвам в кабаках. Некоторые люди просто не приспособлены для лучшей жизни, - грубо сказал Таром и вскинул голову вверх, смотря теперь на Джона слегка влажными глазами, после чего он двинулся влево, коротко бросив:
- Не беспокой меня, я не желаю общаться, - и вышел через небольшую дверь, которая вела неизвестно куда?

+2

18

Пост написан в соответствии с информацией, предоставленной мастером игры.

Джон Кейд с непроницаемым лицом внимал словам ошеломлённого Тарома, не перебивая его, и молча пронаблюдал, как старик покинул помещение. Ещё несколько секунд Джон стоял неподвижно, словно был одной из тех искусно выполненных статуй алиррийцев, а затем наконец сморгнул и повернул голову к столу, за которым буквально пару минут назад Таром спокойно работал, не зная ни о госте с суше, ни о падении Демона.
- Мда, - вздохнув, едва слышно произнёс Кейд. Реакция старика позволяла с большей вероятностью предположить, что тот действительно был предан Даха`агу и доволен прежним режим, хотя это было не обязательно. За мыслями о старом воине демонских армий и почему-то о ячменном пиве Джон, лишь полностью обойдя стол, задумался о письменности, которая могла быть использована в текстах скрижалей. Сиатия и некоторые другие алиррийцы знали язык, принесённый на континент вместе с тиранией Даха`ага, однако едва ли переводили на него свои записи. Развить мысль Джон не успел, так как его взгляд уже упал на так называемый справочник - нефритовую скрижаль, испещрённую символами, не утруждающими себя предоставлением страннику с суши какой-либо информации. Едва заметно поморщившись, Джон пробежал глазами по скрижали и всё-таки наткнулся на знакомые знаки в понятном порядке. "Переведено иноземцем Таромом", - многообещающе сообщала надпись, после чего уточняла год своего появления на подводный свет и, очевидно, раздел. Ну, это уже что-то, - мысленно заметил Джон, которого вовсе не прельщала перспектива убеждаться в полной бесполезности этой библиотеки для человека, не владеющего алиррийским. Хорошенько запомнив обозначение раздела, Джон Кейд двинулся на поиски среди каменных полок. Ему пришлось пересечь не один проход и подняться не на одну лестницу, но в итоге поиски увенчались успехом. Оружейник обнаружил множество скрижалей на знакомом языке - надо думать, плоды десятков лет пребывания Тарома в Алирриуме, или по крайней мере части этого времени. Надеюсь, старик, ты записывал что-нибудь полезное, а не вёл учёт новых блюд, съеденных на завтрак, обед и ужин. Джон не стал тащить скрижали к столу, а принялся читать их прямо у полки.
Текст создавал впечатление своеобразного дневника путешественника. Таром писал о своём появлении в Алирриуме, причём так, что иные крестьяне с большей эмоциональностью докладывали бы о количестве посеянного за последний год зерна. Можно было предположить, что Таром вёл записи много позже своего появления в городе, когда впечатления сильно сгладились. В последующее описание особенностей языка алиррийцев Джон поначалу попытался вникнуть, однако на самоучитель или словарь описание не тянуло, так что странник прочёл по диагонали и добрался до встречи Тарома с Сиатией. Здесь текст будто бы прерывался, со следующей скрижали Таром переходил к родословной Сиатии. Таром утверждал, что местную правительницу назвали в честь прапрапрапрабабушки (Джон решил не утруждаться подсчётом "пра"), запечатлённой на картине "Похищение Сиатии Тараном", датированной 320 годом до э.Д., которую сам Таром видел когда-то в княжестве Бертад. На последующем рассказе о Сиатии и её сестре Джон всё же поморщился - текст не содержал практически никакой смысловой нагрузки, однако изобиловал помпезными эпитетами нескрываемого восхищения. Родословная по версии Тарома на этом оканчивалась - о родителях Сиатии не было сказано ни слова, и Джон снова усомнился, все ли скрижали стоят на своих местах.
Воин в чёрном уже сидел на полу, подперев голову левой рукой и прикидывал, сколько ещё он выдержит прежде, чем вышвырнет эти бесполезные куски металла в ближайшее окн... ах, да.
Вздохнув, Джон продолжил читать об устройстве светской жизни Алирриума - о занятиях подводного народа и предназначенных для этого помещениях. Внимание странника было привлечено системой каналов - в своём описании Таром предполагал, что каналы используются для целей, более важных, чем декоративные, однако старик не был допущен на нижние уровни, так как не был специалистом в соответствующей области. И снова мысль была будто оборвана. В рассказе о порталах Таром передал то, что Джон уже слышал от Сиатии, а также добавил туманное упоминание возможности доплыть к порталам, не будучи алиррианцем. Сами алиррианцы, согласно записям Тарома, могли плавать под водой, изменяя своё тело с помощью старой наследственной магии. Далее в тексте упоминались неиспользуемые подводные судна, расположенные на давно затопленных уровнях - Таром сообщал, что никто из пытавшихся не смог ни воспользоваться таким судном, ни вернуться назад после попытки. "Нет никакой истории," - раздражённо отрезал голос Тарома из недавнего воспоминания. - "Глупец полез в воду". Джон отложил скрижаль и провёл рукой по лбу. "Соскучился по ячменному пиву". Следующая скрижаль давала крайне скудную информацию о гостях с суши. Их было не так уж и мало - не два и не три за все эти годы, но описание ограничивалось несколькими сухими фразами, включавшими указание на род деятельности и причину смерти. Ничего выдающегося. "Некоторые люди просто не приспособлены для лучшей жизни".
Пришествие стражи отвлекло Джона от исследовательских изысканий в библиотеке, но он и сам, по правде говоря, был не против прекратить, хотя бы на время, это утомительное и малоинформативное чтение. К тому же, странник был голоден - с этим трудно спорить. Так что, убрав скрижали на места, Джон поднялся, отряхнулся и последовал за стражниками к столу, где его ожидала... один из эпитетов, данных Таромом Сиатии, невольно всплыл в голове, и Джон едва удержался, чтобы не поморщиться. [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

19

Двое стражников повели Джона по знакомым коридорам. Их путь не был коротким, но и не был длинным, как раз в самый раз, чтобы задуматься, что пора бы уже придти и, вот тут, они приходят к месту назначения. Двое стражников кивнули тем, что стояли у высоких дверей, синхронно развернулись и ушли на свои посты. Двое новых стражей, поприветствовали Джона кивками, затем один из них развернулся к дверям, которые скорее напоминали ворота в замок и коснулся рукой стены. Двери распахнулись без помощи рук и Джону было предложено пройти внутрь, а точнее наружу, так как выходили двери к открытому пространству, напоминающее подводный сад. Многие растения больше походили на камни или находились в специальных колбах, к которым были подведены уже знакомые Джону ручейки. Когда Кейд двинулся по саду, он встречал официантов, которые указывали ему, куда нужно следовать. Кейд мог лицезреть действительно красивый сад средь белого камня, слышать радостные разговоры на незнакомом языке где-то вдали, и наслаждаться свежим воздухом с легким запахом морской соли. Что ж, санаторий Алирриум был что надо!
Когда Джон пришел к месту указанному официантами, он увидел площадку к которой вела лестница из белого камня, ступени её были такими широкими, что на них можно было сделать два свободных шага. По краям лестницы были установлены разного рода табуреты, кушетки и лежанки, на которых восседали праздные алиррианцы, поедающие разного рода еду и запивающие необычными напитками. На площадке восседали самые приближенные к Сиатии алиррианцы, которые расположились полукругом, но так, чтобы не загромождать проход к лестнице, которая была свободна по центру. Сиатия восседала на кушетке полулежа, а над головой её на каменной сетке росли красивые неизвестные Джону цветы, заключенные в своеобразные каменные раковины. Поскольку Джон пришел справа от лестницы, она находилась по его левую руку, а прямо перед ним была выставлена круглая площадка с белоснежным песком. На этой площадке стояла пара алиррианцев, одетых в большие разукрашенные маски с устрашающим видом. Торсы их были обнажены, а вместо обычной одежды они носили набедренные повязки и некие аксессуары выполненные из водорослей. В руках артистов были уже знакомые Джону копья и щиты. Замысловато танцуя, они отточенными движениями демонстрировали свое мастерство под улюлюканья толпы и мерный звук барабанов, издаваемых с другой, от Джона, стороны площадки.
Когда Джон показался, его тут же заметила Сиатия и махнула ему рукой, подзывая к себе. Тут же к Джону подошло двое слуг, которые получили распоряжение от своих коллег, стоящих на каждой ступени широкой лестницы. Джона подвели к центру лестницы и раскланявшись отошли, теперь ему предстояло самому пройти путь до Сиатии и её свиты, он находился у всех на виду, барабаны стали играть тише, танцоры остановились.

+3

20

Джон отметил синхронность разворота сопровождавших его стражников и кивнул двум новым, охранявшим очередные ворота. Очередная магия? - подумал Джон, пронаблюдав, каким манером стражник заставил двери открыться. - Или причудливые механизмы? Возможно, и то, и другое.
Джон шагнул через проход, и вновь всё его внимание было захвачено сменившимся окружением. Виды подводного города не переставали изумлять и восхищать воина с суши. На мысленном сером полотне с парой линий продолжающих друг друга коридоров и зачатков ответвляющихся ходов появилась обширная зона, обозначенная как сад. Зона это очерчивалась и расширялась по мере того, как Джон двигался вперёд, хотя большая часть его сознания была занята созерцанием. Каменистые растения снабжались водой с помощью уже знакомой, но всё такой же диковиной системы потоков и клапанов, напомнившей страннику о записях Тарома, где тот подозревал нечто большее, чем просто подачу воды, скрывающееся за этой системой. Служители дворца с готовностью указывали Джону направление, воин кивал им и шёл вперёд, осматриваясь по сторонам и с удовольствием вдыхая морской возд... "Сделай что-нибудь с этим, мать его демоном, шкотом!" - прокричал приглушённый голос из воспоминаний Кейда. "Капитан!". Джон тряхнул головой, но хмурое выражение успело коснуться его лица. Джон продолжил свой путь и вскоре достиг скопления алиррианцев, расположившихся по краям круга, в центре которого бились двое в масках и набедренных повязках. Под звук барабанов двое кружились, атаковали друг друга копьями и защищались щитами. Бои на потеху публике... Тарому должно было понравиться. Коричнево-серая грязь мелькнула перед мысленным взором Джона. Хотя нет. Такая постановочная схватка вряд ли заинтересовала бы старого демонского приспешника. Брызги грязи возникли буквально на мгновение. Он, наверно, предпочёл бы немного другие бои. Грязь была самой сутью окружающего пространства. Она поблёскивала от падавшей на неё с небес воды. Это трудно было назвать дождём. Скорее морось, которая даже не старалась смыть грязь с кожи, а была лишь дополнительным мешающим фактором.
Джон смотрел, как двое алиррианцев уверенно ступают на плотный белый песок.
Смоченная дождём грязь скользила под ногами. Она заставляла уделять ей не меньшее внимание, чем противнику, и добавляла бою той самой специфической зрелищности, которую хотели видеть те зрители.
Алиррианцы чёткими известными друг другу движениями кололи копьями и закрывали щитами. Одинаковое оружие, одинаковая комплекция.
В последнюю секунду молодой Оружейник дёрнулся в нужную сторону, и десятикилограммовая булава с хаотично торчащими из неё шипами ударила в нескольких сантиметрах от головы воина, разбрызгивая грязь во все стороны. Джон лишь зажмурил глаза перекатился вбок - он уже и так был весь в грязи.
Копьё, щит, копьё, уклонение. Алиррианцы как будто исполняли агрессивный танец, двигаясь синхронно друг напротив друга по белоснежному песку и делая красивые выпады.
"Вскочил" - слишком громкое слово для той ситуации, отражающее лишь скорость движения. Так или иначе, разгребая грязь руками и ногами, не задумываясь о внешнем виде своих движений, Оружейник оказался то ли на корточках, то ли на четвереньках и, сжав зубы от пронзившей предплечье жгучей боли, сиганул вперёд, вонзая только что возникший в руке нож в бледную заляпанную грязью ногу шириной почти с талию Джона. Пока этот держатель булавы ревел, как больной ларингитом лев, Оружейник проскользил по грязи дальше, вырывая нож с лоскутами плоти и брызгами чёрной крови, кое-как распрямился и, вскинув руки над головой, вонзил нож где-то под лопаткой противника.
Наблюдавшие за кругом белого песка алиррианцы задорным улюлюканьем подбадривали воинов и выражали свою увлечённость показательным боем, пока двое в набедренных повязках продолжали свой танец.
Массивная бледная рука с силой махнула куда-то назад, и тыльная сторона бледной ладони с размаху влепила разом по лицу, шее и плечу Оружейника, отбрасывая его на пару метров и снова роняя в грязь под взрыв омерзительного хохота и воплей толпы. "Размажь его! Выдави ему глаза!" - орали особые ценители зрелища, пока бледное восьмисоткилограммовое создание разворачивалась и искало своими маленькими глазами противника.
Джон Кейд тряхнул головой и провёл рукой по лицу, отводя взгляд от алиррианских воинов-танцоров. На глаза страннику попалась Сиатия, полулежавшая на одной из кушеток на возвышении и некотором отдалении от места представления. Правительница взмахом руки подзывала Джона к себе.
Что случилось с командой?
"Хм... должно быть, они мертвы".
Стараясь расслабить порывавшиеся сдвинуться и опуститься брови, Джон двинулся к Сиатии. "Некоторые люди просто не приспособлены для лучшей жизни", - снова напомнил голос Тарома из недавнего воспоминания. Да, точно... Видимо, это про меня. Просто не приспособлен для Алирриума.
К возвышению, где располагалась правящая семья, вела широкая лестница - одна из тех, которые Джон всегда недолюбливал, с широченными ступенями. В представлении странника искусственно проложенный путь должен либо позволять тебе идти прямо, либо содержать ступени, на которые нужные вскидывать ноги при каждом шаге. Дорога, предоставлявшая по одной ступеньке каждые три шага, требовала особого, перемежающегося ритма и этим раздражала. Хотя смысловая нагрузка у такого построения лестницы всё же была - по её краям стояли различные предметы мебели для сидения или лежания, чем и занимались располагавшиеся на них алиррианцы. Шагнув на первую ступень, Джон обнаружил, что внимание окружающих переключилось на него. Даже танцоры приостановили свою пародию на битву в стиле дворянских дуэлей и смотрели на воина в чёрном, которому теперь предстояло вышагивать по центру этой нелепой лестницы. Даже незримые барабанщики, хоть и не забыли, за что получают деньги, снизили громкость своей игры. Джон тоже приостановился и окинул взглядом окружающих алиррианцев, слегка приподняв левую бровь. После он совершил неопределённый жест, означавший то ли всеобщее приветствие, то ли предложение продолжать и не обращать на гостя внимание, после чего зашагал вперёд и вверх, глядя лишь прямо перед собой.
- Прошу прощения, что помешал, - негромко сказал Джон, когда наконец достиг вершины лестницы и оказался рядом с правительницей. - Честно говоря, я не ожидал... такого. [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+2

21

Все пристально смотрели на Джона все то время, что он шел по этой неудобной лестнице. Откровенно пялились, чего уж там. В конце концов он добрался до верха, естественно не без труда, но с его противником лестницей он справился лучше, чем могли многие. Наверное, потому Сиатия любезно встала со своей кушетки, чтобы поприветствовать Джона самостоятельно. В эту минуту могло показаться, что молчание аллирианцев усилилось в разы. Они все как единый организм встали со своих мест и наблюдали за своей хозяйкой. Сиатия сделала несколько шагов навстречу Кейду, спустившись со маленького пьедестала на площадке, куда Джон добрался. Подойдя, она протянула Кейду руку. Теперь она не носила тот простой функциональный наряд, в котором предстала перед Джоном впервые. На ней были разного рода стальные украшения, юбка в пол и клиновидная туника с открытым животом, на голове красовались кораллы, вплетенные в волосы хозяйки.
- Ты не мог помешать нам Джон, мы ждали тебя, - объяснилась Сиатия и легко улыбнулась.
- Честно говоря, я не ожидал... такого.
- Ты о танце? Это постановка ныне покойного друга нашей семьи, он тоже был сухопутным, - сказала девушка.
- Он был странствующим артистом до того, как его призвали в ряды солдат. Этот необычный танец он увидел на отдаленных островах, где они завоевывали их для вашего правителя. Затем воссоздал его здесь, как прекрасную постановку. Мы чтим его смерть этой постановкой. Но скажи Джон, вы все также служите великому Даха`агу?
Все по-прежнему наблюдали за парой стоя.

+3

22

Джон взял поданную руку правительницы настолько мягко, насколько позволяли пальцы, привыкшие сжимать рукоять меча и метать стальные лезвия, и, секунду поколебавшись, коротко приложил тыльную сторону нежной кисти Сиатии к своим губам. Воина в чёрном мало беспокоила коллективная задержка дыхания окружающих алиррианцев. Что касается самой Сиатии - Джон поднял на девушку глаза, отпустив её руку, - что ж, правительница действительно была прекрасна, но недавно прочитанные описания, данные Таромом, не переставали от этого вызывать тошноту.
Сиатия пояснила, что боевой танец, который Джон имел (не)удовольствие лицезреть, также был принесён в Алирриум с суши - с неких островов, которые...
- ...завоевывали для вашего правителя.
У Джона, обернувшегося на танцоров, едва заметно дёрнулся глаз.
- Но скажи, Джон, вы все так же служите великому Даха`агу?
У Джон снова дёрнулся глаз. Таром, старый ты сукин сын, ты умудрился привить алиррианцам своё почитание Демона? Надеюсь, что нет. Если на очередной площади я увижу статую... Джон не закончил свою мысль, он повернулся к Сиатии и пару секунд молча смотрел на неё со сталью во взгляде, пытаясь прикинуть, какое представление она имеет о Даха`аге. В эти буревые порталы что, попадали только демонские приспешники? Впрочем, учитывая некоторые особенности внутренней политики Даха`ага, это не так уж удивительно. Джон обвёл взглядом стоящих алиррианцев и снова остановил взгляд на их правительнице.
- Нет, - опустил Джон фигуральный молот на метафорическую наковальню. Недавняя реакция Тарома не изменила тактику странника - сглаживать или замалчивать факты он не собирался. Скорее, он был бы не против пролить алиррианцам свет на проблему, подставив под луч новую для них призму. Впрочем, это было далеко не самой приоритетной задачей, и уж точно не стоило с этим торопиться.
- Даха`аг пал восемнадцать лет назад, - сообщил воин и добавил тише: - К счастью для многих.
- Большая часть суши освобождена. Лишь некоторые приспешники Демона живы и при власти - пытаются удержаться на своих местах.
Джон сделал небольшую паузу и зачем-то добавил:
- Если бы Даха`аг всё ещё правил на земле, меня бы здесь не было. [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

23

Сиатия расширила глаза после слов Джона и удивленно смотрела на него, а затем радостно объявила.
- Одна из лучших вестей полученных мною за мою жизнь. За это стоит выпить, - девушка хлопнула в ладоши и тот час присутствующие начали брать в руки ракушки, которые использовались вместо бокалов.
Джону и Сиатии поднесли два ракушки, наполненные необычным синеватым напитком, который искрился и испускал пузырьки ввысь, словно маленькие фонтанчики.
- За падение невероятного поработителя, слава его умертвителям и долгое процветание без его ига, - сказала Сиатия и пригубила из ракушки, перед этим пронеся её над головой.
Если Джон осмелился пригубить напиток, его горло охватил бы резкий пожар, который казалось распространился на каждую клеточку внутри, но буквально через секунду или две перестал жечь и подарил теплое наслаждение, немного щекочущее язык. Сравнить этот напиток с пойлом на земле было бы невозможно, такого просто не существовало на просторах суши.
- Пойдем Джон, ты должен рассказать мне больше, и наконец-то, расслабиться после столь бурных приключений. Таром уже знает о том, что ты мне рассказал? Наверняка да, как он отреагировал? Не был слишком расстроен или что-то подобное?
Сиатия двинулась к своему пьедесталу, рядом с её кушеткой восседала на мягких подушках сестра правительницы. Она все также хлопала глазами и улыбалась Джону, когда тот подошел. Кейд мог заметить, что подушки были полупрозрачны и скорее напоминали прочную оболочку с водой внутри. Гостю было отведено место по правую руку от кушетки Сиатии на точно таких же подушках, которые оказались немного неудобными, особенно для не привыкшего к такому Джону, но все же в них можно было вполне уютно уместиться, когда наловчишься понимать, куда движется жидкость внутри "подушки".
- Я вижу в тебе некоторую скованность Джон, - Сиатия взяла какой-то фрукт с большой ракушки на столике перед ней и принялась его медленно жевать, в это время распорядитель рядом с пьедесталом ударил в ладоши и все алиррианцы присели, а танцоры и музыканты, продолжили шоу.
- Что ты думаешь о нашем доме? Что тревожит тебя так сильно? Дай, угадаю, ты думаешь, что мы сготовим тебя на ужин? С этими вашими яблоками?!
Сиатия рассмеялась.
- Ты не первый, кто испытывает этот глупый страх, но поверь мы все бы умерли от голода, если бы питались сухопутными. Вы не частые гости у нас, и каждый такой гость событие, - Сиатия сверкнула глазами, но не так, как прежде видел это Джон, а просто играючи, как обыкновенная женщина.

+3

24

Джон и сам едва удержался от того, чтобы расширить глаза. Словно разжались тиски, сдавливавшие диафрагму. Как будто толпа сектантов сняли маски и оказались театральной труппой. Джон автоматически принял у безликого алиррианца некую чашу и чуть было не отпил из неё столь же автоматически, но всё же успел заметить содержимое, в связи с чем отодвинул от себя сосуд, оказавшийся ракушкой, и критически осмотрел жидкость не самого естественного цвета. Не самого естественного для суши, разумеется. Кроме того, на земле не часто встретишь безопасный к употреблению напиток, обильно выделяющий искры и пузыри. Это была одна из тех вещей, о которых должен был предупредить Таром... если бы не был столь задет новостью о падении Демона. Джон из-под сдвинутых бровей бросил взгляд сначала в одну, затем в другую сторону, чтобы пронаблюдать беспечность, с которой алиррианцы держали свои ракушки с агрессивной синей жидкостью, и перебирал слышанные им за долгую жизнь мудрости в поисках чего-то вроде "Не пей синюю искрящуюся бурду, если не хочешь скопытиться", только сказанное более поэтично. Однако Сиатия произнесла тост, и за этот тост Джон не мог не выпить, так что он, на всякий случай повторив жест Сиатии, с осторожностью всё же пригубил напиток... и едва не разлил остаток на себя или правительницу, потому как синяя жижа вдарила похлеще любого пойла с суши, однако до того, как Джон начал бы целенаправленно искать источник более привычной жидкости (типа, кхем, воды), обжигающее ощущение ушло, оставив после себя тепло и лёгкое покалывание на языке. Повторять этот опыт, однако, особого желания не возникало. Мне и самому впору начать вести дневник пребывания здесь. "Полюбоваться архитектурой - есть; посетить библиотеку - есть; встретить человека с суши - есть; отведать экзотический напиток - есть". Теперь логически следует местная пища. Боюсь представить.
Джон двинулся к пьедесталу вслед за Сиатией, пока та задавала вопрос.
- Я рассказал Тарому, - кивнул Джон. - Он... отреагировал довольно бурно. Ушёл из библиотеки и сказал, что не хочет говорить. Я не... - начал было Джон, но проглотил свои слова. "Я не виню его", - собирался сказать воин, но понял, что высказывание это находится где-то между бессмыслицей и нелепой ложью. Так что странник просто проследовал за правительницей, поймал взгляд её сестры, улыбнулся ей и с осторожностью опустился на водные подушки.
- Я вижу в тебе некоторую скованность, Джон, - отметила Сиатия, пока странник неловко ёрзал на подушках, пытаясь понять, как они работают, и занять более-менее приемлемое положение на них. Он добился этого примерно за мгновение до того, как у него возникло бы стойкое желание сгрести из-под себя все эти подушки и швырнуть куда-нибудь в сторону танцоров. У них есть щиты - смогли бы закрыться.
Сиатия тем временем продолжила задавать вопросы, хотя эти были скорее риторическими. На упоминании о приготовлении Оружейника в яблоках в качестве блюда дня кадык Джона дёрнулся в попытке то ли сглотнуть, то ли кашлянуть, но ни того, ни другого не произошло, странник лишь глянул на Сиатию, а та засмеялась и косвенно обозначила, что сухопутные жители не входят в рацион алиррианцев. Что ж, это радует. Однако есть очень много других вещей, которые можно попытаться со мной сделать и от которых я бы категорически отказался, если бы перед такими попытками вообще предполагалось выяснение моего мнения. Несмотря на это мысленное замечание, последние тезисы, услышанные от Сиатии, позволили Джону несколько расслабиться. Он усмехнулся, переводя взгляд на танцоров на другом конце нелепой лестницы.
- Спасибо за уточнение, - сказал Джон с усмешкой. Некоторое время он молча смотрел на танцоров или, точнее, в их сторону, но затем всё же сказал: - Прошу извинить, если я выгляжу напряжённым. Всё вокруг здесь для меня в новинку, а я повидал достаточно, чтобы проявлять осторожность ко всему необычному и новому... вообще ко всему, с чем меня сводит судьба. К тому же, когда земляк, которого я здесь встретил, оказался почитателем Даха`ага, это не разрядило ситуацию - скорее, наоборот. - Джон сфокусировал взгляд на танцорах, а затем посмотрел на Сиатию и чуть нахмурился. - Откуда ещё вы знаете о Демоне, если не от Тарома? И если вы не почитаете его, то... как у вас не возникло конфликта с Таромом на этой почве? [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

25

Сиатия не заметила запинки Джона и продолжила сразу после его слов.
- Ох, Таром, в последнее время он такой ханжа. И его ранимость уже перешла из шутки в занудство, не обращай на него внимания Джон, я думаю, он просто слишком много времени проводит в библиотеке и совсем забыл что такое удовольствие. К сожалению, это проблема сухопутного возраста, многие из вас становятся стариками, когда мы еще полны идей и сил на их реализацию.
Пока Джон присаживался, ему подали фрукты и множество морских блюд, которые выглядели жутко аппетитно и пестрили разноцветными красками. Желудок Джона при этом виде заурчал, ведь он не ел довольное количество времени. Есть здесь было принято руками, но прежде, их мокали в специальный очищающий раствор, который тоже подали Джону, оставив все яства на маленькой прямоугольном столике из материала с виду напоминающего коралл.
- Прошу Джон, мы приготовили для тебя все наши блюда, чтобы ты испробовал и выбрал понравившиеся, - сказала Сиатия, когда услышала бурление живота Кейда, сестра же её захихикала и прикрыла губы тонкими пальцами, а потом позволила показать миниатюру, выпячивая изображающую кита и звучание его недр.
Затем Кейд задал вопрос и Сиатия передвинулась на другую сторону кушетки, чтобы быть к Джону поближе.
- Думаю, ты неправильно понял его Джон, - сказала хозяйка, продолжая жевать фрукт, - Таром не был таким уж поклонником вашего Демона, он просто был так обучен, а его мысли противоречили этому всю жизнь. И вот, чувство стыда и неуверенности в собственных доводах, когда тебе всю жизнь вбивают одно, а это не приводит к результату, который подарит спокойствие. Скажи Джон, вот если бы Даха`аг, хоть он и велик, но подарил бы мир и спокойствие тем землям, что поработил, неужели он бы не завоевал, кроме ваших земель еще и ваш разум, ваши мысли, как вы говорите: вашу душу?! Таром ненавидит и любит Даха`ага одинаково сильно, потому что он превознес, но не оправдал себя. Посмотри вокруг, видишь этих официантов, этих "господ"? Завтра они сменятся совершенно другими, официанты станут отдыхающими, а отдыхающие официантами и так по кругу. Мои подданные имеют право и отдыхать и работать, все сбалансировано, все пребывает в гармонии. Именно оттого они любят и чтут меня, именно потому мы нашли мир в себе. Все было совсем не так, но я нашла решение Джон и теперь мы здесь, мы процветаем, - женщина посмотрела на Кейда, желая увидеть его реакцию на сказанное.

+3

26

- К сожалению, это проблема сухопутного возраста, многие из вас становятся стариками, когда мы еще полны идей и сил на их реализацию, - заметила Сиатия.
Да. Многие.
Вскоре всё внимание Джона оказалось захвачено поднесёнными блюдами, каких странник не видывал на суше. Это должно было вызывать опасения, однако воин был чертовски голоден и поспешил напомнить себе, что Таром провёл здесь многие годы, очевидно, питаясь этой самой едой, и был жив, внешне здоров и в меру упитан. Голод всё же не заставил Джона забыть о приличиях - не обнаружив в прямой доступности ничего, даже отдалённо похожего на столовые приборы, странник вновь осмотрелся в поисках примеров для подражания и увидел, как алиррианцы споласкивали руки в отдельных мисках, после чего ели без каких-либо приборов. Джон кашлянул, передёрнул бровями, кивнул слугам, поднёсшим яства и миску для омовения рук, и проделал всё то же, что и местные жители. После странник окинул взглядом коралловый столик перед собой и решил начать с некоей розовой загогулины. На ощупь она была плотно-эластической, Джон поднёс её к лицу, вдохнул носом, ощутив лишь лёгкий "морской" аромат, которым здесь могло пахнуть что угодно, и отправил загогулину в рот, пока Сиатия говорила. Говорила она о Тароме, о природе его реакции на новость о падении Даха`ага, и на какой-то момент Джон забыл, что жуёт необычный морепродукт впервые в своей жизни.
- ... когда тебе всю жизнь вбивают одно, а это не приводит к результату, который подарит спокойствие.
Спокойствие?..
"Искупление деяниям прошлого ищешь", - прозвучал вязкий булькающий голос из недалёких воспоминаний. Ищу. Делаю то, что должен. То, что считаю должным. Это когда-нибудь подарит мне спокойствие?
"Будет искупление. Будут и новые ошибки. Без них никак".
Сиатия тем временем строила гипотетическую картину доброго Даха`ага миротворца, которая даже в качестве мысленного эксперимента не желала укладываться в голову бывшего палача Вэлиена.
- Неужели он бы не завоевал, кроме ваших земель, еще и ваш разум, ваши мысли, как вы говорите: вашу душу?
Джон вздрогнул и едва не подавился розовой загогулиной, которую жевал.
"Не пытайся сопротивляться". В том воспоминании молодой Джон кричал. То, что происходило в его голове, он не рискнул бы тщательно вспоминать даже после стольких лет.
"Хозяин всегда получает то, что хочет".
Джон мотнул головой, прерывая воспоминание, и по риторическому предложению Сиатии посмотрел на слуг. Правительница объяснила, что завтра эти самые слуги будут сидеть по сторонам лестницы, наслаждаться праздностью, напитками и яствами, которые им будут подносить те, кто отдыхает сейчас.
- Это поразительно, - сказал Джон, услышав о круговороте прав и обязанностей. Пару секунд он молчал, наблюдая за "слугами" и "господами". - Но вы и ваша семья... - странник перевёл взгляд на Сиатию, - всегда располагаетесь здесь, на этом возвышении, на этих подушках? И разве нет в Алирриуме другой работы - тяжёлой работы - кроме прислуживания в этом саду? Чтобы подносить напитки, особые навыки не нужны. Однако вряд ли вы можете поставить любого алиррианца охранять дворец и спать в своей постели одинаково спокойно. И никто, кроме кузнеца, не выкует вам меч. Если только... - Джон подумал о причудливых клапанах, перегоняющих воду, - у вас нет магических механизмов, которые выполнят эту работу без вас.
Воин посмотрел на танцоров с щитами. Он не удивился бы, если бы Сиатия в ответ на тезис об охране дворца ответила, что все алиррианцы обучены владению оружием, однако на эту тему возник другой вопрос.
- Кстати говоря. Если позволите спросить, при таком балансе и гармонии... зачем вам столько стражи во дворце? - Джон спросил это как бы между прочим, лишь всмотревшись в его глаза, обратившиеся к правительнице, можно было заметить чуть обнажившееся острие мышления матёрого воина. Кейд, конечно, умолчал о том, сколько человек в доспехах и при оружии он насчитал в одних только тех коридорах дворца, через которые его проводили. Умолчал о том, что вообще их считал. [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

27

Сиатия улыбнулась словам Джона.
- Ооо, Джон ты не оказался сюрпризом, как и многие до тебя. Правда, никто не дерзил мне о том, что я не должна находиться на своем месте, - женщина неодобрительно покачала головой не снимая улыбки, - что ж, твоя правда, есть в нашем Алирриуме профессии, которые люди выбирают добровольно, дабы функционирование города не нарушилось. Не вижу в этом ничего зазорного, если пытливый ум, жаждет испытать себя. Другие могут изучить ту же профессию и вступать со своими коллегами в споры, кто более ухищрен, тот и побеждает. Увы, такова жизнь и лучшее выбирается Алирриумом для себя. Посуди сам, что стало бы, если мы аплодировали умеренным идеям и запрещали всякое нововведение, мир бы остановился, я думаю. Что до стражи, к сожалению, это некий пережиток прошлого, который мы обязаны иметь. И ты прекрасно знаешь почему. Возможно, мы и находимся вне зоны досягаемости многих захватчиков, но праздно отдать свой город в руки к тому у кого есть меч на поясе?! Не думаешь же ты, что мы занимаемся исключительно чревоугодием? Этот праздник сегодня в честь тебя Джон, мы рады приветствовать тебя в нашем доме, - Сиатия поднялась подняла бокал и алиррианцы замолкли.
- За Джона Кейда, за нового гостя с суши, пусть мы будем полезны друг другу, окажите ему надлежащее гостеприимство, - все подняли бокалы и пригубили, Сиатия прежде, чем выпить посмотрела на Кейда и приподняла бокал, указывая на него, затем выпила и уселась на свое прежнее место.
- Итак, о чем же я...
Сиатии не дал договорить появившийся у начала лестницы Таром. Он держался за рукоять меча в ножнах и на нем были черные доспехи. Черные доспехи палача Даха`ага. Кейд не спутает эту сталь ни с чем иным. Знак Даха`ага красовался на наплечниках белой краской, которую по всей видимости нанесли недавно. Таром зашагал по лестнице неуверенно, кажется, его одолевало сомнение. Некоторые из алиррианцев засмеялись, когда Таром вразвалочку преодолел несколько ступеней, чего греха таить, он правда выглядел нелепо для незнающего человека. От смешков Таром остановился, затем сжал рукоять меча. Джон мог поклясться, что сжимал её точно так же и делал это на автомате, не задумываясь, но сейчас он видел это со стороны. Походка старого воина стала уверенней, он уже не представлял из себя дряхлого старика, он был угрожающим воином и смешки стихли, сменившись напряженным молчанием. Таром дошел до конца лестницы и если честно алиррианцы все также молча приветствовали его, не зная, чего ожидать? Напряжение возросло столь сильно, что даже четыре стражника по два на каждую сторону от пьедестала Сиатии встали смирно, готовые к приказам.
- Подойди, - громогласно сказала Сиатия, подзывая Тарома ладонью и он пошел к ней словно верный пёс, лишь на секунду взглянув в глаза Кейда.
Лицо его было прикрыто черной тканью до глаз, а седые волосы сильно контрастировали с цветом ткани. Что сказать, умеет произвести впечатление на публику.
- Что это за выходка Таром, объяснись?
- Я имею сказать.. - произнес он и эхом отозвался в тишине, - Я имею сказать, что прошу вас Хозяйка Алирриума, позволить мне сразиться с вашим гостем.
- Та-а-аром, - протянула Сиатия, - что за детский лепет?
- Поединок между двумя священен в Алирриуме, я прошу...
- Поединок между двумя это пережиток прошлого Таром, что конкретно ты имеешь сказать Джону?!
- Что я имею сказать выразиться в поединке Хозяйка Алирриума, я прошу вашего разрешения, как того требует обычай, как и обычай поединка между двумя. В ином случае, я сражусь с ним хочет он того или нет.
- Не разыгрывай драму Таром, - крикнула Сиатия и даже привстала с кушетки, - а если я прикажу стражам схватить тебя? Пойдешь и на них? Тогда я посчитаю это изменой и прикажу им убить тебя, - в гневе выкрикнула она и дернула подол своего платья.
- Если Джон Кейд не согласиться, можете делать, что посчитаете нужным, - пристально смотря на Сиатию сказал Таром, а затем перевел взгляд на Джона.
Сиатия тоже посмотрела в сторону Джона, выдохнув через нос воздух.
- Двое дерзящих за один день, такого я не припомню. Выбор за тобой Джон, скажи лишь слово и этого безумного старика бросят в заточение, если не прибьют раньше, - высказалась она, не смотря в сторону Тарома.

+3

28

Джон Кейд молча слушал слова правительницы, жуя очередную розовую загогулину, спокойно глядя на девушку и вновь думая о записях Тарома, невольно прикидывая, не приведёт ли слишком длительное пребывание в Алирриуме и самого воина в чёрном глубоко в сети очарования прекрасной Сиатии. Маловероятно, - сухо прокомментировал сам себе Джон, но короткая ассоциативная цепочка позволила страннику вспомнить о своих опасения, усиленных словами Тарома, касательно возможности покинуть подводный город.
Пережиток прошло? - мысленно повторил Джон определение Сиатии, данное страже, и мысленно же сухо усмехнулся. Лично мне ваш город ни к чему. Предпочитаю быть в нём лишь кратковременным гостем. Более того, я бы предпочёл, чтобы на это время мой меч мог оставаться в ножнах. Но я далеко не единственный с мечом на поясе, это верно.
Сиатия подняла свою ракушку с напитком, чтобы на этот раз провозгласить тост за Джона Кейда. Сам воин не повёл бровью и не стал пить, лишь употребил в пищу некую оранжевую субстанцию, по вкусу отдалённо напоминавшую какое-то лекарство. Правительница собиралась продолжить свои речи, однако всеобщее внимание привлёк возникший на другом конце нелепой лестницы Таром. Все взгляды обратились на старика. Некому было заметить, как изменился в лице Джон Кейд. Старый воин, одетый теперь в видавшие виды доспехи, зашагал по лестнице, а Оружейник поднялся со своих водных подушек. Со стороны алиррианцев послышались смешки, но Таром пресёк их, сжав рукоять меча. Левая рука Джона уже лежала на гарде, и он предпринял некоторое усилие, чтобы остановить движение правой руки к рукояти. Оружейник лишь бросил взгляд по сторонам от себя - на стражников Сиатии, а затем смотрел лишь на приближающегося Тарома. Похоже, сглазил я про меч в ножнах, - флегматично заметил сам себе воин.
Старик и Сиатия обменялись несколькими репликами, пока Джон неподвижно стоял, глядя на белый знак Демона на чёрных доспехах, глядя в глаза над чёрной повязкой. Таром желал сражаться, не поясняя причин, а Сиатия была готова бросить его в темницу. Итого, Джону Кейду предстояло либо вступить в поединок, либо наблюдать, как старый палач сражается с четырьмя стражниками... а затем, возможно, всё равно вступить в бой. Лишь слово? Одно моё слово? - Теперь часть взглядов была обращена на Джона, а тот всё ещё смотрел в глаза старику. - Я сотню лет обладал подобной властью. Правда, решение было не моим. Несколько секунд длилась гнетущая для многих алиррианцев тишина.
- Итак, ты не желаешь общаться, но хочешь сразиться, - спокойно констатировал Джон. - Думаешь, язык клинков будет мне более понятен? - Риторический вопрос. Оружейник окинул взглядом доспехи Тарома. - Вижу, ты подготовился к бою. Однако я вымотан кораблекрушением и всё ещё голоден, так что, если ты никуда не торопишься, предлагаю отложить нашу стычку на некоторое время. А пока, может быть, ты пояснишь мне и честному народу, что на тебя нашло? Хочешь выместить на мне накопившийся гнев? Досаду от того, что ты сегодня узнал? Или от того, что с тобой сделала власть Даха`ага?
Пустая болтовня, скорее всего. Как ни странно, Кейду было всё равно, когда скрещивать с Таромом мечи. Много ли выматывающего в кораблекрушении, когда ты ничего не можешь и не делаешь для его предотвращения? "Молись богам, Кейд! Молись всем известным тебе богам!" Утопление было, мягко говоря, неприятным, но от него странник уже оправился, а свой голод слегка утолил неизвестными продуктами, оказавшимися довольно сытными. Даже без учёта всего этого - Оружейнику приходилось драться и после куда больших передряг. Рассчитывал ли Джон на то, что Таром согласится на отсрочку или, может быть, даже остынет, начнёт говорить, обдумает ситуацию... Что ж, это было бы неплохо, но крайне мало вероятно. Так что Джон был готов к поединку прямо сейчас больше, чем к какому-либо другому исходу. [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3

29

Таром ничего не ответил, он схватился за меч и вытащив его из ножен, обрушил всю свою силу на поставленный перед Джоном поднос. Поднос был разрезан пополам, а каменные столик расколот надвое. Таром поднял меч на Джона, а стражники уже направили на него оружие. Что интересно, она направляли его довольно странно, уткнув оружия в плечо, а сами словно из лука выцеливали Тарома одним глазом. Меч Тарома был увесистей, чем меч Джона, но старик держал его ровно, тряска была заметна на минимальном уровне, однако, намеренное кружения кончика меча скрывало и этот эффект.
Сиатия смотрела на Тарома с некоей настороженностью, но больше в её глазах читался восторг от увиденного. Таром же не обращал на неё никакого внимания, все свое внимание сосредоточив на Джоне. Он позволит ему выйти на площадку перед пьедесталом и сразиться на вышине лестницы с Джоном, таков был его замысел и никакие разговоры не заставят его отступить.

+3

30

Короткий звук, подобный которому Оружейник слышал бессчётное число раз в своей жизни, отрезал последний шанс на диалог. На мгновение для Джона существовал лишь этот звук извлекаемого из ножен меча. Ещё не успело произойти ничего, кроме этого звука, но воин уже примерно представлял, с каким мечом имеет дело. И с каким противником. Методично сделав шаг назад, Джон Кейд пронаблюдал, как под мечом Тарома разлетаются поднос и стол, вторя тому, что сообщил тот краткий звук быстрого трения лезвия о внутреннюю часть ножен. Тот звук, высвобождающий металл. Высвобождающий гнев. Высвобождающий жестокость. Таром совершал острием меча небольшие круговые движения, как бы добавляя напряжённости и непредсказуемости ситуации, на самом же деле просто скрывая лёгкий тремор, который мог бы вызван не только старением его тела, но и эмоциональным состоянием. Впрочем, насчёт эмоционального состояния ещё имелись вопросы.
Полторы секунды вакуума. Полная тишина и переключение сознания. Обострение всех чувств. Джон слышал свой вдох. Пальцы левой руки на знакомой гарде, правая опущена вниз, одним пальцем чуть касается ножа на бедре. Больше никакого оружия. Метательные лезвия где-то на морском дне, надо думать. Как и топорик. Не страшно. Нужен только меч. На всякий случай есть нож. На крайний случай... есть абсолютно любое оружие, какое только получится вообразить. Джон не планировал показывать алиррианцам фокусы. Впрочем, он и биться здесь не планировал.
Всё ещё полторы секунды вакуума. Стражники с оружием на изготовку. С этим оружием был какой-то подвох - теперь это было ясно. Неплохо бы научиться им пользоваться. Сиатия, похоже, получала своеобразное удовольствие от ситуации. Ну да, зрелища. Ещё зрелища. Ещё. Хлеб у нас уже есть.
Почти полторы секунды. Таром был стариком, но боевая закалка не ушла. По крайней мере, далеко не вся. Тяжёлый меч - сильные удары проще, манёвренности меньше. Стоит только хорошенько замахнуться, и ты уже теряешь драгоценные мгновения. Уже не можешь сменить позицию достаточно быстро. Чуть-чуть ослабил хватку и проигрываешь время. Вряд ли старик был физически сильнее, и Джон мог бы тоже потягать тяжёлое оружие, воины делали бы тяжёлые эффектные замахи и давили бы друг на друга, но если бы Оружейник выбирал оружие, он бы скорее взял лёгкие клинки. Впрочем, кого мы обманываем. Его лучшее оружие висело в ножнах на его поясе. Практически универсальное оружие.
Джон Кейд кивнул и обошёл место будущей схватки по кругу, встав напротив Тарома на свободном пространстве так, что по левую руку начинала свой спуск нелепая лестница, а по правую руку располагалась Сиатия со своей семьёй. Ещё эффектнее места не нашёл? Скидывать противника с лестницы - неплохо, но не с такой лестницей. С этими широкими ступенями это почти не имеет смысла. Разве что совсем чуть-чуть.
Джон Кейд спокойным движением вытащил меч и, обхватив рукоять двумя руками, выставил его перед собой под углом. Воин не стал ничего говорить. Лишь неотрывно смотрел на противника. Если Тарому вдруг захочется поболтать во время боя, он и сам справится. Чтобы начать, старику тоже едва ли требовалось особое приглашение. Ну давай. Удиви меня, - это Джон произнёс лишь мысленно, одновременно прикидывая, каким по счёту станет Таром в списке палачей, с которыми Оружейнику приходилось драться. [status]Oh shit, here we go again...[/status][icon]http://sh.uploads.ru/jIftN.jpg[/icon]

Подпись автора

I already know how the story ends. Same way it always does. Somebody dies. ©

+3


Вы здесь » Бесконечное приключение » Пройденные приключения » Бессрочный отпуск