"После смерти самого известного и ужасного правителя Даха`ага прошло 26 лет"

Из историй мира: "Джон отрубил себе руку, но ему её вернули"

Чтобы играть не обязательно подавать анкету на проверку, ознакомьтесь поближе: "Вводная"

Из историй мира: "Алек был изнасилован демоницей и у них будет ребенок"

У нас 31 завершенный квест и куча готовых к началу с вашими персонажами, ознакомьтесь здесь: "Квесты от АМС"

Из историй мира: "Рарх "любил" умирающую леди"

Хочется во всем побыстрее разобраться и знать, где что находится? Загляните в "Карту новичка"

Из историй мира: "Лана любит грязевые ванны"

Официально: "Мы призвали Хронзрака из небытия реала, и он откликнулся"

Из историй мира: "Канаморио лишил Рарха мужской силы"

Жизнь форума пополнилась десятью официальными праздниками, несущими в себе часть его истории, ознакомьтесь с ними поближе: "Праздники форума"

Из историй мира:Хэя раздвоение личности"

Официально: "Леди наш талисман"

Бесконечное приключение

Объявление

  • Объявления
  • навигация
  • квесты
  • другие миры
  • актив форума

Жанр: темное/светлое фентези
Рейтинг игры: варьируем по квестам, max NC-21
Система игры: эпизодическая
Система мастеринга: смешанная
Оформление постов: свободное

На данный момент в игре ведутся бои за освобождение территорий от власти демонов, освобожденные земли наладили торговлю и дипломатические связи между собой, демоны дерутся за власть и контроль на своих территориях.

Княжество Бертад скрыто от многих глаз и не является единственной игровой зоной.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бесконечное приключение » Вольные приключения » Опаснейшая из игр


Опаснейшая из игр

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

https://i111.fastpic.ru/big/2020/0321/92/3d925d401109dfef5cebbb6e2e4d6c92.jpg
Рейтинг квеста: NC-21.
Статус ожидания: открытый.
Канва: В определенном степном месте, рядом с лесами, начали пропадать люди. Сильно незаметно проходило это уже какой год, вот только один дотошный дознователь проследил связь и поскольку ему никто не верит, он сам отправился к предположительному источнику этой напасти. Вы встретились ему или были наняты им в подмогу. Хотите разгадать тайну самой опасной игры в мире?
Погодные условия: умеренное солнце и тепло, но на горизонте виднеются грозовые тучи, обойдут ли они эту местность неизвестно.
Участники: Лана.
Указания от ГМ: первый пост от игрока, опишите ваш инвентарь и бросьте дайс на количество ваших зарядов.

+2

2

Дайс на состояние Ланы

[dice=3872-1:20:0:Заряды]

 На полотне безмятежной тишины, что окутала маленькое тёмное помещение, появились неожиданные возмущения. Что-то не давало восстановить до сих пор безраздельно царивший покой в месте, куда уже давненько не ступала нога человека. Сегодня, в старый дом, оказавшийся совсем никому не нужным, после трагичной смерти его владельца, совершенно никого не спрашивая, самым наглым образом заявились двое. Хотя, правильнее будет сказать, что по собственной воле пришёл лишь один. А ещё точнее – одна. Девушка в отвратительной маске свиньи, несмотря на свой совсем не впечатляющий рост, обладая какой-то совершенно невообразимой силой, притащила сюда второго нарушителя покоя этого места – высокого мужчину, облачённого в лёгкий доспех, на груди которого можно было приметить серебристую бляху, указывающую на его принадлежность к одной известной организации охотников на нежить. Да, да, к тому самому Громовому Легиону, чьи солдаты за пару дней уже успели примелькаться жителям города. По улицам то и дело сновали патрули легионеров, а у всех городских ворот были организованы заставы, никого не выпускающие без особого предписания. Всё произошло так быстро и так организованно, что горожане даже не успели придумать более-менее приличные сплетни. По городу лениво ползли надуманные слухи о каком-то маньяке-убийце и о том, что скоро кого-то уже ждёт костёр на главной площади. Что же, первую половину этих слухов Лана вполне могла подтвердить, ведь именно она и была причиной их возникновения, то бишь, тем самым чудовищным маньяком-убийцей.

 Попытка залечь на дно после последних событий в Истрополе обернулась полнейшей катастрофой. Всё могло бы получиться, если бы Лана не решила напитать себя магической энергией на долгое время вперёд. Сначала охота шла хорошо: она не убивала, оставляя жертв измученными. При этом старалась не делать какой-то систематики в выборе своих жертв, дабы запутать ищеек Легиона, всё время дышавших ей в спину. Чем больше энергии поглощала Лана, тем сильнее она становилась, а оттого чувствовала себя увереннее. Но в определённый момент что-то пошло не по плану. На очередной охоте, когда Лана пожирала энергию, она просто… не смогла себя остановить. И дело не в силе воли – что-то словно бы затуманило рассудок в тот миг, девушка перестала быть собой. Спустя некоторое время сознание вернулось, но она обнаружила себя в компании двух трупов – стражников, что застали её во время пожирания маны. Паразит, пресытившись энергией, возжелал кровопролития. И оно свершилось.

 Этот, безусловно, опрометчивый поступок, навёл легионеров на чёткий след. Лана, осознавшая, что у неё появились некоторые проблемы с самообладанием из-за переизбытка магической энергии, решила залечь на дно в каком-то городе, расположившемся в степях. Но обосновавшись в нём в определённый момент не смогла сдержать жажду крови, напав на какого-то бездомного. Это послужило сигналом для Легиона. Они тотчас оцепили город, запретив кому-либо покидать его без особого предписания. У врат, на стенах, подле них – везде эти фанатики с серебряными бляхами на груди, косо смотрящие на каждого, кто пытается выйти из города. Выбраться незамеченной просто нереально, а убегать от них в степях на ногах – безумие. Можно было бы попытаться уйти под землю, причём в прямом смысле – закопаться на месяц-другой, а потом, когда всё уляжется, вылезти. Хороший, на первый взгляд, план, но, увы, совершенно бессмысленный. У легионеров есть свои способы поиска ходячих трупов и Лана это прекрасно знала. Но почему они ими всё ещё не воспользовались? Что это за бумаги, по которым можно покинуть город? Где их достать? Так много вопросов и никаких пока ответов.

 Впрочем, Лана уже воплощала в жизнь свой очередной замысел. Возник он, по правде сказать, совершенно стихийно, примерно в тот момент, когда один из легионеров, решивший справить нужду в переулке, заметил её, пытавшуюся по-тихому проникнуть в старый заброшенный дом через окно на верхнем этаже. Курьёзная ситуация обернулась не совсем в пользу солдата. Не тратя времени на лишние раздумья, Свинья стремительно атаковала обескураженного легионера в прыжке.

 Так мы плавно и возвращаемся к тому, с чего начали: в тёмном-тёмном помещении, чутко вслушиваясь в каждый шум с улицы, сидит девушка, подле которой на подгнившем дощатом полу лежит маска свиньи. Не желая попусту тратить время в томительном ожидании того момента, как легионер очнётся, она заняла себя проверкой снаряжения.

 Состояние механических клинков на обеих руках Лана нашла вполне удовлетворительным. Лезвие послушно выдвигалось и пряталось обратно без каких-либо неисправностей. Убедившись, что всё работает как надо, Лана скрыла механизмы клинков под рукава, а набор небольших инструментов, что используются для их обслуживания, прикрепила обратно на пояс. После этого, Лана решила осмотреть всё остальное. Две дюжины метательных игл и пара боевых ножей были в привычном владелице порядке распределены по кармашкам плаща. Из маленького подсумка на поясе Лана вытащила пару крохотных склянок. Одна из них была коричневой, вторая мутно-зеленоватой, но Лана видела первую как тёмную, а другую лишь как ещё более тёмную. Обе заполнены примерно наполовину и их содержимое представляло собой не что иное, как очень сильный яд. Этого скромного объёма хватит, чтобы отравить целую деревню. Грозное оружие, применять которое даже Лана побаивалась. Когда-нибудь, возможно, настанет звёздный час этих двух мутноватых скляночек. Вернув их на место, Лана опустила руки к сапогам, из которых вытащила ещё два ножа, несколько отличавшиеся от тех, что были спрятаны под плащом. Чуть менее изысканные, более простые, но от того ничуть не уступающие им в смертоносности. Лана, слегка надавив, провела пальцем по лезвию. Глухая, едва различимая боль просигнализировала о том, что оно всё ещё достаточно острое. Девушка развернула кисть руки и стала задумчиво следить за тем, как крохотный порез подушечки пальца, из которого не просочилось ни единой капли крови, стал стремительно срастаться. Пара мгновений, и от ранки ни следа.

 Тишина вновь была нарушена. Со стороны связанного легионера стали доноситься стоны, постепенно перестающие в уже более осмысленное бормотание. Лана, заслышав это, подняла голову. Пленник приходил в себя. Не желая более тратить ни минуты, Лана вернула один из ножей на место, оставив второй в руке. Легко подавшись вперёд, она поднялась на ноги и сделала осторожный шаг в сторону легионера, связанного верёвкой с крюком-кошкой на конце. Обездвижить его больше было нечем, поэтому пришлось использовать именно эту часть снаряжения. Под ногой предательски громко скрипнула доска. Заслышав шум, легионер стал дёргаться, после чего, осознав, что связан, смачно выругался.

 «Чуть не забыла…» – Лана потянулась к кольцу, надетому на безымянный палец левой руки, но на мгновение словно бы замешкалась. Она прекрасно понимала, что если снимет кольцо, то легионеры довольно скоро ощутят, где её нужно искать. Но и не снять его означало бы почти гарантированно лишиться эффективной маскировки на какое-то время. Свинья бы всё сделала не задумываясь и уже сейчас бы приступила к допросу, но нерешительная Лана колебалась – «Ладно, будь, что будет…»

 Развеяв иллюзию, девушка приблизилась к легионеру так, что тот отчётливо разглядеть её в полумраке комнаты. Его лицо, в момент, когда он завидел девушку, исказилось в странной гримасе, выражающей скорее всего некоторое недоумение. Но вскоре, вглядевшись внимательнее, он… улыбнулся? То была хищная, крайне неприятная, словно бы насмешливая улыбка. Вот он, результат той подготовки, что проходят бойцы легиона – улыбаться в лицо опасности, пред которой ты совершенно бессилен. Немыслимо!

– Мне кажется, ты знаешь, кто я – немного театрально начала диалог Лана, наигранно покручивая ножом пальцами. Злодей из неё, по правде говоря, ещё такой себе, весьма неумелый. Так что выглядело это скорее комично, нежели угрожающе – тогда давай не будем тратить время попусту. Ты расскажешь мне, что здесь делает Легион и что за бумаги нужны, чтобы выйти из города, а я тебя не стану пытать и убивать? По рукам?

 – Знаю ли я, что ты такое? – отведя взгляд в сторону лежащей на полу маски, легионер хищно оскалился – да ты сраный монстр, демоново отродье, ты блядь ебучее зло. Забилась в эту конуру, как жалкая сука. Испугалась, да? Боишься, сука, боишься, тварь?!

 – Значит, придётся по-плохому… – удручённо заметила Лана, крепко схватив нож за рукоять.

 Вообще, пытки при помощи ножа, достаточно скучное и однообразное занятие.  Приёмы одни и те же, причём все достаточно грубые. Никакого в них изыска, никакой изобретательности. Вот раньше у Свиньи была целая комната, полная самых различных инструментов для пыток. Железная дева, дыба, кошачья лапка и много других прелестнейших изобретений. Вот там можно было разгуляться. А здесь скука смертная. Вдобавок, этот парень оказался довольно упёртый, боль терпел достойно, не забывая осыпать палача потоком нецензурной брани, совершенно не собираясь сотрудничать. И чем дольше он сопротивлялся, тем сильнее проявлялось раздражение Ланы. Время работало против неё. Нужно было узнать всё необходимое до того, как она начнёт воздействовать на людей вокруг. В очередной раз она лишила легионера ногтя и повторила вопрос, на что получила ответ:

 – Катись ты нахер! – процедил он сквозь зубы.

 Вслед за словами последовал смачный плевок прямо в лицо девушке, после чего легионер нашёл в себе силы надменно засмеяться. В это мимолётное мгновение у Ланы появилось искреннее желание убить солдата. И прежде, чем она успела отогнать эту мысль, перенасыщенный магической энергией паразит затуманил рассудок. Желание убийства срезонировало с жаждой крови паразита.

 Лезвие ножа со смачным хрустом вошло в грудную клетку легионера сквозь кожаный доспех с такой лёгкостью, словно это был пудинг. Рукоять, упёршись в тело, не остановила путь ножа, проломив собой рёбра. Удар такой силы заставил солдата содрогнуться в конвульсии. Будучи не в силах стерпеть страшную боль, он силился закричать, но одержимая приступом ярости Лана следующим молниеносным ударом превратила его глотку в фарш прежде, чем тот успел издать хоть какой-то звук.

 – СДОХНИ – нож жадно вгрызается под ребро, после чего Лана тянет его на себя, вспарывая живот – ЁБАНЫЙ – девушка вновь заносит клинок над жертвой и наносит очередной мощнейший рассекающий удар – МУСОР!

 Больше она не произнесла ни слова, методично нанося удар за ударом в безмолвном приступе исступления. Постепенно, слепая ярость, наведённая пресыщенным паразитом, ослабевала до тех пор, пока клинок не опустился в последний раз. Двадцать восемь ударов ножом превратили тело в ужасное кровавое месиво. Несколько секунд Лана сидела неподвижно, пытаясь прийти в себя. Разум постепенно брал своё, а вместе с ним приходило и осознание произошедшего. Несмотря на то, что Лана уже успела свыкнуться с надобностью иногда убивать людей, да и благодаря Свинье уже успела навидаться всякого, от того, что она только что совершила, даже ей стало не по себе. Руки подрагивали, а в голове возникло воспоминание о том давно позабытом чувстве, когда тебя вот-вот вырвет от отвращения.

 Немного придя в себя, Лана, слегка пошатываясь, поднялась на ноги, несколькими быстрыми шагами пересекла комнату, дабы затем поднять лежащую на полу маску, после чего она её надела. Эстафета была передана Свинье. Буря эмоций, возникшая после свершённого кровопролития, исчезла столь же стремительно, как и возникла. Первым делом Свинья вернула кольцо на палец. По её прикидкам, прошло около пяти минут, а значит проклятье паразита, сводящее людей вокруг с ума уже должно было как-то сказаться на тех, кто мог оказаться по близости. Более того, Громовой Легион наверняка уже заметил пропажу своего бойца. Сколько с тех пор прошло? Полчаса? Час? В любом случае, время сейчас наш злейший противник. Нужно срочно выбираться отсюда. И под «отсюда» имеется в виду не только этот дом, но и весь город.

 Свинья взяла в руку нож, которым ещё недавно Лана уничтожала пленника и небрежно вытерла его от крови, после чего критически осмотрела. После такого издевательства, лезвие не просто притупилось, но ещё и покрылось целой россыпью зазубрин. Клинок необходимо привести в порядок, а времени на это нет. Вернув нож обратно в сапог, Свинья ещё раз окинула взглядом труп. Прятать его было бессмысленно, поэтому лучше оставить всё как есть. Но внимание её привлекло нечто, что тускло сверкнуло на фоне багрового месива. Бляха легиона чудом не запачкалась в крови. Свинья потянулась к ней, а коснувшись ощутила на кончиках пальцев лёгкое жжение.

 – «Чистое серебро? Любопытно…» – отметила про себя убийца. Она прекрасно помнила, что ещё не так давно легионеры носили простые железные значки. Похоже, что даже после победы над некромантом, влияние организации продолжает расти, раз даже для рядового солдата они могут позволить себе значок из серебра.

 Приложив усилие, Свинья отделила бляху от доспеха, после чего положила её себе в карман. Маленький трофей, имеющий кое-какую ценность. Быть может, когда-нибудь пригодится. Не видя более причин здесь оставаться, Свинья через щели меж досок бегло оглядела улицу, внимательно вслушалась и, не обнаружив никаких причин для беспокойства, осторожно выбралась наружу.

 Спустя минуту она уже уверенно шагала по улице, по которой сновали оживлённо сновали люди. Под действием кольца на неё никто не обращал никакого внимания. Вот из-за поворота вышли два солдата. Свинья на мгновение напряглась, но, не заметив у них на груди знакомых значков, успокоилась, продолжая движение. Куда конкретно идти, она пока не знала. Необходимо было найти хоть какую-нибудь лазейку, чтобы выбраться из этого треклятого города. И постараться никого не убить. Паразит, утолив свою кровавую жажду, похоже, успокоился. Но надолго ли?

Отредактировано Лана (23 Мар 2020 21:51:09)

+5

3

Среди мелькающей толпы на небольшом пяточке улицы девушка могла заметить сидящего за столом мужчину с довольно беспечным лицом, который казался сидел за своим столом и ожидал какого-то гостя. Мало людей проходящих мимо обращали на него внимания и на листовки, которые он расположил на столе, а также повесил на столб у дома, у которого сидел. Дом этот был административным офисом уполномоченных следаков, которые занимались пропажей людей и подобными запутанными делами, включая юридические сопутствующие вопросы. Мужчина оглядывал толпу, словно он был ребенком, смотрящим на плавающих перед ним рыбок и лицо его было детским, хотя физически этого сказать было нельзя. Какой-то старик подошел к нему и обратил внимание на его листовки.
- Что не оставил свою глупую затею? У нас и в городе проблем хватает, куда тебя несет? Кто найдет мою пропавшую капусту?
- Мистер Леггинс, ваша капуста была съедена козами мистера Бутвурда, дело закрыто и им занимался не я, так что...
- Так что тебе надо свалить из города, чтобы не заниматься пропажей ящика моей моркови, - дерзко хмыкнул старик на что мужчина изменился в лице, якобы его поймали и потому он был и раздосадован и взгрустнул, ведь ему по всей видимости, правда, не хотелось этим заниматься.
Если обратить внимание на листовку, то на ней было написано следующее:
"Уполномоченный следак, в связи с нехваткой кадров, ищет наемную силу для расследования исчезновения людей на северном тракте в это время года. Работа может оказаться опасной. Оплата при выходе из города 20 серебряных монет, по возвращению и в случае успеха еще 30, в случае неудачи 15. Обращаться к уполномоченному следаку Джоулиану Геллу."
Внешний вид Джоулиана

+5

4

 – Что же вы делаете, демонопоклонники окаянные! – схватившись за голову, возмущённо говорил пожилой мужчина глядя, как его телегу, полную только что купленных на городском рынке товаров, самым варварским образом разворошили трое солдат.

 – У нас строгий приказ обыскивать каждую повозку, покидающую город. Увы, ничего не могу поделать. – совершенно равнодушно, без малейшего намёка на сострадание ответил ему высокий воин с особой повязкой капитана стражи.

 Бегло проглядев документы, он, продолжая игнорировать причитания старика, вопросительно поднял глаза на солдат в повозке. Те, основательно перевернув всё её содержимое, отрицательно покачали головами, после чего, совсем не утруждая себя наведением порядка в созданном ими хаосе, спрыгнули на землю.

 – Похоже, всё в порядке, можете идти… – всё также равнодушно произнёс капитан, протягивая документы пожилому мужчине, как вдруг…

 – Вам меня не остановить! – словно бы с надрывом прокричал какой-то паренёк, неожиданно выскочивший из толпы и, ловко лавируя меж повозок, коими теперь был уставлен выезд из города, помчался в направлении врат.

 – Схватить его. – тотчас же распорядился капитан, не изменяя привычному равнодушию.

 Паренёк, поначалу показавшийся многочисленному люду, что стал невольным зрителем на этом разыгравшемся спектакле, всего лишь каким-то безумцем, внезапно стал проявлять чудеса ловкости. Сначала, невообразимым пируэтом сумел выскочить из лап сразу двух стражников, а затем, когда дорогу ему преградил здоровенный двухметровый амбал, паренёк каким-то образом умудрился проскочить у него прямо под носом, прошмыгнув между ног, после чего устремился к свободе со скоростью, о которой бегущие за ним солдаты в доспехах могли только мечтать. Толпа, утомившаяся в ожидании выхода из города, теперь громким свистом и улюлюканьем в адрес стражников поддерживала ловкого паренька. Некоторые лошади, словно ощутив общий настрой, стали громко ржать, а иные и вовсе немного брыкаться. В возникшей суматохе, шансы паренька на успех стремительно росли. Вот он уже проскочил через ворота, вновь ловко уйдя от загребущих лап уже других солдат, что стерегли их снаружи и словно ветер устремился вдаль. Капитан, не теряя времени, распорядился выдать его людям лошадей для погони. Далеко ему убежать вряд ли удалось бы – кругом равнины да редкие леса. Но теперь поймать его стало делом принципа. Толпа, завидев беспомощность стражи, разошлась не на шутку, осыпая солдат и их матерей множеством нехороших эпитетов. Прилюдное наказание паршивца усмирило бы пыл толпы.

 Вдруг, откуда-то донёсся щелчок, но из-за громкого шума, установившегося перед вратами, обратила на него хоть какое-то внимание только Свинья, всё это время внимательно следившая за происходящим, стоя в тени одного из домов, что неровным полукругом собрались у северных ворот города. Вслед за ним, послышался едва различимый свист, а в сторону паренька что-то полетело. Одно мгновение и до толпы доносится громкий вскрик, а беглец падает навзничь. Люди тотчас затихли. Капитан, в тот момент раздававший приказы, так и застыл с поднятой для очередной команды рукой, сам не совсем понимая, что произошло. Воцарившуюся тишину нарушил чей-то злорадный смех. Если так, конечно, можно назвать несколько редких самодовольных смешков, послышавшихся откуда-то из-за ворот. Вскоре показался и тот, кто их издал. Небрежно вскинув внушительных размеров арбалет на плечо, перед толпой возник пожилой мужчина в плаще и длиннополой шляпе, лицо которого перекосилось от злорадного оскала, который в его отношении можно было бы охарактеризовать как ухмылку.

Кто ещё хочет попробовать? – до невозможности хриплым, но громким голосом, в котором чувствовалась неприкрытая угроза, вопрошал он притихшую толпу.

 К своему несчастью, Свинье были знакомы и этот плащ, и шляпа, и голос, и, самое неприятное из списка этих знакомств, – арбалет. Перед толпой стоял никто иной, как Грэг Мёртвый Глаз. В своё время он прославился как охотник на чудовищ и особо отъявленных преступников, а потом связался с Громовым Легионом и стал вершить правосудие, карая нежить. Вот только он сильно отличался от других легионеров. Если те ставили первоочередной своей задачей уничтожение мертвяков во имя мира и благополучия людей, то Грэгу на все эти идеалы было глубоко плевать. Он охотится только ради собственного удовольствия. Слежка, процесс уничтожения и последующее самолюбование – вот они, цели жизни этого… человека. Его отношение к организации можно заметить невооружённым глазом – старый заржавевший значок Легиона очень небрежно прикреплён к плащу так, что просто заметить его уже задача непростая. Быть может, если бы и не было на этих землях страшных чудовищ, то он бы с радостью стал бы одним из них. Но покуда его услуги востребованы, он будет биться на стороне так называемого «добра».

 «Никаких шансов на побег» – сделала окончательный вывод Свинья, наблюдавшая за происходящим. Тускло тлевшая надежда на попытку побега через ворота угасла окончательно. Конечно, в городе было ещё несколько, но в том, что легионеры охраняют столь же тщательно, сомневаться не приходилось – «Что же делать? Продолжать ждать – бессмысленно. Стражников можно подкупить, но не этих фанатичных ублюдков. Быть может, пои…»

 Мысли Свиньи прервала какая-то маленькая девчушка, которая зачем-то стремглав побежала вперёд, но, по каким-то одной ей известным соображениям, решила, что смотреть на дорогу перед собой – удел слабаков. Как результат произошло непредвиденное столкновение между бегающим человеческим ребёнком и погружённой в свои мысли девушкой. Не обратившая на тихие шаги никакого внимания Свинья от неожиданности даже как-то дёрнулась, приготовившись выпустить механическое лезвие, но встретилась взглядом с девчушкой.

 – Ой, изви… – пролепетала девчушка, сделав неуклюжий шаг назад, после чего подняла глаза. Её взгляд вдруг остекленел, а губы застыли, так и не произнеся последний слог.

– Кэра, ты куда опять убежала?! – в эмоциях воскликнула подоспевшая вслед за девчушкой женщина, видимо, мама – простите её, пожалуйста, совсем она не смотрит, куда бежит. Кэра, ты извинилась? Извинись сейчас же!

 Девочка молчала, её губы начали дрожать, а на глаза стали наворачиваться слёзы. Когда женщина одёрнула её с требованием извиниться, девчушка отвернулась, спрятавшись за юбку матери.

 – Всё в порядке – бросила Свинья, после чего быстрыми шагами поспешила покинуть место происшествия. Напоследок, перед тем как уже окончательно скрыться за поворотом, она бросила взгляд через плечо и увидела расплакавшуюся девочку, с нескрываемым испугом пальцем тыкающую в сторону удаляющейся фигуры, сердитое лицо непонимающей матери и далёкий внимательный взгляд старого охотника на нежить, от которого не утаилось и это небольшое событие.

 Несколько минут Свинья петляла между маленькими улочками города, тщательно избегая детей и животных. Она внимательно вслушивалась в разговоры людей вокруг, надеясь уловить что-то для себя полезное. Так и произошло. Сначала она подслушала разговор двух стражников, один из которых с усмешкой упомянул, что вроде как один из этих серебреннозначковых пропал. А затем, выйдя на небольшую площадку посреди очередной улицы, услышала чей-то разговор о пропавшей капусте. Конечно, подобное её не интересовало, однако чуткий слух убийцы вычленил из общего словесного потока одну интересную фразу: «тебе надо свалить из города».

 Услышанное заставило Свинью обратить внимание на участников диалога. Первый оказался стариком, в котором она не увидела ничего интересного. А вот второй, крепкий мужчина с брутальной квадратной челюстью и густыми бровями… также особого интереса у неё не вызвал. Но если что и было здесь любопытного, так это небольшой листочек рядом с ними, суливший щедрую награду за работу вне городских стен. Если этот человек действительно уполномоченный, то проблем с его выходом за городскую черту проблем возникнуть не должно. Ещё там что-то говорилось про исчезающих людей и опасности, но это уже мелочи. Основных проблем в экспозиции вырисовывающегося плана предвиделось две. Первая: пропустят ли легионеры такого уполномоченного человека? Со стражей проблем, скорее всего, не возникнет, но эти вполне могут подложить… свинью. Вторая – определённое беспокойство вызывала профессия этого человека. Следаки ребята проницательные, а по отношению к таким чары кольца довольно хрупки. Пара неверных слов, одно неосторожное движение и он уже видит тебя насквозь. В общем, куда не глянь, в этом плане одна дыра другую дыру дырой погоняет. Но время поджимало, а иных способов выбраться она так и не нашла. Стоит попытаться.

 Решившись, Свинья подошла ближе, стараясь привлечь определённое внимание со стороны следака своей заинтересованностью.

 – 50 серебряных за один день?! – с неожиданно искренним энтузиазмом воскликнула Свинья, изображая крайнюю степень заинтересованности в собственном обогащении. На деле же ей было глубоко плевать на награду, однако желание денег, пожалуй, самый сильный и вполне естественный стимул, способный сподвигнуть человека на подобную работу. Даже странно, что до сих пор желающих не нашлось. Неужели все так страшатся слова «опасность?». В любом случае, стоило продолжать косить под алчную воинственную дурочку – клянусь именем моего деда, храбро воевавшего против гнусных демонов, я, Лана Отважная из Нижних Шербурцов, добуду эти деньги и верну наш родовой меч! Так, это Джоу… Джо-у-ли… тьфу. Ты Гелл, короче? Я в деле!

 Удивительное перевоплощение Свиньи из молчаливой убийцы в глупое разговорчивое «непонятно что» было произведено с одной единственной целью – создать в голове у этого следака образ храброй дурочки. Кольцо, что носила Свинья, позволяло отводить нежеланные взгляды, но уже вступив в диалог, оно словно бы размывало для собеседника все черты внешности своего носителя, из-за чего в его голове рисовался некоторый образ. Обычные люди особо не вглядываются в носителя кольца, забывая после диалога, как выглядел собеседник. Но Свинья небезосновательно опасалась, что этот человек может оказаться более внимательным, потому было так необходимо навести немного тумана. Каждое её слово было произнесено не случайно. Нижние Шербурцы – эта деревня, уже давно претендующая на звание городка, славится своими отбитыми фермерами, которые время от времени, хорошо набравшись, начинают считать себя великими воинами, вооружаются чем попало и идут спасать мир. Если понадобится описать их парой слов, то лучше всего подойдёт: слабоумие и отвага. Причём последнего им не занимать, за счёт чего их вполне охотно нанимают на работу, где нужна просто гора мышц на подхвате. Если даже Свинья про это знала, то он наверняка слышал. А если нет, то само название звучит очень по-деревенски. Остальные же фразы – словесная бахрома, необходимая, дабы дополнить образ. Втираться в доверие, играть роли других людей – совсем не её стезя, потому прибегает она к подобным приёмам лишь в крайнем случае. Что же, вот и он, крайний случай.

Отредактировано Лана (27 Мар 2020 18:02:07)

+5

5

Дед обратил внимание на подошедшую, сначала они с Джоулианом просто молча слушали, затем монолог закончился, но тишина осталась. Мужчина не знал, как реагировать и уже было собрался с мыслями, но тут выступил дед.
- Кхе-кхе-кха-ха-ха-ха, - засмеялся он как ненормальный, затем посмотрел на Джоулиана, - ну, успеха тебе, когда нанянчешься, жду тебя на поисках моей моркови, а-ха-ха-ха-ха, Отважная, а-ха-ха-ха, театр, - дед развернулся и заковылял прочь, продолжая смеяться и кряхтеть.
Гелл тоже прокашлялся и посмотрел на девушку вновь с долей скепсиса и дискомфорта.
- Почему же за один день? Дорога до места расследования займет три дня, да и само расследование займет какое-то время, стоимость провизии и ночлега будет вычтена из оплаты по возвращению из похода.
Затем Джоулиан оглядел девушку с ног до головы, нахмурил брови и вздохнул.
- Прошу прощения Лана, вы читали листовку внимательно? Мне нужны бойцы, не хочу обидеть жителей Нижних Шербуцов, у них храбрые сердца и горячие головы, но в моем случае поход может оказаться весьма опасным, я не могу согласиться взять с собой любого ищущего заработок.
Джоулиан откинулся на стуле и снова посмотрел на Лану, ожидая, что та просто уйдет или на крайний случай, хотя бы попытается поубеждать его, однако, ему казалось, что он уже принял решение по отношению к худенькой девушки с отважным прозвищем.

+5

6

 Итак, неловкая попытка Свиньи изобразить из себя отважную дурочку увенчалась, пожалуй, что переменным успехом. Реакция как старика, так и пышнобрового следователя говорила сама за себя – созданный ею образ чётко вырисовался перед ними, не вызвав никаких заметных подозрений с их стороны, что весьма радовало. А вот кое-что другое, увы, огорчало. После слов следака с трудным именем и несложной фамилией стало понятно, почему на работу до сих пор никто не согласился. По всей видимости, он просто точно так же разворачивал каждого желающего, увещевая о какой-то немыслимой опасности. Забота с его стороны о людях конечно похвальна, но она явно ни коим образом не входила в и без того на ладан дышащие планы Свиньи.

– Три дня пути? – переспросила она, стараясь не выбиваться из образа – это пешком или на лошадях?

 Вопрос был задан не столько из практических соображений, столько просто для того, чтобы заполнить повисшую в воздухе паузу. Если путь предстоит на лошадях, то конюшни наверняка располагаются за городскими стенами. А оказавшись там, Свинья просто исчезнет, оставив незадачливого следователя не у дел. Это, конечно не такой хороший исход, как если бы она могла проделать какой-то путь от города вместе с таким вот упономоченным человеком, но тоже неплохо. Однако, сейчас вырисовывалась другая, куда более насущная проблема, которую предстояло как-то решить. Причём сделать это как можно быстрее.

– Думаешь, я не справлюсь? Мой дед воевал с демонами, мой батя сражался с мертвяками, а я, значит, не справлюсь?! Да опасность моё второе имя!.. – храбрая дурочка на мгновение призадумалась, вспомнив, что у неё вообще-то второе имя уже занято – Ой, третье то есть. Лана Отважная Опасность. Да!

 Эта неуклюжая импровизация зашла слишком далеко. По лицу собеседника было совершенно ясно, что чем больше она говорит, тем меньше ему хочется изменить оглашённое решение. Самая пора заканчивать этот цирк и решить всё так, как то привыкла делать Свинья – действием.

 – Ладно, я поняла, не веришь. Разберёмся тогда по-шербурцовски… – стала говорить она, но осеклась, вспомнив, что «разборка по-шербурцовски» означает примерно то, что им придётся вусмерть нажраться самым дешёвым пойлом и хорошенько набить друг другу морды. Ох, спасибо дядюшка Бубба, дальний родственник, что родом как раз из той самой пресловутой деревни, чей красочный образ накрепко врезался в память Ланы, за столь чудесную и безумно полезную информацию – то есть, решим по-моему.

 Заканчивая последнее предложение, Свинья бегло осмотрелась вокруг и нашла то, что искала – маленькую деревянную табуретку, на вершине которой расположился горшок с каким-то одному Демону известным растением. Не тратя времени на то, чтобы спросить чьего бы то ни было разрешения, девушка самым наглым образом забрала табурет, небрежно опустив горшок на пол, после чего приблизилась к столбу, на котором висели листовки. Быстро найдя нужную, Свинья дерзко её сорвала, а затем проследовала к столу следака. Всё вышеописанное было произведено так быстро и столь нагло, что тому едва ли хватило бы времени, чтобы хоть как-то возразить. Свинья же поставила табуретку напротив стола, а затем расположилась на ней, про себя с неудовольствием отметив излишнюю скрипучесть и крайнюю неустойчивость этого деревянного сооружения, что ещё недавно служило всего лишь подставкой для цветка.

– Предлагаю пари – с этими словами Свинья опёрла правую руку локтём о столешницу, а ладонь словно бы протянула собеседнику. При этом в левой руке она нарочито небрежно сжимала листовку, словно подзадоривая собеседника – боремся на руках. Побеждаешь ты, я отдаю тебе листовку. Побеждаю я – берёшь меня на дело. И уж поверь, так просто я не сдамся, за деньги я готова на многое. По рукам?

 И сразу куда-то пропала вся наигранная глупость из её голоса. Собеседник вполне мог ощутить, насколько заметно серьёзнее она стала, хоть та и лукавила, говоря, что ради денег готова на всё. Джоулиан выглядел отнюдь не слабаком, но и Свинья здраво оценивала собственные возможности. Небольшая наглядная демонстрация силы и выказанная серьёзность намерений, возможно, сумеют убедить того принять решение.

Отредактировано Лана (31 Мар 2020 19:55:25)

+5

7

Офф: пост написан в соавторстве с игроком.
Он:

- Да, три, дневных, плюс минус пару часов. Пешком, лошадей сейчас не предоставляют.
Когда Лана снова заговорила так, словно была приезжей, Гелл снова попытался спрятать удивление своих глаз, но не мог. Ему явно разрывали шаблон по поводу поведения деревенских, а уж эти шербурцы...
– Предлагаю пари, боремся на руках. Побеждаешь ты, я отдаю тебе листовку. Побеждаю я – берёшь меня на дело. И уж поверь, так просто я не сдамся, за деньги я готова на многое. По рукам?
- Да можешь оставить листовку себе, на память, - улыбнулся Гелл и глаза его сверкнули азартом, он заимел некое уважение к девчушке, которая рвалась в бой и хотел её проучить, затем отправив восвояси с дельным советом, а потом заняться прежним делом - поиском партнера.
Мужчина выставил руку на стол и обхватив хрупкую руку девушки, посмотрел на неё.
- Готова?!
Если бы где-то поблизости вдруг оказался предприимчивый букмекер, то он бы ничего толком на этом представлении не заработал, ведь ни один более-менее разумный человек, которому хоть сколько-нибудь важно собственное благосостояние, не отважился бы поставить на девушку, чья ладонь совершенно беспомощно утопала в мощной хватке соперника. Надо отдать Джоулиану должное – схватил её он действительно крепко, но Свинья, честно говоря, ожидала чего-то более мощного. Возможно, она переоценила соперника, либо же, наоборот, тот недооценивал её, не применив полной силы. Какой бы ни оказалась правда, важно то, что противник не превзошёл ожиданий, а значит непредвиденных осложнений возникнуть не должно.
Готова – произнесла она глядя на соперника, но будучи через чур сосредоточенной на деле, позабыла придать произнесённому прежний вычурный эмоциональный окрас, из-за чего её слова теперь звучали, пожалуй, даже слишком серьёзно – давай на счёт три. Раз… Три!
Едва последний слог сорвался с её уст, как вялая хватка маленькой ладошки вдруг стала стальной. Не мешкая, Свинья резко рванула руку соперника к столу. Техника борьбы, конечно, у неё была неважная. Лана за всю жизнь лишь несколько раз боролась на руках и то было скорее шутки ради, нежели что-то серьёзное. Свинья рассчитывала сугубо на грубую силу и эффект неожиданности. Нет смысла ввязываться в долгое и нудное перетягивание каната, необходимо победить одним быстрым рывком в момент, когда соперник к этому готов меньше всего. Не совсем честно? Возможно. Однако победителей, как известно, не судят. Осталось лишь только им стать.
Гелл после рывка аж издал неопределенный звук, что-то типа "а-а-А?", он явно не ожидал от девчонки такой силы, но из-за того, что он собирался с ней бороться, ему удалось удержать руку под невыгодным углом. Что говорить, уже в ту секунду он осознал свою ошибку и понял, что примет девчонку, хоть и не мог сейчас дать окончательно выиграть, ведь как тогда будет выглядеть он? Ему что придется отдать свои полномочия случайной встречной? С чего тогда он будет платить налоги, кому тогда он будет нужен в этом городе? Ему что, придется как старику выращивать капусту и морковь?! Ну, уж нет!!! Это говорит вам он Джоулиан Гелл, один из лучших следаков этого городишки, и не ему сдавать назад. Хотя это и было сложновато. Мужчина вцепился глазами в сжатые ладони, удерживая угол в прежнем состоянии, он с трудом надавил на руку Ланы и та с натугой поддалась, дав ему немного выровнять баланс, однако, руки все еще находились на стороне Гелла и это давило психологически. Силу которую почувствовала Лана была уже не той, которая предполагалась сначала, бицепс мужчины словно стал в два раза больше, вены вздулись и через несколько секунд послышался треск рубахи Гелла, на что он совсем не отреагировал, этот твердолобый не собирался так просто сдаваться, но сил вывести руку Ланы в другую сторону (при её состоянии) ему пока не хватало.
Как не хватало сил и девушке, дабы преодолеть эту силищу. Блицкриг Свиньи провалился, с громким треском разбившись о мускулистое препятствие. Похоже, ситуация сложилась таким образом, что оба соперника серьёзно недооценили друг друга и при этом никто из них уступать был не намерен. Борьба затягивалась. Джоулиан, весь красный и пыхтящий хоть и выглядел презабавно, но собственное положение стал выравнивать. Свинья, конечно, понимала, что даже в этой ситуации у неё не всё потеряно, вполне можно попытаться побороться. Лана наверняка бы вновь загорелась присущим ей нездоровым азартом и непременно стала бороться до последнего, не обращая никакого внимания на возможность поражения, но Свинья такой глупости позволить себе не могла. Эта битва – лишь один шаг на пути к цели, совершить который необходимо как можно скорее. Благо, в рукаве, помимо механических лезвий, у неё был припрятана одна козырная карта. Разыграть её, значило бы пойти на немалый риск, но времени на размышления не было. Победить нужно было здесь и сейчас!
Свинья на мгновение прикрыла глаза, словно уходя в себя. Её хватка в этот момент словно бы ослабла, из-за чего борьба уже перевалила на её половину стола. Казалось, поражение девушки неизбежно. Но вдруг что-то словно изменилось. Она раскрыла глаза и сделала решительный рывок. Сила, с которой следаку едва удавалось справиться, ни с того ни с сего удвоилась, будто ему подменили оппонента. Тонкая рука, словно выкованная из закалённой стали, мгновенно перехватила инициативу и неспешно, именно неспешно, стала склонять десницу противника к столешнице.
Такого Джоулиан никак не ожидал, ему не то, что не хватало сил, девчонка попросту сминала его. Да откуда у деревенской девчонки такая силища?! Гелл словно под пыткой смотрел, как его рука медленно двигается в другом направлении, хотя только что набирала темп. В конце концов, мужчина не был глупцом не умеющим проигрывать и он здраво оценивал свои шансы. В данный момент они оказались нулевыми. Гелл хлопнул свободной рукой по столу и высвободил руку, сопровождая это словами:
- Все, все, я понял. Ты победила и похоже твое прозвище досталось тебе неспроста, - Гелл откинулся на стуле и выдохнул, а затем вытер пот со лба.
- Что ж, я сдержу слово, ты принята. Честно говоря, добровольцев особо не было, поэтому я скорее проверял сможешь ли ты постоять за себя, а не то, что мне прямо не хотелось тебя брать, - хмыкнул Гелл, - каким оружием ты пользуешься Лана? Я же могу к тебе так обращаться?
Мужчина вытащил из-за пазухи сверток и развернул его перед Ланой, подав стоявшую на столе чернильницу и перо.
- Осталась формальность. Наемнический контракт. Все стандартно, если выполняешь оговоренные в нем обязательства, не предаешь и не убиваешь меня, контракт считается выполненным, если наоборот, носить тебе магическое клеймо, пока не отрубят голову за нарушение, ну или не выплатишь штраф, надеюсь мою жизнь оценят подороже, - грустно хмыкнул Гелл.
Контракт и правда был стандартным делом для тех, кто связывался с наймом на государственную службу, частные лица в основном не использовали подобных контрактов, предпочитая разбираться самостоятельно. Свинья должна была знать о подобных контрактах и то, что он вступает в силу с момента произнесения текста вслух и добровольной подписи. Обычно старались не перебарщивать с условиями, иначе кто бы тогда стал подписывать подобное? В данном контракте было прописано три пункта страховки: 1) не предать нанимателя, когда ему понадобится помощь; 2) не убить нанимателя; 3) контракт составлен на 10 дней или если работа будет выполнена раньше, наниматель обязан отпустить наемника словами "работа сделана". Суть работы и прочие нюансы были расписаны в описательной части контракта, собственно, все как и сказал Гелл необходимо было сопроводить его до места и расследовать исчезновение людей на тракте. Работа считалась выполненной, когда они докопаются до истины и заключат виновников под стражу или покарают их.
- Хорошо, что еще светло, сможем выйти сегодня, если у тебя нет других дел?!

+4

8

 Знаете, какой тип людей Свинья не любила больше всего? Это те упрямцы, на которых чем сильнее надавишь, тем упорнее они будут сопротивляться. С подобными личностями даже самые обычные, рутинные, так сказать, пытки, в определённый момент приобретали обоюдный характер. Вот и Джоулиан, похоже, наотрез отказался проигрывать. Причём самое решающее усилие, что предотвратило его стремительное поражение, он сделал уже тогда, когда его рука повисла над поверхностью стола всего в парочке дюймов. Казалось бы – дай ты себя спокойно победить, и мы тотчас же пойдём по твоему делу, все в плюсе. Но не-е-ет! Нужно в самый последний момент продемонстрировать миру свои мощные мышцы, наотрез оказавшись сдаваться. И во имя чего? Победить девушку, которая вроде как, хоть и за деньги, но хочет помочь!?

 Ситуация на поле битвы выравнивалась не в пользу Свиньи. Теперь, когда её план быстрой победы провалился окончательно, шансы на победу вовсе не улетучились, но представлялись весьма призрачными. Стало ясно, что схватка затянется, а время сейчас её злейший враг. Вдобавок, кольцо хоть и делало свою работу, успешно отводя глаза зевак, Свинья не была уверена, что оно будет столь же успешно продолжать это делать. Кто-то вполне может заметить это пыхтящего горе-следака, пытающееся перебороть… кого? Верно, тут же начнут вглядываться, что чревато ослаблением чар, вплоть до их полного исчезновения, а это в свою очередь привело бы всю изначальную затею к полномасштабному фиаско. Во избежание подобного сценария, Свинья краем глаза старалась также оценивать ситуацию на улице, из-за чего ей было ещё сложнее сосредоточиться на борьбе. Понемногу, неустойчивое равновесие стало пошатываться в её сторону. Необходимо было что-то предпринять.

 И Свинья даже знала, что именно она может сделать. Паразит, только благодаря которому она вообще существует, почувствовав опасность, мог в значительной степени её усилить, а после нескольких экспериментов по самоконтролю Свинья научилась активировать сию способность по своему усмотрению. Однако, как это водится, был нюанс. Если она использует её сейчас, то непременно победит, проблема решится. Но после усиления непременно наступает ослабление. Ненадолго, всего, быть может, не десяток минут. Но каковы шансы, что именно в этот отрезок времени её обнаружат легионеры? Неважно даже то, насколько они велики, достаточно того, что шансы эти вообще существуют. Найди они её в обычном состоянии, Свинья, пользуясь способностями, смогла бы скрыться или даже дать бой, но будучи ослабленной она не сможет им противопоставить совершенно ничего. Использование этой способности пусть и решит все текущие трудности, но оно может повлечь за собою самые неприятные последствия. Свинья колебалась. Собственная нерешительность раздражала её. Но гораздо больше её выводил из себя этот упрямец, сидевший напротив, что есть сил боровшийся во имя… Чего? Самолюбия? Гордости? Как же раздражает. Вот бы его… убить.

 И в этот момент Свинья вдруг осознала, что теряет самоконтроль. Паразит, воспользовавшись небольшим душевным диссонансом, вновь стал проявлять свою неразборчивую жажду крови. Нет, так больше продолжать нельзя. Свинья, мгновенно оценив новый риск, наконец приняла решение. На секунду прикрыв глаза, она сосредоточилась, стараясь вызвать у паразита чувство тревоги. Сработало. Глупое аморфное существо послушно поддалось на мнимую угрозу. Жажда крови отступила, а Свинья ощутила заметный прилив сил. Теперь исход битвы был предрешён. Стараясь изображать хоть какую-то тягость борьбы, Свинья стала медленно склонять руку противника к столешнице. Вот ещё немного и-и-и… соперник сдаётся. Этот упрямец даже не стал достойно принимать поражение! Впрочем, неважно, теперь Свинья была вправе требовать от него эту работу.

– Можно и просто Лана – Свинья простодушно пожала плечами, стремясь поскорее закончить разговор и приступить к делу – из оружия у меня с собой лишь мои кулаки и охотничий нож, меч мне ещё предстоит выкупить. Не стоит волноваться, я и без него смогу за себя постоять, поверь. Так что, можем приступать?

 Наивно спросила она, но её ждало ещё одно разочарование. Джоулиан вдруг решил проявить осторожность, развернув на столе магический контракт и предложив Лане его подписать, тем самым, окончательно принимая её на работу. И здесь Свинье уже стало любопытно. Она уже имела дело с подобными вещами, что немудрено, ведь её бывший повелитель использовал на некоторых людях особую форму проклятия, эдакий односторонний контракт, по которому некромант получал раба, а последний получал право прожить немного дольше. Здесь примерно всё то же самое, разве что условия более мягкие и последствия чуть менее суровые.

 «А где пункт про то, что меня убивать нельзя?» – отметила про себя Свинья, пробегаясь глазами по пунктам договора. В целом, основные положения контракта были прописаны чётко и ясно, она подвоха в этом не заметила, однако были два момента, которые её беспокоили. Во-первых, последствия – сам Джоулиан не до конца уверен, какое наказание её ждёт в случае нарушения. Подобная неопределённость навевала некоторые опасения, особенно если учесть тот факт, что выполнять свои обязательства она на самом деле не особо то и стремится. С другой стороны, если наказание действительно попросту делает из неё преступника, то в таком случае она совершенно ничего не теряет, ведь Свинья, наверное, одна из самых разыскиваемых убийц в как минимум одном королевстве. Во-вторых, контракт на ней мог попросту не сработать. Множество артефактов и чар работают каким-то образом взаимодействуя с магическим запасом сил живого существа. Деталей подобных магических таинств Свинья, естественно, не знала и знать не могла, но суть ей была предельно ясна: не каждое заклинание, созданное человеком для человека, на ней сработает. Впрочем, после всего, что произошло, глупо было бы отступить перед куском пергамента.

 Закончив с чтением контракта вслух, Свинья взяла чернильницу и, предварительно обмакнув перо, уверенно нанесла на бумагу витиеватую подпись, состоящую из первых двух букв имени Ланы Шмидт. Она специально не стала использовать какую-то придуманную подпись, дабы контракт сработал наверняка и чтобы у следака не возникло никаких подозрений. С тихим шелестом перо завершило последний свой росчерк и застыло неподвижно, приподнявшись над пергаментом. Прошло мгновение. Крохотная чернильная капелька тихонько упала с кончика пера на пергамент, медленно расползаясь маленькой тёмной кляксой рядом с подписью.

– И, это всё? Я всё правильно сделала? – с искренней неуверенностью и ноткой опасения вопрошала Свинья. Она действительно ожидала, что, быть может, письмена на пергаменте вспыхнут голубоватым сиянием, или тело ощутит приступ боли. Но нет, ничего подобного не произошло и никакой боли она не почувствовала. Быть может, контракту нужно время, чтобы подействовать? В любом случае, все формальности были завершены и, похоже, её новообретённый работодатель уже был готов выдвигаться.

– У меня дел здесь совсем никаких не осталось, могу выдвигаться хоть сейчас. Раньше начнём, раньше закончим. Только... – Свинья проявила излишнюю внимательность, ткнув пальцем на порванный рукав рубахи – тебе, наверное, стоит переодеться. Я подожду здесь.

+4

9

Ничего особенного Лана так и не почувствовала, кроме легкой тянущей силы в руке, которой подписала контракт. На самом деле это было почти незаметно и если бы она не сосредотачивалась на своих чувствах, чтобы понять изменилось ли что, она могла бы и не заметить данной особенности, которая пропала со временем.
- Все? А ты хотела что-то еще?
Удивленно спросил Гелл, сворачивая свиток и убирая его за пазуху.
 – У меня дел здесь совсем никаких не осталось, могу выдвигаться хоть сейчас. Раньше начнём, раньше закончим. Только, тебе, наверное, стоит переодеться. Я подожду здесь.
Мужчина посмотрел на свою рубаху и улыбнулся.
- А, да ничего особенного, такое часто случается. Сейчас переоденусь, заберу вещи, оставлю контракт руководителю и выходим.
Гелл снял со стола листовки, чернильницу и перо, и положил их на стул. После взялся за стол и сказав "Поберегись", поднял его, а затем потащил в здание перед которым сидел. Мужчина открыл дверь ногой, прокричал кому-то, чтобы забрали стулья и прочее, и медленно начал входить внутрь, следя за тем, чтобы стол не ударился об косяки. На какое-то время Гелл пропал из виду, а за стульями прибежал маленький черноволосый мальчуган, который взялся за стул и подняв глаза на девушку, немного оторопел. Он вцепился в стул руками и медленно, медленно попятился назад, не отрывая взгляда от девушки, а затем сиганул в открытую дверь. Почти тут же вышел Гелл, который почти столкнулся с мальчиком и естественно, сказал ему быть аккуратней, но мальчуган не послушал. Пока все это происходило Свинья почувствовала на себе пристальный взгляд кого-то, кого она не смогла обнаружить. Даже когда она огляделась по сторонам, то не заметила никого, кто мог бы за ней наблюдать, хоть улицы и не были пусты. Джоулиан в этот момент бросил в неё свернутый спальный мешок и сказал:
- Не зевай, выдвигаемся, мешок входит в стоимость контракта, один серебряный за ночь, не вижу, чтобы у тебя был свой, а это хорошее предложение, отказ не принимается, политика организации, - улыбнулся Гелл и двинулся в сторону западных ворот.
Мужчина переоделся в коричневую льняную рубашку и нацепил на себя большой рюкзак, в остальном его вид остался прежним.
- Так что, пока мы не дошли до ворот. Что ты рассказывала о мече своего отца? Я бы с удовольствием послушал эту историю.

Офф: Заряды паразита уменьшились до 17.

+3

10

 На непринуждённый ответ Гелла даже невозмутимая Свинья отреагировала лёгким удивлённым поползновением брови вверх. При каких же таких столь частых обстоятельствах этот человек умудряется рвать себе рубашку? Ещё одна загадка, которую, благо, разгадывать было вовсе не обязательно.

 Когда этот злостный уничтожитель рубах взялся за стол с намерением утащить его обратно в здание, Свинья, дабы не помешать процессу, сделала пару аккуратных шагов в сторону, пока плечом не упёрлась в стену. В таком положении она и осталась стоять в ожидании своего работодателя, разве что позу приняла чуть более непринуждённую. Бегло оглядев улицу, она удостоверилась, что за ней никто не наблюдает, а также не приметила никого, кто по внешним признакам мог бы иметь отношение к Легиону. Усиление продолжало действовать, и она с этим, увы, ничего поделать не могла. Напускное чувство тревоги бесследно исчезло, но паразит по инерции продолжал растрачивать энергию ни на что. Быть может, и есть способ заставить его остановиться, дабы потом сократить крайне неприятный эффект ослабления, что неминуемо последует по истечению действия усиления, но Лана его пока не нащупала. Жаль, что в этом мире нет никого, кто мог бы объяснить, как этой силой пользоваться, во всём придётся разбираться самой методом проб и ошибок.

 Из нахлынувших вдруг раздумий её вывело негромкое поскрипывание досок, донёсшееся со стороны входа в здание. Шаги быстрые и лёгкие, совсем не соответствовавшие мускулистому следаку. Без особого интереса Свинья повернула голову, дабы увидеть причину этого звука.

 «Да твою ж мать!»

 Её взгляд напоролся на два широко распахнутых глаза, принадлежавших какому-то мальчонке, вынырнувшему из помещения и уже положившему свои ручонки на стул, дабы его забрать. И он бы без труда исполнил свою работу, если бы не увидел нечто такое, что заставило его буквально застыть, позабыв обо всём. Свинья, мысленно выругавшись, отшатнулась от ребёнка, стремясь увеличить дистанцию между ними, дабы ослабить действие присутствия. Похоже, сработало: мальчонка медленно набирая скорость попятился, а в определённый момент сорвался с места и побежал обратно в здание. Вроде бы происшествие совсем незначительное и окончилось без каких-либо эксцессов, но интуиция говорила Свинье об обратном. Кто-то это заметил. Кто-то обратил внимание на этот крошечный инцидент. Свинья внимательно вглядывалась в проходящих мимо людей, в мутные, а то и вовсе закрытые перекошенными ставнями окна, но не видела ничего подозрительного. Зато чувствовала. Обычный человек мог бы отделаться мыслью навроде: «показалось?». Но Свинья привыкла доверять собственной интуиции, а потому тот факт, что ей никого не удалось обнаружить, тревожил её ещё сильнее. Вдруг, краем глаза где-то слева она уловила какое-то движение. Что-то большое и тёмное стремительно летело к ней. Свинья сделала полуоборот, приготовившись в случае чего отразить неожиданную атаку, но тревога оказалась ложной. На руки, уже готовые нажать на спусковые крючки механических лезвий, приземлился мягкий свёрток, аккуратно перетянутый парой верёвок.

– Это что, не видать мне ещё три серебряных? Нет, подождите… шесть?! Да я и на земле посплю с превеликим удовольствием за такие деньги! – без особого энтузиазма в голосе отметила Свинья, причём, надо сказать, в этот момент она не столько играла роль, сколько была собой. Холодный расчёт подсказывал ей, что тратить двенадцать процентов от предполагаемого заработка на то, что сама считала излишней роскошью – расточительство. А ведь ей ещё платить за провизию. Так, глядишь, как доберутся до места, ничего и не останется. Впрочем, что это за мысли? Она и не собирается же работать, главное сейчас выбраться из города, превратившегося в ловушку, так? Верно, сейчас необходимо сосредоточиться совсем на другом. Поэтому, побурчав ещё немного для виду, она при помощи верёвок, коими был перетянут свёрток, прикрепила его на спине и поспешила догнать Джоулиана, который уже вовсю преодолевал улицу семимильными шагами.

 – Да рассказывать-то особо нечего – с тщательно скрываемой неохотой отвечала Свинья на вопрос своего работодателя, пытаясь найти в памяти Ланы хоть что-нибудь, из чего удастся слепить хоть мало-мальски правдоподобную историю, которую можно было бы ему скормить – его мой дед во время Освобождения выбил как трофей с трупа одного из демонов-командиров. Хороший, добротный такой одноручник из прочнейшей истропольской стали. Идеальный баланс, лезвие такое, что можно было жуков на лету разрубать, а гарда – просто заглядение! – во время рассказа, Свинья не забывала следить за ситуацией на дороге перед ними и это оказалось очень кстати, ведь навстречу им медленно плелась повозка, приводимая в движение одной лошадиной силой. Во избежание ситуации, когда бедное животное вдруг решит её ни с того ни с сего испугаться, девушка чуточку сбавила шаг, одновременно с этим практически притёршись к стене дома, ограничевавшего улицу, а когда лошадь оказалась рядом, сделала быстренький рывок вперёд, после чего обернулась, дабы оценить результат. Вроде, сработало, лошадь как ни в чём не бывало продолжала своё движение. Зато вот Джоулиан наградил её очень неоднозначным взглядом. Свинья поспешила вернуться на прежнюю позицию рядом со следаком, после чего продолжила рассказ – В общем, да, прекрасный меч. Дед с ним ещё долго сражался. А потом умер, но, правда, не совсем как герой. Упал с лестницы. Несчастный случай, обычное дело. Меч по наследству перешёл к моему отцу, так он стал родовым оружием. Мой батя потом с этим мечом сражался против разбойников! Да так отважно, что лишь один выжил, так его эти бандиты испугались! Вернулся, правда, совсем без доспехов. Без медяка в кармане. И без меча. Потерял по пути, говорит, ну, всякое в жизни случается. Но я недавно узнала, что наш меч продаёт некто по кличке Чёрный Пёс. Это точно наш меч, своими глазами видела! Вот только деньги нужны. Поэтому, я здесь.

 Импровизированная история закончилась аккурат в тот момент, когда улица на их пути претерпела значительное расширение, упиравшееся с противоположной стороны в стену с решётчатыми вратами. Похоже, что вот она, точка невозврата. Это были другие врата, совсем не те, где совсем недавно устроил жестокое представление  именитый охотник из Легиона, но общая картина была примерно та же: большая очередь из нервных людей, жаждущих поскорее выбраться за стены, куча не менее недовольных стражников, на плечи которых свалилась куча работы и несколько легионеров, внимательно надзиравших за происходящим вокруг. Представшая их взору картина даже заставила спутников ненадолго остановиться, дабы оценить обстановку.

 – Кстати говоря, об этом месте, это у вас всегда так? – продолжая притворяться дурочкой, обратилась Свинья к следаку, неопределённо ткнув пальцем куда-то в сторону собравшейся очереди и стражи. Несмотря на незатейливую интонацию, с коей прозвучал вопрос, ей было действительно интересно, что известно Джоулиану насчёт всей этой ситуации в городе. Всё таки, по роду службы, он наверняка должен быть осведомлён лучше, чем обыкновенные обыватели этого злосчастного городишки.

+3

11

Гелл действительно удивленно посмотрел на Лану, которая приклеилась спиной к стене и двигалась так какое-то время. Все это походило на какую-то нелепую ситуацию, когда ты не можешь адекватно оценивать действия людей и присуждаешь всему этому статус "странно, странно".
- Ты что лошадей боишься?
Спросил мужчина, когда Лана сиганула прыжком вперед и оказалась ближе к нему, нежели к кляче, которая ели двигалась по дороге.
После этого Гелл немного осевший в своих мыслях в полуха слушал рассказ Ланы и очнулся где-то на последних фразах, хотя нельзя было сказать, что он не уловил сути. Как раз в это время они подошли к воротам, где толпилась огромное количество людей разного возраста и достатка. Блокада и впрямь затянулась и Джоулиан просто кивнул Лане, чтобы та шла за ним. Проходя мимо повозки, где сидела кормящая женщина и её младенец, который плакал, он казалось заплакал еще хлеще, но похоже он орал столь долго, что многие просто отчаялись что-либо поделать с этим.
Вопрос Ланы Гелл пропустил, поскольку входил в роль серьезного служителя закона и отвечать, было бы равносильно сбросу всей напускной серьезности. Гелл подошел к стражникам и рыцарям Легиона, после чего официально кинул пару слов ближайшим гражданским и стражникам, продемонстрировав документ на выход. Стоявшая поодаль Лана была обозначена как спутница Гелла и они продолжали ждать. Рыцари Легиона решили продемонстрировать свою власть, заставив следака и его спутницу продемонстрировать содержимое их карманов и рюкзака. Первым под руку попал Джоулиан, который с неохотой открыл рюкзак и попросил побыстрее закончить с этим. В ответ получил грубое "Закончим, когда надо". К Лане же отправился один из рыцарей, который вызывающе обошел её вокруг и уставился на неё. Джоулиан прекрасно видел это, но в самом конце рыцарей позвал присланный рекрут, который сказал, что они необходимы главному охотнику.
Напряжение сколь бы не было сильным спало и Гелла и Лану пропустили за ворота. Какое-то время они двигались по тракту, поскольку двигаться куда-либо еще не было возможности...
Офф: прошу продолжить пост игроком, поскольку ранее у неё возник конфликт интересов.

+3

12

 Первый же вопрос, заданный с целью получить хоть немного информации, был самым наглым образом проигнорирован. Джоулиан вдруг перестал быть прежним, несколько обманчиво простоватым здоровяком. Теперь он весь насупился, скорчил грозную мину на лице, такую, что теперь его весьма солидные брови вызывали отнюдь не желание отпустить ещё одну безобидную шутку на этот счёт, а искренний трепет и уважение. Вот с таким лицом он и направился в сторону стражников, что охраняли ворота. Свинья, в полной мере ощутив эффект данного перевоплощения, донимать своего работодателя повторением вопроса не стала, а лишь послушно последовала за ним. И пока она это делала, заметила, что стала отставать. Даже просто шагать стало заметно труднее, похоже, эффект усиления уже прошёл и настала фаза слабости. Очень не вовремя.

 Следак, видимо, действительно обладая некоторыми привилегиями, не стал особо церемонится и направился прямиком к привратникам, минуя всю эту длинную очередь, которая, ощетинившись десятками колких взглядов, недовольно смотрела в спину ему и его спутнице. Свинья, в свою очередь, шла прямиком за Джоулианом, но, заслышав истошный детский плач, доносившийся из повозки, которую они миновали, она решила держаться чуть в стороне. Так, когда следак наконец приблизился к блюстителям порядка, девушка находилась чуть поодаль от него. Было в этом и кое-какое тактическое решение: в случае, если их вдруг решат схватить, у неё будет маленькое преимущество в виде небольшой дистанции. Впрочем, это был бы, пожалуй, наихудший сценарий из всех возможных. Хотелось бы надеяться, что всё пройдёт гладко.

 Джоулиан тем временем уже успел заговорить со стражниками, предъявить им какую-то бумагу и даже ткнуть перстом в сторону соблюдавшей дистанцию девушки, благодаря чему на неё устремилось несколько четыре пары глаз – два взгляда безразлично-оценивающих, а два других внимательные и надменные. Первые, как не трудно догадаться, принадлежали обычным стражникам, для которых вся эта блокада была не более чем фарсом, из-за которого они сейчас не сидят в кабаке, а весь день стоят на ногах облачённые в доспехи. Те, мельком глянув на документ, самого следака и его спутницу, без проблем бы отпустили их. Однако тут уже вмешивались владельцы тех самых цепких взглядов – легионеры. Документ с печатью для них был не ценнее клочка бумаги для сортира. Один из них тотчас же занялся тщательным досмотром следака, а его коллега направился в сторону девушки, которая, когда на неё указали пальцем, дабы поддерживать роль решила незатейливо помахать рукой в ответ, да так и застыла, глядя на то, как неспешно к ней приближается один из злейших врагов. Ситуация непростая, но Свинья сохраняла хладнокровие. Она внимательно смотрела на легионера и пока не заметила ни единого признака настороженности с его стороны. Не похоже, что он что-то заподозрил, но стоило быть начеку.

 Дабы максимально сократить время досмотра, Свинья сразу стянула со спины свёрток со спальником, после чего протянула его подошедшему легионеру. Тот, бросив мимолётный взгляд на свёрток, не стал его принимать. Вместо этого он стал внимательно с ног до головы осматривать девушку, медленно вышагивая вокруг неё. Свинья, опустив руки со свёртком, не двигалась. Рыцарь, совершая обход, покидал её поле зрения. Не желая потенциальному противнику зайти себе за спину, Свинья сделала плавный полуоборот в сторону, противоположную его движению, после чего, вновь поймав легионера в поле зрения, уставилась прямо на него, стараясь не упустить момент, когда на его лице появится хоть малейший намёк на то, что чары кольца спадают. Рыцарь же, сделав ещё два медленных шага вперёд остановился и поднял глаза. Их взгляды встретились. Два внимательных изучающих взгляда, ни один из которых не мог разгадать загадку своего оппонента. Это безмолвное противостояние вполне могло затянуться. Легионер ничего не видел, но наверняка что-то чувствовал. Свинья развивала собственную интуицию годами и как никто другой знала, что порой не стоит доверять одним только глазам. Также знала они и то, через какую подготовку проходят эти парни, а потому могла смело ставить на то, что интуиция у них развита ничуть не хуже. Ситуация накалялась.

 Однако судьба на сей раз решила оказаться благосклонной к девушке. Эту ненароком начатую игру в гляделки прервал примчавшийся невесть откуда паренёк в новеньком лёгком доспехе с блестящей бляхой легиона на груди. Тот, с трудом подавляя одышку, рапортовал, что легионерам необходимо срочно явиться на пункт сбора. В отличие от своих коллег, сей молодой товарищ, являвшийся, по всей видимости, новобранцем, не обладал той же непробиваемой миной высокомерного безразличия на лице, а посему на нём в открытую читалась некоторая тревога. Благодаря этому становилось очевидно, что где-то что-то произошло. Причём нечто настолько серьёзное, что легиону понадобилось собрать все свои силы в городе.

 «Уже нашли тело?» – сделала догадку Свинья, после чего перевела взгляд обратно на легионеров.

 Те двое переглянулись, оба, совершенно не сговариваясь, но словно по команде кивнули, после чего тот, который до этого осматривал содержимое рюкзака следака, тотчас бросил это занятие.

– Этих пропустить, остальных не выпускать пока не придём – скомандовал он стражникам, чем вызвал бурю возмущения у толпы, но не обращая на это никакого внимания, вместе с напарником поспешил удалиться восвояси.

 Свинья, проводив стремительно удаляющихся легионеров взглядом, проследовала к своему работодателю, на ходу затягивая верёвки, удерживающие дорогостоящий свёрток на спине. Стражники, в точности следуя указаниям своего нового начальства, выпустили спутников за врата. И вот они уже шагают по тракту за пределами стен, а за их спинами с громким скрежетом опускается решётка барбакана. Ворота закрылись наглухо, а им удалось проскочить самыми последними. Повезло.

 Теперь они молча шли по покрытой слоем грязи дороге. Свинье казалось, что Джоулиан ещё не вполне отошёл от своего приступа внезапной серьёзности, а потому заводить разговор не спешила. К тому же, молчание её вполне устраивало.

 После преодоления очередного поворота, за кронами деревьев скрылись городские стены. Встречавшиеся по пути пригородные усадьбы и придорожные трактиры исчезали, а их место занимали поросшие высокой травой поля, перемежающиеся небольшими перелесками. Прекрасное, должно быть, зрелище. Но для Свиньи оно выглядело несколько однообразно: серые луга, серые деревья с чуть более тёмными стволами, над бесцветными макушками которых лениво проплывают белые облака на сером фоне. В воспоминаниях Ланы подобная картина выглядела чуть более контрастно.

 Впрочем, стоило помнить, что она здесь совсем не из-за красоты местных пейзажей оказалась. Город остался позади, никакой погони пока нет, всё спокойно. Нужно было решить, что делать дальше. К участку дороги, по которому они сейчас проходили, вплотную прилегала плотная роща. Силы, потраченные на бессмысленную, как оказалось, борьбу на руках, возвращались вновь. Можно было в любой момент метнуться и стремительно скрыться среди деревьев. Хороший план, надёжный как истропольские часы, но даже в нём были изъяны. Первым таким недочётом был Джоулиан. Побег спутницы наверняка заставит его вернуться обратно в город, а там наверняка обмолвится об этом легионерам и те не заставят себя ждать, вновь сядут на хвост. Возможным решением было убийство следака. Его пропажу обнаружат нескоро, да и тело найти в лесу не так просто. Его неизбежно найдут, но это наверняка даст Свинье время, чтобы уйти достаточно далеко. Но здесь вклинивалась вторая проблема – контракт, который она была вынуждена подписать ранее. Несмотря на то, что сам следак относился к нему достаточно обыденно, Свинью настораживал тот факт, что она не знает, какие конкретные последствия её ожидают за нарушение оного. Вдобавок, где-то там, в глубине души на тонких струнках человеколюбия навязчиво играла сама Лана, из-за чего у Свиньи в данный момент проявилось стойкое нежелание проливать кровь попусту. Тем более, что была альтернатива.

– В объявлении говорилось об опасности, – завела наконец разговор Свинья, когда путники прошли мимо той самой рощи – так с чем мы имеем дело?

 Взвесив все за и против, Свинья решила пока продолжать путь вместе со следаком. Если легионеры обнаружили труп, то могут решить, что она всё ещё заперта в городских стенах. В пользу этой версии говорил тот факт, что никакой погони за ними выслано не было. Лишние риски ни к чему, потому она решила просто двигаться дальше, не предпринимая никаких авантюрных действий. В конце концов, с наступлением ночи у неё ещё представится замечательная возможность сбежать и выиграть уйму времени.

+3

13

- Если честно, - начал Джоулиан, - я и сам не знаю. Каждые четыре месяца, кто-то обязательно пропадает на этом участке дороги, - Джоулиан распахнул куртку, вытащил карту и продемонстрировал довольно приличный участок дороги, - каждые четыре месяца, как по часам. Сначала это было не столь заметно, но заявления начали приходить все чаще. Они обычно приходят от местных трактирщиков, куда приезжают родственники или уполномоченные в поисках пропажи, но бывает и так, что простые путешественники рассказывают о брошенных разворованных обозах, телеги, а то и их иногда нет, но имеются следы борьбы. Естественно мы выезжаем на место с уполномоченными и фиксируем произошедшее. Как ты видишь, участок весьма обширный и это ставит под сомнение мою теорию, мало ли кто и когда там шастает. Но и заявления приходят не сразу, сначала же должны обнаружить пропажу, потом донести. Однако, я опрашивал людей и все соглашаются, что обычно пропажи происходят в первые две недели каждого четвертого месяца. Я выходил с коллегами на поиски, но мы ничего толкового не нашли, следы начинают теряться и исчезают. Даже высланная стража не смогла никого найти, хоть они и выступали не в то время, которое следовало. После лесов с северной стороны идет топь, за ними степь, а с южной просто степные поля. Там есть свои деревни и даже разрушенные родовые гнезда, но они стоят в отдалении друг от друга на многие мили, а о некоторых ранних постройках даже нет информации. Когда мы посылали запросы в деревни, только одна деревушка дала нам ответ по этому делу. Точнее, сначала глава деревни просто обронил в письме пару фраз, что к ним пришел отощавший доходяга, совершенно выживший из ума. Он все говорил о каких-то людях-животных и трансформациях в высшее, - Лана могла зацепиться за эти слова, они ей были знакомы, - мы отправились туда, допросили его, но он нес несклыдный бред и не мог дать верный ответ. Мы забрали его и передали родственникам, бедный торговец совсем выжил из ума, и все чертил один знак повсюду, где мог, - Джоулиан взял палочку с дороги и нарисовал этот символ.
Лана знала его, это был символ её господина.
- Сейчас как раз началась первая неделя четвертого месяца и мы пройдемся по этому участку вдоль и поперек, у нас на это десять дней, а ежели ничего не найдем, то директор сказал мне, чтобы я прекратил заниматься этой ерундой. Мы даже поспорили, ну, и вот мы здесь. Лана?
Джоулиан посмотрел на девушку и ему показалось, что она чем-то обеспокоена или просто витает в облаках, он хотел удостовериться, что она его слушала все это время.

+4

14

 Даже в самой своей жуткой фантазии Свинья не могла вообразить себе то, к чему приведёт ответ Джоулиана на вполне очевидный, в общем-то, вопрос. Она ожидала узнать о какой-нибудь несчастной шайке бандитов, решивших начать грабить караваны, или же услышать рассказ о неведомом кудлатом чудовище, что завелось в лесах и принялось кошмарить население, похищая урожай. Нет, услышанное многократно превзошло любые ожидания.

 Поначалу Свинья слушала ответ внимательно, но без особого интереса. Первым звоночком, который заставил её призадуматься, стало упоминание об определённой периодичности происшествий. Разбойники кушать хотят всегда, потому подобное соблюдение временного интервала казалось странным. Да и у чудовища едва ли бы припасён календарь где-нибудь в логове. Другое дело, что монстру для питания может хватать, скажем, два-три человека в месяц. Тогда в этом есть смысл: оно отлавливает необходимое количество добычи и уходит на покой. Подобная периодичность также навевала ещё на одну мысль – это вполне могли оказаться проделки какой-нибудь магической секты. Свинья с подобными дело уже имела, большинство из нихпо правде говоря, оказывались сворой ни на что не способных дурачков, обычно попавших под влияние одного колдуна-недоучки, который в свою очередь, толком ничему не научившись, решил прибегнуть к каким-нибудь тёмным силам, а там уже и до мирового господства рукой подать. Естественно, ничего у таких индивидов не выходило и они Свиньёй методично вырезались, так как её хозяин терпеть не мог конкуренции, особенно такой бездарной. Так что, вполне могло оказаться, что где-то в этих краях образовалась какая-нибудь секта и теперь каждый месяц они пытаются провести ритуал, для которого им требуется совсем немного кровавых жертв. Джоулиан, кажется упомянул насчёт множества заброшенных особняков, так? Это вполне подходящие места для проведения подобных ритуалов. Имеет смысл внимательно осмотреть такие дома, возможно найдутся зацепки. Впрочем, это всего лишь навеянная домыслами догадка, цепляться за которую было ещё очень рано, тем более что рассказ следователя ещё отнюдь не был окончен.

 Упоминание о трансформациях в высщее, а также каких-то зверолюдях заставило Свинью невольно вздрогнуть, повернуть голову и внимательно всмотреться в глаза Джоулиана. Нет, он совершенно не лукавил, рассказывал всё как есть. Догадка о секте обретала всё больше смысла и после всего сказанного могла претендовать на звание полноценной версии. Однако… Вся эта история с превращениями в зверолюдей была донельзя знакома Свинье. Ох, как же ей искренне хотелось в тот момент верить, что это всё проделки очередного неумелого колдуна экспериментатора. Промелькнувшую в голове мысль о возможной связи с собственным прошлым она даже рассматривать не желала, но и не отгоняла прочь насовсем, ведь личные хотелки это прекрасно, однако упускать подобную возможность из виду было бы чрезвычайно опрометчиво.

 И всё-таки вскоре ситуация сильно прояснилась. Свинья наблюдала за тем, как неровные линии, старательно выводимые при помощи веточки следаком на грязи, медленно, словно по волшебству, превращались в то, что Свинья хотела увидеть меньше всего. Символ, который когда-то калёным железом выжигался на коже рабов могущественного некроманта, сейчас красовался прямо посреди дороги, беспощадно снедаемый взглядом бывшего палача, кто когда-то вырезал подобие этого знака на плоти своих жертв во славу хозяина. Она смотрела, неотрывно разглядывала, старалась найти в этом рисунке хоть что-то, что заставит её отказаться от принятия зловещей истины, что нависла над ней. Тщетно. Она не могла обознаться, это точно тот символ. Она всё продолжала смотреть на него, но уже не преследуя никакой цели. Внезапно в её душе что-то словно щёлкнуло, нахлынуло, на несколько мгновений сковав все движения, заставляя словно в приступе помешательства думать об одном и том же. Что это за незнакомое ей, но близкое Лане противное чувство? Неужели… страх? О да, это определённо был страх. Ищейки легиона вместе с их прославленным охотником Мёртвым Глазом не могли заставить её испугаться, ведь, несмотря на все свои способности, они всё ещё были простыми людьми, действия которых можно предугадать, а самих их попросту убить. Но её повелитель – это нечто совсем иное. Возможно, Моринг когда-то и был человеком, но свою человечность он утратил давным-давно, сам превратившись в нечто совершенно сверхъестественное. Его судьба Свинье была неизвестна. Легион хвастался тем, что им удалось его одолеть, но так ли это? С его исчезновением Свинья наконец обрела свободу воли и совершенно не желала утратить её, вновь став пешкой господина. Такая судьба будет похуже смерти.

 – А? Да, я всё поняла… – немного запоздало отреагировала она на вопрос Джоулиана, сопровождаемый его вкрадчивым взглядом. Несмотря на ответ, который должен был убедить её собеседника в том, что Лана его внимательно слушала всё это время, взгляд её сейчас устремился в сторону, обратную направлению их движения. Пустая дорога, с одной стороны ограниченная рощей, вела обратно к городу. Где-то там сейчас бравые легионеры, борцы с нечистью всем скопом идут по ложному следу, в то время как здесь, буквально у них под носом образовался целый рассадник этой заразы. Как они умудрились упустить это из виду?! Впрочем, возможно оно и к лучшему. Ей представился шанс разобраться в ситуации самостоятельно. Если кто-то пытается вернуть её хозяина к жизни, то этому просто необходимо помешать. Сомнений более не оставалось, решение было принято.

 – Просто символ мне сначала показался знакомым – после небольшой паузы ответила она, теперь уже уверенно глядя на собеседника – но это только слухи. Пойдём, по пути расскажу, всё, что слышала, путь-то неблизкий.

 Свинья двинулась вперёд, первым шагом словно бы невзначай поставив ногу прямиком на рисунок, который совсем недавно старательно выводил на грязи Джоулиан. Подобные символы лучше не оставлять там, где могут оказаться легионеры, а осторожность лишней не бывает. После этого она как ни в чём ни бывало продолжила путь, попутно приводя мысли в порядок, дабы придумать складную историю для следака. Воспоминания было необходимо облечь в форму слухов, задать множество наводящих вопросов и завоевать расположение собеседника. Тяжёлая задача, особенно для той, которая привыкла действовать в одиночку, а правду узнавать при помощи пыток. Но впереди ещё целых три дня пути. Им определённо будет о чём поговорить.

Отредактировано Лана (2 Май 2020 10:45:00)

+4

15

Офф: пост написан в соавторстве с игроком.
Он:

Через пару дней они добрались до участка, где совершались похищения и прошли несколько километров по нему. Джоулиан был пасмурным, серьезным. За последние два дня Лана узнала его как очень добродушного и дружелюбного человека. Он постоянно шутил, делился с Ланой найденными на привалах ягодами и варил отменную похлебку из грибов и каких-то трав. Ни разу он не проявил себя, как бесчестный человек и никак не проявлял себя по отношению к напарнице вне дружеского общения. Сегодня он был другим. Молчалив, собран, постоянно следил за происходящим. Лана вроде бы и была рядом с ним, но он принимал это как факт и не тратил на неё силы по наблюдению. Хотя, при такой осторожности, он скорее всего был готов к внезапности, но кто из нас по-настоящему готов?
Лана двигалась вслед за Джоулианом, стараясь также уделять много внимания окружению, не проявляя при этом излишней осторожности по отношению к своему напарнику. В начале пути Свинья очень долго и внимательно присматривалась к нему, продолжая при этом не умеючи играть свою роль. Она скормила ему в виде слухов информацию о том, что этот символ принадлежал одному могущественному некроманту, который как раз занимался созданием зверочудовищ из людей. Упомянула она и о том, некроманта этого не так давно одолели, а потому удивительно видеть этот символ здесь. Свинья высказала осторожную версию о том, что это может быть кто-то из подражателей. Естественно, она умолчала о великом множестве деталей, ведь она была знакома со многими тонкостями работы своего бывшего повелителя. Такая информация могла оказаться критически полезной и будь она сообщена, возможно, опытный следак бы сделал какие-то полезные выводы, нашлись бы новые зацепки. Но, увы, так рисковать Свинья не могла, ведь расскажи она всё это, у Джоулиана всенепременно закрались бы подозрения относительно своей напарницы. Он же, выслушав, кажется, если и не поверил, то принял эту информацию к сведению. И-и-и… всё. Как бы Свинья не старалась, но ей было тяжело выносить попытки напарника завязать дружелюбную беседу, поэтому, в очередной раз уверившись, что у того нет никаких потенциально опасных для неё намерений, передала эстафету Лане. Та, довольно ловко спрятав маску в спальном мешке, оставшееся время пути просто была… собой, наверное. Той самой Ланой, которую ещё не убили. Той самой Ланой, которая могла часами донимать собеседников рассуждениями о двадцати четырёх известных ей методах ковки клинков, нелепыми рассказами ни о чём и несмешными анекдотами. Джоулиан проявлял дружелюбие, в котором она не видела фальши, а потому старалась быть такой же в ответ, восхищаясь его готовкой, хоть она всё также не чувствовала вкуса еды. Впервые за долгие годы ей было с кем поговорить и почувствовать себя хоть немного человеком вновь. Оттого желание разобраться с этим делом только усилилось.
Итак, они двигались чуть поодаль от тракта в начинающемся лесу, чтобы услышать или увидеть начавшееся преступление. Самим становится мишенями было слишком рискованно, учитывая их немногочисленность. Пару часов они шли без приключений, но затем Джоулиан и Лана услышали звуки борьбы впереди. Джоулиан тихо скомандовал соблюдать тишину и двигаться за ним, после чего пригнулся и скорым шагом двинулся вперед. Они подошли достаточно близко, чтобы видеть происходящее по правую от них руку, на тракте. Гелл скомандовал лечь и наблюдать. На дороге находились три телеги с товарами, их сопровождал торговец, трое возничих и двое наемников, защищающих людей и товар. Атаковали их странные существа полулюди, полузвери. На головах их были надеты разные увесистые маски, сделанные из настоящих животных: оленей, кабанов, свиней. Всего насчитывалось около семерых нападавших. К удивлению, несмотря на маски, все они действовали слажено и были быстры, и точны во время нападения. Джоулиан и Лана подоспели как раз к самому началу, но уже за считанные секунды один из наемников был убит, а другой оглушен и незанятые зверолюди погнались за разбегающимися возничими, потому у повозок осталось трое нападавших и один, просящий пощады торговец, которого обступили двое: олень и кабан. По всей видимости они не собирались его убивать. Гелл не мог принять точное решение их с Ланой действий, а потому собирался еще немного понаблюдать, но мысль об отсечении трех нападавших ему показалось соблазниельной.
- Как думаешь, проследим за ними на расстоянии или попытаемся разбить и взять пленных? Пока возничих догонят, у нас примерно минуты две-три...
Сказал он шепотом и посмотрел на напарницу. Но может у Ланы были собственные идеи на этот счет?
Офф: на удачу принятой стратегии игрок должен бросить 1 кубик с 6 гранями. Где 1-2 провал, 3-4 успех не без огрехов, 5-6 полный успех.

+4

16

 Едва заслышав звуки борьбы, Джоулиан заметно напрягся, после чего отдал напарнице команду не шуметь и быстро, но при этом чрезвычайно осторожно двинулся вперёд. Он шёл не оглядываясь, а потому не заметил того, как Лана ненадолго отстала, словно бы немного замешкавшись. На деле же она, воспользовавшись тем, что внимание напарника отвлечено, быстрым движением вынула маску из свёртка за спиной и аккуратно нацепила её на себя, передавая тем самым эстафету Свинье. Та, в свою очередь, без промедления пригнулась и очень быстрой крадущейся походкой убийцы двинулась следом за Джоулианом, догнав его без каких-либо проблем.

 Вскоре они добрались до позиции, с которой можно было наблюдать происходящее на тракте. То, что там творилось, отозвалось крайне неприятным эхом из воспоминаний Ланы: люди в звериных масках атакуют торговый караван. Немногочисленные защитники уже сметены, а безоружных жертв словно разбежавшийся скот отлавливают. Их не убивают, но дальнейшая судьба этих людей такова, что те из них, кто остались в живых, ещё позавидуют мёртвым.

 Однако, отвлёкшись на картину из воспоминаний, Свинья упустила из виду другую, куда более страшную истину: эти существа, очень сильно похожие на порождения некроманта Моринга сейчас делали ту же самую работу, которой когда-то занималась и она по прямому указу своего господина. Значит ли это, что он действительно каким-то образом выжил? Но как?!

 Вопрос Джоулиана пришёлся очень кстати, выдернув Свинью из нехороших мыслей в суровую реальность. Сейчас не время думать об этом, сначала нужно разобраться с тем, что творилось на тракте. Джоулиан, видимо, заметив, как разделились нападающие, предложил атаковать противника, либо же проследить издалека, но, узнав за эти несколько дней этого человека получше, Лана бы сказала, что именно первая из двух предложенных опций ему кажется наиболее привлекательной. И впрямь, если получится незаметно подобраться к ним и успешно атаковать, то этих троих наверняка получится победить. Однако, что дальше? Подоспеют остальные и с ними придётся вступать уже в открытую схватку. Джоулиан наверняка очень сильный боец, но даже хрупкая по меркам созданий Моринга Свинья сумела его перебороть в простом состязании на грубую силу. Риск поражения слишком велик, но даже если им каким-то чудом удастся победить, то ничего полезного они не узнают. Да, вскроется сам факт нападений и скоро здесь всё заполонят сначала ополченцы, потом стражники, а за ними и Легион подоспеет. Но Моринг, похоже, уже один раз ускользнул от них, а значит без труда сделает это снова. И если этих доводов всё ещё недостаточно, то вот последний: после начала схватки чары кольца непременно спадут, а последующий сценарий, увы, и так понятен. Терять таким нелепым образом единственного союзника Свинья не собиралась, а потому больше склонялась ко второму варианту действий. Наблюдать издалека, не выдавая своего присутствия. Пусть и более жестокий по отношению к жертвам, но куда более надёжный и, что тоже важно, привычный для Свиньи план. Но и он не идеален – местность вокруг для подобного не очень подходящая. Редкие перелески, перемежающиеся с открытыми полями с невысокой травой, где спрятаться попросту негде. Двигаться придётся перебежками от укрытия к укрытию полагаясь на одну лишь удачу. Вдобавок, если эти существа на тракте действительно являются такими же созданиями Моринга, как и она, то скоро их присутствие начнёт оказывать влияние на Джоулиана. Он, бесспорно, суровый мужик, но к подобному воздействию его попросту неготовили и рано или поздно, но признаки страха проявятся на нём. С другой стороны, если подобного происходить с ним не будет, то значит эти существа на тракте всего лишь чья-то весьма искусная подделка. В любом случае, после взвешивания всех «за» и «против», план слежки издалека казался Свинье гораздо более перспективным, а потому для себя она всё уже решила. Осталось решить одну крохотную задачку – убедить в этом Джоулиана.

– Нет, идти в атаку – плохая идея – прервав, наконец, довольно длительное молчание, тихо сказала она, обращаясь к напарнику – Остальных они убивать наверняка не станут, нам просто незачем рисковать. Даже если их разобьём, то мы из них ничего не вытянем. А если поляжем, то нападения на людей продолжатся. Будем действовать умнее: проследим за ними до самого логова. Заодно выясним, что они из себя представляют и кто из них главный. Как считаешь?

[dice=7744-1:6:0:Удача скрытной стратегии]

+3

17

Джоулиан сомневался, потому и спросил Лану, но в голове вертелись мысли от которых приходилось признать, что сейчас не лучшее время для атаки. Поэтому мужчина кивнул девушку в знак согласия и вновь уставился на незнакомцев, как вдруг сверху послышался шелест листвы и обернувшись, Джоулиан увидел девушку с головой птицы, которая стремительно падала вниз с веток деревьев, прямиком на него и Лану. Успеть сориентироваться было сложно, мужчина лишь толкнул себя в сторону, и хоть не получил острием копья в грудь, но схватил на свое лицо какую-то темную тряпку, которая магическим образом обхватила его голову, сжимаясь вокруг шеи и начала его душить.
Лана прекрасно знала что это за тряпка, и прекрасно знала девушку с головой птицы. Это и впрямь была одна из них, удостоенная любви господина больше, чем кто-либо, подчеркнутая в своей исключительности птичьей маской. Если Лану можно было назвать шпионом и разведчиком, то Фенистиду сравнивали с женщиной-воином, лучшей, непоколебимой. И она была таковой до одурения. Даже когда эмоций под предводительством некроманта не чувствовалось, очень многие побаивались Фенистиду или завидовали ей, всегда с неприязнью осозновая предстоящую работу вместе. Это считывалось на ментальном уровне, никто не возражал, но все трезво оценивали их шансы, против фаворитки Моринга, а она лишь подтверждала свой статус. И теперь она была здесь, а темная ткань, что была уготована обоим, но пока досталась лишь Джоулиану использовалась для похищений. Ткань чувствовала пульс жертвы и душила ровно настолько, чтобы отключить, но не убить, затем просто спадала. Разрезать её без посторонней помощи было сложно, ведь она плотно прилегала к лицу, а сообразить что-то в кромешной тьме, когда тебя душат было сложно. Редкие воины выбирались из этого пута.
Действия Фенистиды привлекли её товарищей, которые подоспели к ней на подмогу, но больше как наблюдатели, им тоже не хотелось соваться в разборку воительницы. Фенистида знала Свинью, но не видно было, чтобы она радовалась встрече. Обступая её по кругу, женщина с головой птицы была готова напасть, а трое её сподвижников поддержать при необходимости.
Примерный внешний вид воительницы
Офф: начиная поединок, просьба бросить 2 кубика с 6 гранями каждый для зоны действий против Фенистиды, и отдельно для её помощников.

+4

18

 Во время слежки за происходящим на тракте нападением, Свинье показался странным тот факт, что атакующие действуют весьма слаженно, но никто среди них не выделялся как командир. Сие наблюдение влечёт за собой не самый воодушевляющий вывод: вероятнее всего, их главарь находится где-то рядом, а отсюда уже следует, что врагов может оказаться ещё больше. Обращаясь к Джоулиану, она помимо всего прочего надеялась, что, быть может, он сумел заметить что-то, что могло ускользнуть от её острого, но не различающего цвета взгляда. Однако, не успел тот и рта раскрыть, как ответ внезапно материализовался, снизойдя с небес. Совершенно неожиданно противник стремглав атаковал с воздуха. Те, кто ещё мгновение назад планировал выслеживать бандитов на тракте словно добычу, теперь уже сами становились жертвами.

 Свинья, едва заслышав неестественный шелест листвы над собой и уловив краем глаза неясный приближающийся силуэт, среагировала моментально, отскочив в сторону подобно кошке, завидевшей опасность возле себя. Это позволило Свинье получить безопасную дистанцию с новоявленным противником и дало время на анализ сложившейся ситуации.

 Первое, что ей хотелось отметить, так это собственную неосмотрительность, совершенно непозволительную для разведчика её уровня. Как бы хорошо ни умел прятаться противник, она должна была заметить это, а оттого всё происходящее – следствие собственной некомпетентности. Впрочем, сейчас нет времени на самобичевание, нужно срочно придумать, как выкарабкаться из этой ситуации, наиболее лаконичное и всеобъемлющее описание которой можно легчайшим образом уместить всего в одно ругательное слово из шести букв, конкретное написание которого оставим на совести читателя.

 Итак, что мы имеем: появившийся из ниоткуда противник очевидно и являлся тем самым недостающим звеном для полноты картины – командиром отряда. До этого никто из нападавших не вызывал у Свиньи никаких эмоций, но с этой личностью её кое-что связывало. Да, она сразу же узнала эту воительницу, заставлявшую одним своим видом трепетать не только врагов, но и товарищей, если, конечно, созданий Моринга можно так назвать. Сомнений в возвращении бывшего владыки становилось всё меньше. Их остатки можно было бы развеять здесь и сейчас, однако едва ли эта дева воительница была настроена на диалог. Едва не убив Джоулиана, она, продемонстрировав недюжинный навык и дальновидность, моментально обезвредила его магической тканью-удавкой. Избавившись от одной цели, Фенистида стала сближаться со второй, вышагивая медленно, нерасторопно, всем своим видом показывая собственное превосходство. И, стыдно признавать, но делала она это вполне оправданно – Свинья стала разведчиком по двум причинам: острый ум и не самые впечатляющие физические данные. Низкорослая, худосочная, да она в несколько раз уступала по силе Фенистиде, обладающей поистине богатырским телосложением. Никто, даже сильнейшие создания Моринга не осмеливались бросить ей вызов. А теперь Свинье предстояло сразиться с этой машиной для крушения черепов врагов. Окажись они в условиях города, она бы не раздумывая избежала боя. Но сейчас, когда кругом лишь поля, а сзади подоспевает ещё больше врагов, бежать попросту некуда. Принять бой, заведомо означает поражение. Попытка бегства равносильна подписанию смертного договора. В возможность договориться верилось с большим трудом. Ситуация безвыходная. Всё, что могло пойти не так, пошло не так.

 Однако, знаете, люди какой профессии чаще всего оказываются в безвыходных ситуациях? Разведчики. Действуя в тылу противника в одиночку, они ежеминутно бросают вызов превосходящим силам врага, используя лишь собственные навыки и смекалку. Если кто и может выкарабкаться из безвыходной ситуации, то только разведчик.

 Если немного абстрагироваться от негативных аспектов происходящего и взглянуть на имеющиеся ресурсы по-новому, то можно заметить, что кое-что у Свиньи всё-таки было, а именно – союзник. Настоящая роскошь в ситуации, которая кажется совершенно безвыходной. Сейчас он выведен из игры, но если получится вернуть его обратно, то это будет весьма солидным преимуществом. Даже если всё получится, но после освобождения он, подвергшись воздействию множества тёмных аур, побежит, это должно отвлечь подчинённых Фенистиды, что хоть немного уравняет шансы.

 Возможно, существовали и иные, более разумные стратегии для этого боя, но обдумывание заняло и так слишком много времени. Та небольшая дистанция, которую выиграла Лана вначале стала слишком опасно малой. От Джоулиана её отделяла всего дюжина шагов, а единственной преградой была воительница с копьём. Где-то позади в спину уже дышали её солдаты. Крайне невыгодное положение, которое срочно нужно изменить. План действий принят, от стратегии самое время перейти к тактике.

 Быстрым движением Свинья вытащила из-под плаща боевой нож, взяв его в левую руку и несколько метательных игл в правую. Использовать их с целью нанести хоть сколько-нибудь значимые повреждения против такого противника практически лишено какого-либо смысла. Свинья это прекрасно понимала, но всё равно отдала предпочтение именно им, а не второму ножу в свободную руку. Связано это с тем, что при помощи игл она может заставить противника играть по своим правилам. Фенистида непременно увернётся от них, но этот шаг будет предвосхищён Свиньей. Сейчас важно произвести разведку, прощупать противника, узнать, насколько серьёзно она воспринимает своего соперника, увидеть движения и способности. Помимо прочего, в запасе у Свиньи было целых три козыря: механические клинки в рукавах, о которых, впрочем, враг может догадываться ввиду их давнего знакомства,  усиление, которое, опять же, может быть нивелировано аналогичным навыком противника и одна крохотная скляночка за пазухой, источающая неестественный холод. Использовать последнюю Свинье ещё не доводилось, но, похоже, скоро может понадобиться выяснить.

 Когда дистанция сократилась ещё больше, ждать больше было нельзя. Сделав быстрый шаг в сторону, Свинья кинула две иглы в сторону противника таким образом, чтобы она могла легко уклониться в одну из сторон, после чего сделала ещё один шаг в сторону врага. Руку, сжимающую нож, она отвела немного в сторону, а сама следила за глазами противника. Если она, как это делают многие бойцы, сосредоточит внимание на оружии врага, то в этом случае Свинья предпримет попытку произвести крайне агрессивный манёвр, в результате которого даст врагу выбить нож или даже позволит повредить себе руку, но сама немедленно атакует скрытным клинком из рукава правой, в кисти которой она сейчас сжимала ещё две иглы. Если противник окажется прозорливее, то Свинья метнёт иглы ещё раз так, чтобы враг отшатнулся в сторону, а сама она сумеет проскочить к Джоулиану и быстро разрезать ткань. В каждом из этих планов было слишком много «если», но лишь благодаря расчёту и быстрому реагированию она может выйти из этой схватки хотя бы живой.

[dice=3872-1:6:0:Фенистида]
[dice=1936-1:6:0:Помощники]

+4

19

Демон побери, Свинья была хороша во всем. Судьба словно благоволила ей. Маневр удался без сучка и задоринки, и даже жертвовать рукой не пришлось. Фенистида повелась на уловку и атаковала так, как и планировала Свинья, но явно с меньшей направленностью навредить ей, потому её грозный вид превратился в насмешку, когда блеф был раскушен. Фенистида отпрянула назад от выпущенного клинка, в сторону своих помощников и неуклюже споткнулась, чего ранее с ней не происходило. Она легонько приложилась плечом на руки своих соучастников и это заставило её вспыхнуть как спичку. Фенистида стала толкать их и проявлять иные признаки доминирования, пока Свинья с легкостью справлялась с темной тканью.
Джоулиан глотнул свежего воздуха всей грудью и припал на одну руку, откашливаясь. Ужас в его глазах потихоньку затухал. Свинье удалось привести его в чувство, пока Фенистида ведомая своей агрессией раскидывала своих соучастников.
- Что за демоново дерьмо тут происходит?
Вскрикнул он, поднимаясь на ноги. Джоулиан быстро смекнул ситуацию, она была прямо перед глазами. Он выхватил свой меч, чем и привлек внимание Фенистиды и других. Мужчина схватил Лану за плечо и начал медленно пятиться назад.
- Ну, а сейчас какой план?!
Спросил он шепотом, держа меч одной рукой.
Офф: Теперь на вашей стороне Джоулиан, за которого тоже бросается 1 кубик с 6 гранями. На дальнейшие действия против Фенистиды и её соучастников, бросается по 1 кубику с 6 гранями. Можно дать Джоулиану сражаться с одними из них и бросать по 1 кубику, либо драться в паре и бросать по 2 кубика от каждого персонажа. Если действия имеют другой характер (побег и прочее), кидается 1 кубик от каждого персонажа. В ответ на сражение ГМ бросает свои кубики.
[dice=5808-1:6:0:Фенистида]
[dice=1936-1:6:0:Помощники]

+4

20

 Воительница безо всякого труда увернулась от летящих в неё игл и, увидев стремительно приближающийся нож, решила нанести превентивный удар. Быстрое и уверенное реагирование, чего и стоило ожидать от такой умелой воительницы. Но это для неё и стало ошибкой – каждое её движение было предугадано Свиньёй. Всё шло чётко по плану. Повезло.

 Приблизившись, Свинья резко прекратила наступление. Ловко уйдя от сокрушающей атаки Фенистиды, она незамедлительно атаковала вновь, но теперь с другого, совершенно неожиданного направления. Тихо звякнув, клинок выскочил из рукава и в молниеносном рубящем ударе устремился к телу воительницы, но так и не достиг его, со свистом распоров только воздух. Всё прошло чётко по плану и удар был исполнен блестяще, однако даже от такой атаки Фенистида сумела увернуться. Могло показаться, что вновь всё пошло прахом, однако нет, этой атакой Свинья получила два важных преимущества: противник после манёвра уворота замешкался, а дорога к союзнику теперь была чиста. Не теряя ни мгновения, она приблизилась к лежащему на земле напарнику и зажатым в левой руке ножом вспорола чёрную ткань. Джоулиан тотчас же начал жадно хватать воздух ртом, а значит пребывал в сознании. Касательно его ментального состояния, однако, Свинья была не уверена. Она помогла ему окончательно освободиться от пут удавки. Он быстро приходил в себя и вскоре быстро поднялся на ноги. Удивительно, но Лана не читала на его лице того животного страха, который испытывали жертвы, подвергшиеся влиянию тёмной ауры паразита. Да, он, несомненно, был напуган, но то был страх осмысленный, возникший вследствие пережитого только что происшествия и сходящий на нет по мере осмысления человеком сложившейся ситуации. Поднявшись на ноги, он не побежал, как того ожидала Свинья, а вместо этого взялся за оружие и решил осведомиться у напарницы, как она планирует действовать дальше. Здесь Свинья удивилась во второй раз: Джоулиан признал её. Выходит, чары кольца всё ещё действуют. На это она обратила особенное внимание скорее по привычке, ведь накладываемый кольцом морок она могла ощутить лишь в момент активации, когда тот сжирает часть её энергии, за счёт которой ей приходится существовать. Падение же завесы иллюзии всегда приходилось отмечать по косвенным признакам, таким как, например, быстро искажающиеся в искреннем ужасе лица людей. Чары обыкновенно рассеивались в бою, оттого было удивительно обнаружить, что они всё ещё действуют.

 Впрочем, сейчас стоило заострить внимание на противниках, ведь схватка всё ещё продолжалась. Фенистида то ли недооценила противника, то ли, наоборот, переоценила собственные возможности, но теперь, получив такую отрезвляющую оплеуху, пришла в ярость. Это, с одной стороны, неплохо, так как разъярённый воин не особо склонен осмыслять собственные действия, а с другой, ужасно, ведь ей это особо и не нужно. Сначала бей, а потом думай, что и как. Свинья же придерживалась иного принципа – мысль обязана опережать действие, поэтому все действия необходимо подгонять под воображаемый финал. А он обязан быть удачным. Так как же поступить? Первый, приходящий на ум вариант – используя усиление броситься на врага, застать его врасплох, завершить схватку ещё до её начала. План на самом деле неплохой, но уж больно зависящий от удачи. Противников гораздо больше и о них Свинья не знает ровным счётом ничего. Если нападение провалится, то дальнейшая схватка приведёт к заведомому поражению. Вдобавок, теперь, после рывка к Джоулиану, Свинья обладала ещё одним очень важным на самом деле ресурсом – дистанцией. В условиях, когда она более не зажата с двух сторон, такое действие, как добровольное сокращение дистанции будет самым настоящим расточительством. Теперь побег мог стать опцией для неё, но не для Джоулиана. Человек просто физически не выдержать бежать так, как это сумеет она. Впрочем, стоит ли об этом так переживать? Главное сейчас выжить самой, а напарник… Как можно использовать его с наибольшей выгодой?

 Размышляя, Свинья краем глаза уловила какое-то движение неподалёку. Приглядевшись, Свинья увидела, как несчастный торговец, который ещё совсем недавно молил о пощаде троицу зверолюдей, воспользовался фактом их отвлечённого внимания весьма разумно и теперь в спешке распрягал беспокойных лошадей, которые в приступе беспокойства никак не могли сдвинуть гружёную до отказа повозку. Свинью лошади не повезут, но для Джоулиана это может оказаться счастливым билетом отсюда. Вдобавок, если он побежит к лошадям, часть группы Фенистиды должна непременно последовать за ним. Если повезёт, то это сделают все трое её солдат, а от одного преследователя, пусть даже такого грозного, уйти будет гораздо проще. В конце-концов, даже если и не получится, то в поединке один на один у Свиньи будут иметься хоть сколько-нибудь существенные шансы на победу. План хороший, ибо гораздо меньше полагается на удачу и грамотно использует все имеющиеся ресурсы. Однако есть у него одна существенная проблема: дистанция, как ни крути, мала. Если Свинья может побежать в прямо противоположную сторону от врага, при этом сбивая их темп бега бросками игл, то Джоулиану придётся делать рывок в сторону, а значит для него дистанция сократится примерно вполовину. Можно ли как-то выиграть несколько лишних шагов? Уверенности не было, но, возможно, пришло время вскрыть третий козырь.

 Время поджимало Фенистида закончила вымещать злость на подчинённых и наверняка вот-вот ринется вперёд. Думать больше некогда, пришла пора действовать.
 – Есть план – тихо произнесла она, после чего громким командным голосом, коим она раньше обращалась к подчинённым, приказала Свинья, довольно грубо схватив Джоулиана за шиворот словно котёнка – БЕГИ К ЛОШАДЯМ! ЖИВО!
 Ничего толком не объяснив, она, вновь продемонстрировав силу, явно не свойственную девушке её сложения, довольно грубо толкнула его в сторону повозки. Времени на разъяснения не оставалось, поэтому она могла полагаться на то, что он сам сообразит остальное. Повышение тона, кстати, также было задумано – так она рассчитывала на мгновение отвлечь внимание противника, чтобы у неё появилось крохотное временное окошко на следующее действие.

 Аккуратно прижав мизинцем иглы к ладони, освободившимися пальцами она осторожно изъяла из плаща небольшую синеватую колбу, надёжно закупоренную большой пробкой. Никакой этикетки с названием и, уж подавно, инструкцией по применению на ней не было. Поэтому и не было полной уверенности в том, как она работает. Всё, что ей было известно – зелье может высвободить снежную бурю при использовании. Но как ей воспользоваться – да Демон его знает! Но вот в том, что оно должно так или иначе сработать, она не сомневалась – едва вытащив его на свет, Свинья ощутила лёгкое покалывание холода на кончиках её слабовосприимчивых пальцев. Для начала, его всё равно нужно открыть и делать это придётся уже на ходу, так как враги, похоже, начали смекать к чему дело идёт. Лихо развернувшись, Свинья побежала в сторону, обратную от противника и на ходу, крепко вцепившись в пробку пальцами, приложила немалое усилие, но сумела её откупорить. Будь, что будет.

Дайсы

[dice=1936-1:6:0:Свинья, попытка побега]
[dice=11616-1:6:0:Джоулиан, попытка побега]

Отредактировано Лана (16 Июл 2020 15:33:01)

+4

21

Бросок кубиков

[dice=5808-1:6:0:Помешала ли Фенистида Лане?]
[dice=11616-1:6:0:Действия подручных Фенистиды]

Только у Ланы все начало налаживаться и она, верно рассчитала её последний вместе с Джоулианом шанс, как все перевернулось с ног на голову. Джоулиан с удивлением на лице побежал к лошадям, гонимый ускорением от мощностей Ланы, Фенистида одним жестом заставила трех своих подручных погнаться за ним, а сама занялась Свиньей. Когда Лана уже наблюдала за открытием колбы, что-то резко обхватило её ноги и с серьезной силой дернуло назад. Свинья впечаталась в грязь лицом, растянувшись на всю длину своего тела. Колба упала чуть подальше её рук. Когда Свинья подняла голову, во-первых, её маска съехала, и обозрение нарушилось, во-вторых вся она была покрыто склизкой грязью. Лана могла заметить через съехавшую маску, что колба как-то неправильно работает, и когда она поправила её, то стало ясно, что пробка не открылась до конца, она лишь съехала в сторону и оттого на землю со свистом летел снег и холодный ветер, покрывая лишь определенную линию от колбы, насколько хватало зазора между пробкой и колбой. Перед Свиньей появилась Фенистида, которая положила свое копье прямиком под шею Ланы, заставив её перевернуться.
Она видела, как Джоулиан скачет к ней на коне, но его ловят незамысловатыми путами, и он падает недалеко от неё. Затем и ему тоже приставили к шее пару лезвий. Почти тогда же, нарисовались и остальные участники набега со своей добычей. Лану и Джоулиана обезоружили, связали, а Фенистиды лично проверила путы и наложила на них какой-то магический эффект с помощью свитка. Лана поняла, что выпутаться ей без посторонней помощи не удастся.
Далее все развивалось быстро, но слаженно, без нервной спешки. Трупы оттянули подальше к лесу и забрали с них все ценное. Фенистида же подошла к какому-то кусту и вытащила из-под него непонятный магический артефакт, выглядевший как камень, посаженный в стальную низкую триногу. Пленников погрузили в одну из телег, лошадей вернули на их места и путешествие в неизвестность началось.
Фенистида положила камень в телегу и шла рядом с той, в которой были пленные, с Ланой она не поддерживала ни словесный, ни физический контакт. Поначалу другие налетчики с удивлением смотрели на Свинью, но получив приказы от Фенистиды, они быстро умерили свое любопытство, занявшись делами насущными. Так потихоньку, окольными путями и тропами телеги двигались вглубь леса, туда где, по словам Джоулиана находились болота.
Среди выживших было двое возничих и один торговец, которые пребывали без сознания. Лана не видела причины их бессознательности, чары ли это были или просто удары, ей было неизвестно. Но вот Джоулиана явно чем-то накачали, и он пребывал в полусознательном состоянии, то что-то бормоча, то снова проваливаясь в сон.
Еще одной особенностью, которая бросилась Лане в глаза, были бессловесные переговоры соучастников Фенистиды, однако, то тут, то там были слышны смешки или звуковые возгласы. Не только отсутствие паразитов дало Лане понять, что все эти "зверолюди" на самом деле обычные переодетые люди и ничего общего с Фенистидой или Свиньей у них нет.

+4

22

 Ситуация обернулась не совсем в нашу пользу. Все возможные негативные последствия, которые предвидела Свинья, делая ставку на выбранный план действия, не просто случились, но и превзошли все возможные ожидания. Злосчастная склянка, на которую она возлагала определённые надежды, глухо шлёпнулась на траву, источая поток холода в одном единственном направлении. Воительница, что мгновение назад неуклюже споткнулась о кочку, сумела сбить Свинью с ног каким-то оружием, сведя тем самым на нет всю дистанцию, которую до этого в результате успешного размена удалось выиграть Свинье. Джоулиану повезло чуть больше, он догадался, чего ждёт от него Лана, но вместо побега он решился помочь ей. Поступок, быть может достойный мужчины, но с её точки зрения совершенно глупый и безрассудный, тем более что она бы так не поступила. И результат необдуманного действия не заставил себя ждать – его тотчас стянули с лошади и обездвижили. Последний лучик света померк. Провал, поражение, полный разгром – именно эти слова приходили на ум Свинье, когда всё, что она могла делать, это смирно лежать под острием копья и давать себя связать. А что ещё она могла сделать? Возможно, если бы эта история рассказывалась в каком-нибудь кабаке, уютно расположившимся подле некой Гильдии Героев, то местные обыватели бы наверняка с жаром бы ударили по столу и смело заявили, что боролись бы до конца, сопротивлялись бы до последнего вздоха, как подобает настоящему герою! На Свинья героем никогда не была. Ей чужда эта слепая гордость, дух храбрости, героизма и самопожертвования во имя… Чего? Во имя чего ей, демон вас раздери, тут чем-то жертвовать?! Всё, что она хочет сделать последние пару месяцев – это просто выжить. Но мир, похоже, с этим желанием в корне не согласен и решил приложить все усилия, дабы этого ни в коем случае не произошло. Вот и сейчас, ощутив наконечник копья у собственной шеи, она решила сделать всё возможное, чтобы это оружие не забрало то единственное, чем она хоть сколько-нибудь дорожит. Будет брыкаться – тут же прибьют, без сомнения. В конце-концов, ей уже доводилось сбегать из плена, так что это ещё не конец.

 Они забрали всё. Её бесценные скрытные клинки, иглы, яды, ножи – весь её арсенал теперь словно груда поношенного барахла валялись в другой телеге, а сама она, крепко-накрепко связанная сидела вместе с другими пленными, пребывавшими в бессознательном состоянии. Джоулиан, однако, ещё проявлял какую-то активность, но он явно не осознавал, что с ним происходит и где он находится. Взгляд его то прояснялся, то тотчас же затухал, а осмысленные фразы мгновенно сменялись бессвязным бредом. Из этого было ясно, что он не в себе и причины тому могут быть какие угодно – чары, дурманящие травы, наркотики. Но, что интересно, его разум активно боролся с воздействием дурмана, в то время как остальные пленники лежали ничком. Свинья не видела, что именно с ними всеми сделали, однако едва ли меры принятые по отношению к Джоулиану хоть как-то отличались от того, что сотворили с остальными. А значит, скорее всего она наблюдала проявление очень сильной воли от этого человека. И это вполне могло бы объяснить тот любопытный факт, что во время битвы, когда чары кольца наверняка обрушились, он не поддался воздействию тёмной ауры паразита. Но это совершенно не объясняло того, что лошади вели себя совершенно спокойно, не обращая совершенно никакого внимания ни на Свинью, ни на идущую прямо рядом с ними Фенистиду. Нет, здесь явно было замешано нечто другое. Но что?

 Телега неспешно двигалась по тракту, жалобно скрипя колёсами и судорожно вздрагивая на каждом ухабе, коими дорога была просто испещрена. Лана в своё время не особо любила дальние поездки, однако есть в этом нечто такое, что западает глубоко в душу и наверняка бы она испытала бы лёгкий налёт чувства тоски, а оттого стала бы предаваться воспоминаниям. Но, так как нападавшие маску на лице не тронули, то Ланы здесь и не было, а потому представившимся временем распоряжается Свинья. Вместо того, чтобы предаваться воспоминаниям, она решила потратить это время на анализ сложившейся ситуации.

 Итак, факт первый: большинство нападавших – люди, но Фенистида создание Моринга. Это было совершенно вне всяких сомнений, так как она предпочитала более, кхм, открытый доспех, а потому Свинья могла созерцать тот самый уродливый нарост, который сама вечно пытается скрыть. Факт второй: никто из присутствующих не подвержен влиянию ауры. Если нападавшие были людьми, то чары кольца развеяны, это вне всяких сомнений. Нечто скрывало их присутствие, а это может быть либо какой-нибудь колдун, поддерживающий вокруг них нечто наподобие защитного барьера, либо очень мощный артефакт. Никого хотя бы отдалённо напоминавшего человека, обладающего навыками в магии здесь явно не было, а значит второй вариант был ближе к истине. В пользу этой версии говорило ещё и то, что Фенистида после нападения вынесла откуда-то большой магический камень и аккуратно уложила его в телегу. Свинья хорошо запомнила сей факт, но только сейчас, при более тщательном обдумывании ситуации он привлёк её внимание. Камень этот она могла видеть и сейчас, но, к сожалению, она даже близко не являлась экспертом в магических артефактах. Свинья могла чувствовать энергию живых существ, но к магии, заточённой в предметы она совершенно невосприимчива. За неимением лучшей версии, Свинья соотнесла факт всеобщего игнорирования её тёмного присутствия с наличием этого артефакта, отметила это у себя в голове, а после стала думать о других вещах. Факт третий: нападавшие странно себя ведут. Если люди в масках ещё проявляли какие-то минимальные признаки обычных человеческих взаимоотношений в отряде, то Фенистида вела себя подобно какому-нибудь голему: раздала приказы, после чего молча побрела рядом с пленными. Свинья ожидала услышать от неё хотя бы тираду о собственном превосходстве, но этого не произошло. В её движениях чувствовалась прежняя горделивость и грация, но почему тогда она сама не ведёт себя подобающе? Создания Моринга во многом уникальные существа за счёт своей обучаемости, а с накоплением жизненного опыта начинает складываться личность, которую великий некромант ограничивал лишь одним нерушимым императивом – полная покорность хозяину и никому другому. Обретя свободу, Свинья в своей сущности изменилась слабо, но теперь она обладала волей идти против того, кто пытается её подчинить. Так что же случилось с Фенистидой? Она стала такой по собственной воле? Очень сомнительно, но вполне может быть. Кто-то сумел её подчинить? Трудно представить, что кому-то кроме её бывшего повелителя хватило на это сил, но если так, то это бы очень многое объяснило. Быть может, это сам Моринг? Он всё-таки выжил и теперь вновь набирает силу? Ведь именно его символ использовали эти налётчики, именно ему принадлежит идея придания своим слугам звериных черт. Очень многое говорило в пользу этой версии, но с чего ему теперь таким образом подавлять личность своей слуги? Да и в таком случае Свинья должна была ощутить примерно то же, что она почувствовала в день, когда Моринг был повержен. Нет, едва ли это он. Свинья по-прежнему отказывалась верить в возможное возвращение хозяина. Да и сколько не перебирай эти версии в голове, яснее не становилось, так что факт четвёртый: эти путы, которыми её связали демонически прочные!

 Спустя множество безуспешных попыток хоть как-то повредить верёвки, Свинья откинулась на бортик телеги. Она сначала пробовала разорвать путы, перекрутить, как-то повредить их путём долгого натирания о край доски. Без толку. Чары действовали безукоризненно. Свинья бросила взгляд на Джоулиана, но тот всё ещё не пришёл в себя. Стоило, наверное, начать придумывать какой-нибудь план побега, но любая назревающая в её голове задумка тотчас же рушилась, стоило ей вспомнить о той скорости, с которой Фенистида уложила её на землю. Сопротивление бессмысленно, поэтому единственный разумный план действий в этой ситуации – смирно сидеть и выжидать. Свинья повернула голову, осматривая окрестности. Светло-серые луга постепенно сменялись густыми перелесками и тёмно-серыми зарослями камыша. Джоулиан что-то упоминал про то, что они движутся в сторону болот и, похоже, оказался прав. Надоедливое светило, словно желая подчеркнуть общий настрой, скрылось за смурными облаками, погрузив медленно двигающуюся по всеми богами забытой дорожке процессию в тень. Что-то в этой картинке всё-таки сыграло на тонких струнках души Ланы. Ненадолго, словно устав от долгих размышлений, разум Свиньи уступил место чувствам девушки, которая безучастно созерцала эту невесёлую картину, а в голове грустно играл один и тот же повторяющийся мотив песни, почти все слова которой она давным-давно позабыла.

И всё идёт по плану-у-у…

Отредактировано Лана (28 Июл 2020 10:57:41)

+3

23

Телеги шли довольно долго, некоторые из "зверей" даже задремали. Затем, когда солнце опустилось за горизонт и скрылось, телеги еще какое-то время двигались по известным лишь возничим дорожкам, которые тускло освещались факелами. И наконец, они остановились. К тому времени пленники все еще спали, да и Джоулиан выбился из сил и уснул крепким сном. Если бы Лана могла, она бы и сама могла вздремнуть, но не судьба.
Зверолюди похватали товары и пленников, и двинулись через небольшой пролесок, тоже самое сделала и Фенистида, заставив Свинью идти перед собой, двое же из группы остались с телегами, развернули их и двинулись в неизвестном направлении. Когда поход зверолюдей закончился, свет факелов в меньшей мере осветил их убежище. Это были развалины какого-то форпоста, которые совсем не пощадило время, однако, дальше от разрушенных ворот, в периметре разваленных стен находилось строение монументального вида.
В кромешной тьме ночи с приближением к поврежденной башне, факелы давали разглядеть необычную постройку, украшенную искусно вырезанными статуями медведей. Проход к башне украшали разрушенные постаменты с бюстами медведей и другие статуи этого же зверя. Казалось башня это единственное, что осталось от цивилизации на много километров, и выглядела она угрожающе.
Зверолюди прошли внутрь, и тут же начали распределять награбленное по установленным для этого местам. К удивлению Свиньи, их встречали молодые девушки, порой даже слишком молодые. Одетые в самую простую одежду, они радостно обнимали зверолюдей, а те хрюкали или ревели в ответ, затем девушки помогали с вещами. Свинья могла заметить одинаковые зрачки у каждой из приветствующих - все они были сильно сужены и выглядели отупленно-веселыми. Джоулиана и других пленников потянули по винтовой лестнице вниз, но вот Свинью Фенистида заставила идти вверх. Немного затянувшееся хождение в полумраке привело Свинью к входу в отдельную хорошо освещенную комнату. Там спиной к Свинье, стоял сгорбившийся над столом силуэт. На его плечах была черная мантия, укрывающая его целиком от зорких глаз Свиньи. На секунду ей показалось, что это он, что это её Господин. Тело самолично ощутило что-то странное, чего доселе она не чувствовала, но спустя несколько секунд глаза и мозг носителя паразита, стали замечать мелочи. И мелочи эти говорили о том, что перед ней не Моринг. Сколько бы похож на него он не был, но глаза привыкшие видеть своего хозяина заметят разницу, изначально недоступную для других.
Силуэт повернулся к Свинье и подошел поближе. На голове его восседала резная маска пса, покрашенная в красный.
- Ааа, блудная дочь вернулась, - сказал знакомый голос и ухмылка потянулась по губам Гастрида (ударение на а).
Свинья хорошо знала его - он был подмастерье Моринга, и он был лучшим подмастерье. Его раса давным-давно была искусственно выведена магами, именно поэтому брезгливый до живых существ Моринг терпел Гастрида. Каждому великому человеку, точнее некроманту, необходим персонал, который будет помогать выполнять мелкую работу, чтобы великому можно было двигаться к своему величию. Одним из таких помощников и был Гастрид. Он попал к Морингу еще юнцом и вырос в опасного, хитрого мужчину, ощущающего настроение своего господина, как никто другой. Он стал его правой рукой и готовился принять от Моринга самую большую награду - становление полноценным некромантом-личом. Но судьба внесла свои коррективы, и вот он здесь, на задворках цивилизации, по всей видимости, пытается построить то, что когда-то пытался построить его господин. В общем-то, кажущаяся таинственной ситуация, оказалась на поверку всего лишь предсказуемым последствием былых свершений.
Примерный внешний вид башни
Приблизительный внешний вид Гастрида

+3

24

 В определённый момент скрип колёс утих, знаменуя тем самым окончание сего невесёлого путешествия. Кругом началась возня, мужчины в звериных масках принялись перетаскивать награбленное добро и пленников. Свинью вновь взяла под стражу лично Фенистида. Последняя безмолвно указала пленнице выйти из телеги и дивгаться вперёд.

 Кругом царила мгла, слабо разгоняемая лишь светом факелов, так как небо, похоже, до сего момента так и оставалось затянуто пеленой облаков, не пропускающей даже света звёзд. Однако если что и было хорошее в чёрно-белом зрении Свиньи, так это возможность даже в кромешной тьме достаточно чётко различать силуэты. Так, после беглого осмотра места, она сделала заключение, что они оказались в каких-то развалинах старого форта или иного подобного сооружения, коих осталось превеликое множество после того, как стала разваливаться империя Демона. Но кое-что выделяло это место. Посреди полуразвалившейся крепости возвышалось некое весьма монументальное строение. Башня, вероятно, когда-то давно служившая донжоном местному феодалу, была в значительной степени перестроена неким новым её владельцем. Об этом говорил её зловещий, но при этом по-своему весьма благоустроенный вид, а также большое количество аляповатых статуй медведя, расставленных повсюду каким-то воистину безумным творцом. Эксцентричные вкусы нынешнего владельца этого места наверняка должны были бы обеспокоить любого гостя, однако, по всей видимости, случайных посетителей здесь не бывает, лишь только приглашённые. Приглашённые против их собственной воли…

 После того, как они вошли в башню, стройная процессия стала быстро рассыпаться. Мужчины в масках двинулись в другую сторону, видимо, туда, где располагались склады и темница для пленников. Что действительно удивило Свинью, так это то, что их встречали. Даже не совсем так – удивило её то, кто их встречал. В башне оказалось множество девушек, которых, владелец, по какой-то причине обделил звериными масками, однако поведение их мало отличалось от того, как вели себя мужчины. Не прошло и нескольких мгновений, как помещение наполнилось какофонией звуков, состоящей преимущественно из нечленораздельных воплей и невнятного мычания. Вновь Свинья отметила это странное бессловесное взаимодействие. Причём, нельзя сказать, что они вели себя как звери. Нет, более верной, пожалуй, будет иная формулировка: они ведут себя как люди, которые пытаются подражать зверям. Но почему они так делают? Ответ на этот вопрос по-прежнему оставался загадкой, однако одну маленькую подсказочку она всё-таки успела ухватить: так как девушки были без масок, ей удалось разглядеть их глаза. Взгляд не такой как у созданий Моринга, он живой, но словно бы затуманенный, а зрачки необычайно узкие. Свинья наблюдала похожий эффект на жертвах, при пытке которых использовались особые дурманящие зелья и наркотики, однако при их применении жертва становилась недееспособна. Загадка по-прежнему оставалась таковой.

 Фенистида повела пленницу вверх по длинной винтовой лестнице. Они двигались в прежнем темпе, словно бы никуда не спеша. Свинья, ещё будучи внизу, внимательно осматривая помещение и вышедших встречать их девушек, позволила себе немного сбавить шаг, на что получила лишь лёгкий толчок, призывавший её ускориться. Никакого «пошевеливайся» или что там обычно говорят пленникам. Сейчас, в процессе долгого и совершенно неутомительного для её тела подъёма она вдруг обратила на это внимание и решила кое-что проверить. Она вновь сбавила шаг, но на сей раз намеренно, на что получила ожидаемую реакцию – толчок.
 – Куда мы направляемся? – осторожно задала вопрос Свинья и, не дождавшись ответа, дополнила вопрос – Ничего не хочешь сказать?
 Молчание и ничего более. Останавливаться вовсе или сопротивляться Свинья не решалась, так как Фенистида была при оружии и уже сумела доказать, что пользоваться она им умеет даже в своём нынешнем состоянии. Но что это за состояние? Кому под силу подчинить такое существо?

 Ответ на сей вопрос, как оказалось дальше, находится на самой вершине башни. Мрак обернулся светом, когда уже успевшие показаться бесконечными ступени вывели невольных спутниц на просторы нового помещения. Убранство её наверняка было весьма богато, однако внимание Свиньи в первый же момент приковал к себе тёмный силуэт. Некто в тёмной мантии грозно возвышался над столом прямо посреди комнаты. Лица его Свинья разглядеть не могла, так как незнакомец стоял спиной к вошедшим, очевидно, чувствуя себя в полной безопасности, находясь в собственной твердыне. На одно мгновение, тело Свиньи вдруг словно налилось свинцом, а в глазах потемнело. Странное крайне неприятное чувство обуяло её в тот момент, а в голове невольно зародилась мысль: «неужели, это действительно ОН». Однако спустя ещё пару мгновений, Свинья вернула себе контроль над телом. Её внимательные глаза стали выцеплять мелкие детали зловещего образа, представшего ей. Нет, это точно не ОН.

 Вскоре последние остатки сомнений были развеяны в пух и прах. Незнакомец обернулся и подошёл ближе, одновременно с этим обратившись к, вероятно, Свинье. Не мог же он заблудшей дочерью назвать Фенистиду. Не мог же, верно?

 В любом случае, это был не Повелитель, но один из его приспешников. Хотелось бы вздохнуть с облегчением, но, увы, ситуация от этого знания ничуть не улучшилась. Свинья по-прежнему связана, а тот, кто взял её в плен, по всей видимости, умеет каким-то образом подчинять не только людей, но даже таких созданий, как она сама. Но как? Свинья подчинялась хозяину просто потому, что иначе она не могла. Моринг был для неё создателем и единственной причиной существовать, других альтернатив она не знала и не могла знать. Фенистида же, по всей видимости, была как-то подчинена воле этого самопровозглашённого некроманта. Даже если бы после исчезновения Моринга она осталась ему лояльна и решила продолжить его деяния вместе с одним из бывших приспешников, то с чего бы ей не быть просто не быть собой? А что, если случай Свиньи уникален? Она раньше не задумывалась об этом, но до сих пор она делала выводы о поведении Фенистиды, основываясь лишь на собственном опыте. Что, если с ней всё иначе и после смерти Моринга Гастрид смог как-то частично унаследовать его силу? К сожалению, Свинья слабо представляла, как работает магия, поэтому подобную догадку стоит назвать очень смелой. Но даже она не объясняет поведения Фенистиды. К тому же, не нужно быть колдуном, чтобы узреть ту огромную пропасть в умениях, что разделяет её бывшего повелителя и его приспешника. Моринг, несомненно, был безумцем, одержимым одному ему известными идеями. Но при этом он был гением. Его взгляд был отличен от взгляда любого другого существа. Его взгляд, это взгляд того, кто видел дальше остальных. Это взгляд того, кто сумел хоть немного приподнять завесу, скрывающую истинные законы мироздания. Это взгляд того, кто знает самую чуточку больше, чем положено простому смертному. У Гастрида этого взгляда не было. Да, он, несомненно, умён и хитёр, но он лишь один из сотен подобных ему некромантов. Только у конкретно этого типа имеется кое-какой туз в рукаве. Лиши его этой карты и весь пасьянс рассыпится в пух и прах.

 Как же поступить? Сопротивление бессмысленно, Свинья это уже уяснила. Единственный способ обернуть ситуацию в свою пользу – подчинение. Упасть на колени и сразу же признать его своим господином? Нет, пожалуй, не лучший вариант. И дело даже не в собственной гордости, отнюдь, Свинья в подобных ситуациях оной лишалась начисто, просто подобное поведение Гастрид мог счесть через чур подозрительным. Можно попробовать затеять любезный диалог, в ходе которого, она сумеет подкинуть ему идею о том, что они, в общем-то, на одной стороне. Это уже ближе к истине, но здесь был один крохотный камень преткновения – Свинья не очень хороша в переговорах. Она была мастером скрытного проникновения, тихого убийства и массовой резни, а не искусного обмана. Причём уместно говорить именно «была», ведь оставайся она таким мастером и поныне, то не оказалась бы в подобной ситуации. Третий вариант – хранить молчание. Самый нелепый, кажется, вариант, но именно к нему она сейчас и склонялась. На то несколько причин: во-первых, как уже было сказано, она не сильна в диалоге, а во вторых, Свинья сделала кое-какое наблюдение. То странное чувство, что она испытала при входе в комнату, оно было не спроста. Всего на мгновение, но разум затуманился. Она уже давно не человек, чтобы ловить неожиданные головокружения от перепада температур или страха. Если Гастрид уже каким-то образом на неё воздействует, пытаясь подчинить, то это можно обернуть в собственную пользу. К тому же, она помнила, что когда её везли, люди в её повозке быстро отключились под действием чего-то, но Джоулиан ещё очень долго сопротивлялся этому воздействию. Если этому воздействию можно противиться, то на этом можно попытаться сыграть. Её мёртвый взгляд так просто не прочесть, а под маской тем более. Поэтому на неопределённый восклик Гастрида она решила никак не реагировать, тупо вперившись взглядом куда-то перед собой и просто стала ожидать, что он предпримет дальше.

Отредактировано Лана (1 Авг 2020 09:42:24)

+3

25

Гастрид тронул Свинью за маску, оценивающе оглядел её.
- Свинья, верно?
Это был вопрос не требующий ответа, Гастрид ухмыльнулся своей фразе и посмотрел на Фенистиду.
- Фенистида, оставь нас пожалуйста, я хочу поговорить с нашей необычной гостьей.
Фенистида посмотрела на Свинью, только теперь Лана могла понять, что она имеет свое мнение, а не слепо двигается по указке.
- Не волнуйся, зная Свинью, я уверен, она не станет опрометчиво делать глупости, верно?!
Гастрид снова посмотрел на девушку в поросячьей маске и Фенистида лишь издала непонятный хрип, после чего удалилась вниз по лестнице.
Мужчина в маске пса обогнул Лану и развязал её путы, приложив к ним руку и прошептав пару слов, которые Лана могла услышать и запомнить.
- Прошу, присаживайся, - Гастрид прошел ближе к столу, указывая ей на свободный табурет, а сам сел напротив.
- Наверное, Фенистида не слишком радушно тебя приняла, но поверь она просто винит себя, что мы потеряли... нашего господина. Что могло быть хуже? Тебе повезло не быть там в тот вечер. Творилось нечто ужасное для нас, - подытожил Гастрид, затем прижав губы, помолчал и продолжил, - она винит себя в его смерти и не охотно идет на контакт. Я спас её, но для неё это скорее стало пыткой, нежели спасением. И вот мы здесь, в разрушенном форте, в заброшенной башне, которая принадлежала какому-то вельможе, что обожал медведей, сама видела?! Башня единственное, что хорошо сохранилось спустя столько лет. Я нашел её в одном из своих путешествий, и решил использовать при необходимости, как прибежище. Не думал я, на самом деле, что придется им воспользоваться, - Лана знала, что Гастрид лукавил, он был ей намного ближе по духу, нежели Фенистида, кажется, он и сам это чувствовал.
- Ладно, Свинья, у нас вполне себе свободно несколько часов, я хочу с тобой поговорить. Основательно поговорить о нашем будущем. Давай поделимся информацией друг для друга, а затем, в конце, я сделаю тебе предложение. Понимаю, что влияние Моринга ушло и скорее всего, сбило тебя с толку, точно также, как и Фенистиду, но раз ты смогла себя контролировать и добраться до сюда, то ты не пала духом. Если можно так выразиться? Для начала, мы могли бы поделиться своими историями, если того требуется? Но на самом деле меня больше интересует как ты попала сюда в виде пленника? То, что Фенистида тебе не рада это я уяснил, но у неё должны были быть более веские причины, чтобы гнать тебя сюда в путах, а не как старого сторонника. Я хочу быть откровенным с тобой настолько, насколько это уместно. Пойми, мы старые союзники и теперь мы остались ни с чем, былая приверженность нашему господину, делает нас ближе, однако, я понимаю, что теперь ты можешь измениться, и посему мне нет резона отдавать приказы, мне нужно завоевать твое доверие, если ты ищешь новый дом и новую цель?!

+3

26

 К счастью, ситуация не стала развиваться по наихудшему сценарию, согласно которому Гастрид просто-напросто здесь же уничтожает Свинью, либо при помощи силы некоего артефакта подчиняет её своей воле. Вместо этого он делает то, чего она не то, что бы ожидала – проявляет некоторое доверие, освобождая её от пут и приглашая обсудить сложившуюся ситуацию в ходе задушевной беседы. Фенистида, что интересно, впервые проявила собственную волю, на секунду засомневавшись в правильности решения некроманта оставить их наедине, чем в один миг разрушила уже построенную Свиньёй теорию. Хотя, в отношении такого существа, как она, называть подобное сомнение проявлением воли, будет всё равно что сравнить тусклое пламя свечи с заревом лесного пожара. Она так и не проронила ни слова, а после попросту удалилась, не оставляя после себя абсолютно никакого впечатления. Ничего и близко похожего на неё прежнюю. Гастрид, правда, упомянул, что она стала такой после смерти Повелителя. Он вообще много говорил, но, в сущности, так и ни о чём не поведал. Его рассказ не содержал в себе совершенно никаких подробностей, ограничившись кратким пересказом событий, последствия которых, Свинья и так могла видеть в этой Башне. Все загадки так и оставались таковыми. Впрочем, его понять можно, ведь о Свинье в её текущем состоянии он не знал ровным счётом ничего. Точнее, не должен был знать. Поэтому, закончив с рассказом, он принялся задавать вопросы. Он говорил вкрадчиво и доверительно, что немного сбивало с толку. Свинья знала наверняка – он многое недоговаривает, но в то же время всё им сказанное не казалось ей откровенным враньём. Не могла она понять и того, что кроется за выказанным ей доверием. Уверенность в собственных силах? Очень хорошая осведомлённость? Или же искренность? Неясно. Гастрид пытается наладить доверие, но Свинья ему доверять не может. И это просто обязано быть взаимно. Если он уже обо всём осведомлён, то к чему этот спектакль? Если он самоуверен, то почему начинает диалог с позиции проявления доверия, а не демонстрации силы? Слишком многое непонятно, но пора уже что-то сказать. Гастрид задал целый ряд вопросов и теперь ожидает внятного ответа. Продолжать изображать из себя безмолвного истукана кажется бессмысленным, тем более что она до этого уже приняла его приглашение присесть за стол. После недолгой паузы Свинья начала свой рассказ.

 – Хорошо, тогда изложу всё вкратце – на сей раз никакую роль ей изображать не приходилось, она разговаривала в своей привычной манере: кратко, беспристрастно, стараясь говорить только по существу. Вот только, похоже, недавнее падение лицом в землю не прошло бесследно: Свинья к собственному неудовлетворению обнаружила, что заметно говорит в нос, а паразит, по-видимому, такую мелочь решил не залечивать, из-за чего её голос звучал даже немного комично, благо маска на лице сглаживала этот эффект. – я была далеко, когда Гос… – здесь её голос предательски дрогнул, на мгновение застыв на шипящем звуке, из-за чего её совершенно без эмоциональная речь всего на вдруг приобрела едва уловимый оттенок искренней злости, который внимательные уши не оставили бы без внимания – …с-подин был повержен. Я это почувствовала, как и, полагаю, остальные. Долгое время я скрывалась среди людей используя магию кольца, дарованного мне Господином. Несколько дней назад я узнала об исчезновениях людей в этой области и о том, что к этому, возможно, причастна некая бандитская группировка, однажды оставившая после себя очень знакомый мне знак – Свинья на секунду умолкла, встретилась взглядом с собеседником и, убедившись, что тот понял, о каком символе идёт речь, продолжила – естественно я этим заинтересовалась и пошла под прикрытием в экспедицию. По прибытию на место я столкнулась с отрядом Фенистиды. Она напала на моего сопровождающего, а я попала под горячую руку, пришлось отбиваться. Попыталась скрыться, но… теперь я здесь.

 Свинья развела руками, демонстрируя окончание своей истории. Её рассказ в целом был правдив, но в силу краткости отнюдь не пестрил деталями, а об одном очень важном моменте Свинья решила умолчать. Ни к чему Гастриду знать, что за неё уже много месяцев охотится Легион. Да, ей вроде как удалось сбросить их со следа, однако это уже далеко не первый раз, когда ищейки ненадолго теряли её из виду, а затем каким-то невообразимым образом находили вновь, из-за чего эта пренеприятнейшая игра в кошки-мышки длится не первый месяц. Заявление в духе «о, кстати, за мной тут толпа поехавших охотников на таких как мы ВОЗМОЖНО гонится, ты же не против если они заглянут на огонёк?» весьма негативно скажется на начавших складываться дружественных отношениях. Первостепенная задача сейчас – выпутаться, а наилучший способ для достижения этой цели оказался, как ни странно, путь диалога, самый тернистый для Свиньи путь. Даже после всего сказанного, она всё ещё расценивала Гастрида как потенциального врага, ставя его в один ряд с легионерами. Покуда неясно, что у него на уме, расценивать его как своего товарища попросту невозможно. Впрочем, сейчас самое время хоть немного это прояснить. Подключив все несчастные возможности своего красноречия, Свинья продолжила:

– Эти создания, в масках, твоих рук дело? Я уже оценила их в бою, впечатляет. Но они ведь… другие, отличные от меня, верно? Здесь есть ещё подобные мне? И, что более важно… – Свинья выдержала небольшую паузу, собираясь задать самый важный для неё вопрос – Что же стало с моим Создателем? Господин действительно был повержен, или же это всё часть Его замысла?

 Задумка реплики была проста – предполагая, что эти дикари в масках действительно творения Гастрида, неумелой лестью Свинья пыталась завоевать ещё немного доверия, попутно несколько проясняя сложившуюся ситуацию. Однако последний вопрос, в отличие от остальных, был для неё действительно животрепещущим. Она не ожидала услышать в ответ абсолютную истину о положении дел, но даже крохотная уверенность в том, жив Моринг или всё-таки мёртв, куда лучше, чем сумрак неведения.

Отредактировано Лана (21 Авг 2020 20:48:16)

+3

27

Гастрид заметил нерешительность Свиньи при слове "Господин". Казалось бы, такое простое слово, но...
Но он не подал виду. Это было настолько же неестественно, насколько и оговорка слуги Моринга. Пёс словно замер, не выдавая взрыв мыслей в голове, смотрел поверх плеча Свиньи, будто смотрел на кого-то за её спиной. Что он подумал? Свинье оставалось лишь догадываться.
- Знак, - повторил Гастрид, прервав рассказ Свиньи, - Фенистида, - Гастрид недовольно цокнул и тяжело выдохнул, - никак её не остановишь. Но мы оба знаем, что нам её не остановить, верно? Пожалуйста, продолжай, - Пёс улыбнулся, он снова пошел на сближение, слукавив, в том, что Свинья и он находятся наравне.
Когда же Свинья захотела подлизаться, у неё это вышло откровенно скверно. Гастрид лишь рассмеялся в голос.
- Брось мне льстить Свинья, эти чучела? Они ни на что не годны, кроме как напугать впечатлительных торговцев на тракте. Я расскажу о них чуть позже. Но ты права, они совершенно отличаются от вас, они вам в подметки не годятся. К сожалению, мы одни. Ты, Фенистида и я. Потому я так рад видеть дружественное лицо. Я рад, что армия Моринга имеет хоть еще одного выжившего. Может кому-то повезло как нам, иначе трудно называть армией группу из трех человек.
После последнего вопроса Свиньи, Гастрид выдохнул ноздрями и вскочил со стула, подойдя к полкам, что находились справа от него. Из старого буфета он достал бутылочку с зеленой жидкостью и рюмку, затем вернулся к столу.
- Тебе не предлагаю, оно и без надобности, - Пёс налил себе рюмку и резко осушил, - У меня тоже есть свой ритуал Свинья, выпиваю каждый раз, когда понимаю, что наш великий Господин и Учитель Моринг был уничтожен. И все, что нам осталось это его мантия, которую я, как его ученик сохранил и ношу впредь, в память о нём. Хоть он и не одобрил бы подобное, зная его, специфичные вкусы. Замысел? Какой же замысел в том, чтобы привести к себе армию охотников и быть уничтоженным? Скрываться, начать все заново? Думаешь некромантам хочется отдохнуть пару сотен лет где-нибудь на болотах? Свежий воздух, оздоровительные ванны? Нет Свинья, Моринг мертв, второй раз, но...
Пёс поглядел на Свинью, он словно ждал реакции из зрительного зала.
- Если бы была возможность, ты бы хотела его вернуть?

+3

28

 Диалог складывался, что не могло не радовать. Крохотная оговорка Свиньи, рационально объяснить которую, она и сама бы не сумела, ни к каким радикально печальным последствиям не привела, однако Гастрид, похоже, всё-таки уловил этот момент, ненадолго неестественно замерев, словно задумавшись о чём-то. О чём? Вот и ещё одна загадка. В дополнение к предыдущим…

 На свой вопросы Свинья получила вполне внятные ответы, из которых могли следовать довольно интересные выводы. Реакция Гастрида на замечание Свиньи о знаке Моринга, красноречиво давала понять, что Фенистида оставляла его исходя из каких-то собственных соображений, которые никак нельзя рациональными. Так в очередной раз подтверждалось наличие собственной воли у Фенистиды. Однако самое занимательное во всём этом было другое: попустительство Гастрида в этой ситуации, вот что странно. Очевидно, что подобное действие может повлечь за собой весьма плачевные для неё и её сообщника (нового господина?) последствия в лице трёх дюжин Легионеров в полном обмундировании у подножья Башни. Гастрид, будь он хоть самую чуточку благоразумен, должен это понимать и пресекать подобные действия на корню, однако вместо этого он лишь недовольно цокает языком и неодобрительно качает головой. Что это значит? На ум приходят два возможных варианта: либо у него на самом деле нет над ней власти от слова совсем, либо всё им сказанное – брехня. Второй вариант вполне возможен, ибо Свинья так и не могла понять, что у него на уме, но если так, то здесь и выводы делать бессмысленно. Но если всё-таки предположить, что власти у него действительно нет, то, получается, всё, что их объединяет это некая общая цель и действуют они скорее как партнёры, а не как повелитель и слуга. Учитывая силу Фенистиды, которую Свинья уже успела ощутить в полной мере, такой вариант не представляется чем-то невообразимым. Это также могло бы объяснить позицию доверия, с которой решил зайти Гастрид. Красивая версия, но кое-что не сходится. Почему он, не имея никаких рычагов управления, столь самонадеянно остался тет-а-тет со Свиньёй? Нет, какой-то козырь у него всё-таки наверняка имеется, поэтому стоит продолжать вести себя осторожно.

 А вот его реакция на сакральный вопрос её даже несколько удивила. Выпивать каждый раз, когда вспоминаешь о смерти учителя? Интересный ритуал, ничего не скажешь. Впрочем, кому не чужды какие-то собственные странности и на этот момент вполне можно было бы не обращать внимания, но… Что он, демон подери, выпил?! Свинья успела заметить, как рюмка наполнилась какой-то мутноватой бесцветной жидкостью, которую спустя мгновение залпом осушил некромант. Ни запаха, ни цвета она уловить не могла, на бутылке также какие-либо опознавательные знаки отсутствовали. Вроде бы мелочь, но Свинья не исключала возможности, что этот странноватый ритуал был всего лишь предлогом выпить этот напиток, который на деле может оказаться чем угодно. Стоит быть начеку.

 – Моринг мёртв – после длительного вступления наконец-то произнёс некромант те самые заветные слова, которые Свинья давно жаждала услышать. Ей бы очень хотелось, дабы после этих слов стояла жирнющая точка, однако рассказчик на этом месте не остановился и поставил весьма настораживающую запятую, после которой следовало не менее ужасающее «но», повлекшее за собой весьма неудобный для Свиньи вопрос. Будь у неё возможность ответить правдиво, то она бы не задумываясь уверенно ответила чёткое «НЕТ». Ни за что на свете. Никогда. Конец истории.

 Однако это наверняка совершенно не тот ответ, который хочет услышать от неё некромант, внимательные глаза которого неотрывно наблюдают за реакцией собеседницы. Стоит ли просто ответить утвердительно? Это кажется наиболее очевидным вариантом ответа, но в таком случае это будет первая откровенная ложь, прозвучавшая из её уст за этим столом. Памятуя о собственных никуда не годных навыках красноречия и возможной проницательности собеседника, лучше даже не пытаться врать. Но что тогда говорить? Повисшая в воздухе пауза опасно затягивалась, молчать больше было нельзя.

 – Я была создана, чтобы служить Господину и если на то будет Его воля, то я сделаю то, что должна – уклончиво отвечала Свинья и пусть она, прямо скажем, была не до конца честна, всё же ей удалось говорить достаточно уверенно, на сей раз даже без неожиданных оговорок – Потому мне важно понять, был ли во всём случившемся Его замысел. Если это не так, то… в чём твой план? Для чего тебе нужны пленники?

+3

29

- Хм... - издал Гастрид, слегка покачивая головой, - понимаю, - мужчина встал со своего стула вновь и обошел стол, садясь на него, чтобы быть ближе к Свинье.
- Никакого замысла, как ты видишь, нет. К нашему общему сожалению, как ты понимаешь. Пленники? Ах, да, пленники. Ну, раз мы утвердились в нашей лояльности друг к другу, пора тебе рассказать о том, чем мы тут занимаемся. Понимаешь Свинья, нам с Фенистидой нужны рабочие руки и этот вариант был кротчайшим. Зачем? Мы хотим попытаться возродить Моринга. Да, да, ты не ослышалась. Его гримуар находится у меня, и есть несколько вероятных способов подарить ему жизнь вновь, - Гастрид обступил Свинью и указал вперед, на специальной подставке стояла черная здоровенная книга, её Лана видела не раз, и точно могла сказать, что она принадлежит Морингу.
- Но без особых условий, которых не создашь без хотя бы маленькой помощи, например, маленькой армии, эти варианты не смогут притвориться в жизнь. Так вот, что касается наших пленников, то они всего лишь развлечение для те самых "зверолюдей", которых ты видела. Сейчас объясню подробнее, - Гастрид снова сел на прежнее место и продолжил рассказ.
- Понимаешь Свинья, я не столь хорош в сочленении и создании новых существ, как наш господин, но и у меня есть некоторые навыки. Например, я могу подарить человеку мечту. Чтобы ты понимала, магия не не всегда срабатывает буквально. Мы начинали с Фенистидой, отбирали одинокие и глубоко несчастные экземпляры, и давали им возможный выбор. С помощью магии можно вычленить их низменные, неприхотливые желания и одурманив, заставить верить, что они делают все правильно, что они идут к своей цели. И вот уже хилое на вид существо, будет тренироваться не покладая рук, чтобы добиться своего, точнее того, что им укажем мы. Но для этого нужно время, нужно щекотать это желание в них, давать им хоть что-то, иначе любая мотивация без прогресса превратится в неудовлетворенность и все начнется по новой. Наши солдаты это сплошь отбросы, но мы сделали из них что-то лучшее, и они этому рады. А девчонки, что ты видела? Девчонки такие же, проститутки или сироты, здесь же у них появляется какая-то цель и семья. В итоге, дай простым людям секс, еду и крышу над головой, и они будут считать, что они добились всего. Наши же амбиции порядком выше. Эта небольшая секта строиться как раз на том, что "зверолюди" якобы избранные, их девки особенные, а все вокруг еще узнают о их величии, но чуть позже, естественно. Пленники это тоже часть развлечения, разогрев их крови, возможность почувствовать власть над другими. Обычно мы забираем нескольких для того, чтобы наши "монстры" потешили себя. Завтра на них объявят охоту, а возможно, кто-то из них присоединиться к "зверолюдям". Мы уже достаточно наловили, потому ты сможешь сама на все посмотреть. Я попрошу, чтобы тебе выделили комнату. А по поводу возрождения нашего господина, не беспокойся, я буду рад тебе все рассказать, но это дело не быстрое, поэтому времени у нас полно. Я рад, что ты нашла нас Свинья, теперь работа пойдет быстрее с твоими навыками, ты нам очень пригодишься, - Гастрид хитро улыбнулся и посмотрел на стол.
- Что ж, думаю, вопросы излишни, мы сможем завтра поговорить более масштабно. А сейчас я бы хотел осмотреть провизию и пленников, что привели с тобой, и подготовиться к завтрашнему дню. Все же, мне в отличии от вас с Фенистидой нужен отдых, - Гастрид снова улыбнулся и встал из-за стола, желая проводить Свинью к выходу и приказать проводить её в одну из пустующих комнат башни.

+3

30

 По всей видимости, ответ Свиньи Гастрида устроил. Он не стал более ни о чём расспрашивать, а вместо этого любезно согласился ответить на вопрос Свиньи, причём делал это даже с каким-то определённым энтузиазмом, совершенно не скупясь на подробности. Его рассказ, наконец, очень многое прояснил. И первое, что стало ясно – Свинья осторожничала совсем не зря, так как целью сего демонического (в переносном, конечно же, смысле) дуэта Гастрида и Фенистиды было возвращение к жизни Моринга. Несмотря на тот факт, что именно такого исхода Свинья опасалась больше всего, от этого знания ей всё же стало не так страшно. Ситуация прояснилась, информации стало более чем достаточно, а значит можно начинать её анализировать и в привычной манере вырабатывать аккуратный план по предотвращению нежеланного исхода.

 Итак, конечная их цель – возрождение Владыки. Ключ к этому – его гримуар, лежащий прямо здесь в комнате. Присмотревшись к книге повнимательнее, Свинья не просто убедилась, что действительно видела её раньше: её тело вдруг словно вздрогнуло от инстинктивного порыва потянуться к гримуару. Это паразит, почуяв нечто очень знакомое и родное, потянулся к нему, но Свинья без труда сумела подавить этот нежданный порыв. Так окончательно стало ясно, что книга эта действительно если и не принадлежит Морингу, то как-то с ним связана. Также ей в глаза бросился тот факт, что Гастрид не установил никаких видимых средств для её защиты. Окажись на месте Гастрида Свинья, то гримуар был бы убран в какой-нибудь потайной сейф под семью замками и она уж точно бы не стала показывать её личности, в лояльности которой ты изначально уверен не был. Заметив это, невольно задаёшься вопросом: а действительно ли эта книга так важна для него? Продолжая мысль, Свинья заметила ещё кое-что: в другом конце комнаты у стенки расположился камин, который, вопреки всем канонам, совершенно не прибавлял уюта этому помещению в силу видимо того, что был сложен из какого-то особенно мрачного камня и напоминал скорее какой-то нелепый выступ с огромным чёрным от сажи пятном, протянувшимся от очага до потолка. Прикинув в голове собственные возможности и расстояние до камина, Свинья пришла к выводу, что скорее всего, вполне могла бы очень быстро его преодолеть и отправить гримуар в печку, тем самым предотвратив возвращение своего бывшего Повелителя. Так можно было бы решить одну очень важную проблему, но нажить себе множество других. Игра не стоит свеч. По крайней мере до тех пор, пока Свинья не вернёт себе снаряжение и не выяснит чуточку больше. А пока всё увиденное она запомнила и продолжила внимать Гастриду, который теперь увлечённо рассказывал про созданную им армию зверолюдей.

 Как и предполагала Свинья исходя из собственных наблюдений, все эти дикари – самые обычные люди. Странности поведения теперь объяснялись некоторыми… особенностями их мышления, которые явились результатом трудов Гастрида, называть которого некромантом теперь, пожалуй, не очень корректно. Однако подобный подход мог бы вызвать у Свиньи чувство восхищения, если бы человеческие эмоции ей были не чужды, поэтому с её стороны последовало лишь молчаливое одобрение. Собрать армию из отбросов общества, которые его усилиями были превращены в крайне эффективных солдат – дорогого стоит. Ох, если бы не конечная цель, которую преследовал Гастрид, то Свинья вполне могла начать расценивать его как полезного союзника, однако увы и ах. Впрочем, ей даже без этого следовало бы насторожиться, ведь если он сумел вмешаться в мысли людей и очень сильно исказить их взгляды на жизнь, то, в таком случае, Гастрид хоть и, по всей видимости, достаточно посредственный некромант, но как минимум талантливый ментальный маг. Это плохо. Когда Господин был живым, все его создания игнорировали любые потуги менталистов внедриться в дебри их разума, но теперь, после исчезновения связи с Повелителем, надеяться на это больше нельзя. И если так, то это опять же могло бы объяснить поведение Фенистиды. Мог ли он точно так же манипулировать ею, как своими созданиями? Мог. Но тогда зачем он, возможно, раскрывает свою козырную карту Свинье? Уже третий раз она отмечает излишнюю беспечность Гастрида. Оставленные после нападения знаки, важнейший артефакт без какой-либо защиты, потенциально важная информация для существа, в лояльности которого стоит усомниться. Что это? Что за этим стоит? Самоуверенность? Тонкий расчёт? Или же обыкновенная Глупость?!

 Теперь Гастрид рассказывал уже о делах более насущных. До сего момента Свинья была уверена, что пленники нужны либо для превращения их в этих самых солдат-зверолюдей, либо для принесения их в жертву для демон-знает-какого ритуала чёрной магии. Вместо этого, оказалось, что они нужны для… игры? Версия звучала несколько нелепо, но приемлемо. С одной стороны, солдат, тем более таких особенных, взрощенных на идее собственного превосходства над остальными, надо раззадоривать и тренировать, это имеет смысл, но для этого они нападают на торговцев и крестьян, исчезновения которых уже были замечены. Это привлечение к себе ненужного внимания. Гастрид словно специально не желает действовать осторожно, как это делала бы Свинья, а наоборот, будто бы стремится привлечь как можно больше внимания. В этом есть смысл, если он хочет что-то спровоцировать, но зачем? Он ведь так и не упомянул, что именно нужно для воскрешения. Взаимосвязано ли это? Ответов не следовало, Свинья не решалась задавать вопросы, молча внимая всему, что говорил её собеседник.

 Но рассказ того по всей видимости подходил к концу. Гастрид выразил радость по поводу того, что в его полку теперь на одного хорошего бойца больше и пообещал «попросить» выделить Свинье комнату для проживания. Именно попросить, не распорядиться, не приказать, а попросить. Гастрид выбирал интересные слова по отношению к подчинённым, что невольно заставляло в очередной раз задуматься по поводу того, как здесь выстроена иерархия. Изначально он виделся ей однозначным лидером сей группировки, но его собственные слова сначала поставили его рядом с Фенистидой, а теперь поместили в один ряд со всеми в его войске. Он настойчиво не желал признавать главенство и это странно. Давно, ещё когда Свинья только обучалась искусству плаща и кинжала, один из её учителей, который в своём прошлом был элитным имперским разведчиком, однажды сказал такую фразу: «Всегда есть рыбка покрупнее». Возможно, ещё не все фигуры выставлены на доску, поэтому спешить не стоит.

 Колдун поднялся из-за стола, приглашая Свинью проследовать за ним к выходу. Говорить он, похоже, более не желал, но это только к лучшему. Разговоры слишком ненадёжный источник информации, если нужно что-то вызнать, то лучше увидеть самой. В голове у Свиньи уже зрел определённый план. Она поспешила последовать примеру хозяина подняться из-за стола и последовала за ним, но напоследок обернулась, окинув ещё разок комнату взглядом. Свинья хорошо запомнила обстановку, что может пригодиться в дальнейшем. Вновь на мгновение её взгляд приковал к себе гримуар. Паразит вяло желал тянуться к нему, но Свинья подавляла любые его потуги. И всё же, в этот раз взглянуть на него было именно её собственное желание. Она не чувствовала магию, наверняка исходившую из него и всё же… ей необъяснимым образом захотелось завладеть этой книгой. Не для того, чтобы уничтожить, а просто… взять её. Владеть ей. Обладать ею. Странное, совершенно противоестественное и нелогичное желание. Но всё-таки оно ненадолго возникло и не было подавлено, но спустя пару мгновений затухло, будто исчезнув само собой. После этого Свинья быстрыми шагами поспешила к Гастриду, который уже успел добраться до двери.

– Могу ли я осмотреться в Башне? – следуя своей привычной манере бесцеремонно спросила она прямо в лоб. Гастрид верно отметил, что отдых ей не требуется, а коль доверие достигнуто, подобный вопрос напрашивается сам собой. Если позволит – отлично. Если запретит, значит есть, что скрывать и тогда уже придётся прибегнуть к плану, определённые детали которого уже начали назревать в её голове.

Отредактировано Лана (5 Сен 2020 19:08:51)

+3


Вы здесь » Бесконечное приключение » Вольные приключения » Опаснейшая из игр